Böse

(no subject)

Введение:
Еженедельные совещания у нас проводятся по средам, всегда в одно и то же время. Список вопросов, которые хотелось бы обсудить, прямо совсем официально никто не отправляет, но некоторым количеством писем накануне стороны обмениваются, так что о чем будет идти речь, обычно понятно. Т.к. проект объемный и сложный, в нем с обеих сторон участвует много разных специалистов. Немцы почти все сидят в одном кабинете и по мере надобности подсаживаются ближе к экрану, русских подключается миллион черных квадратов, о которых никто толком не знает, кто все эти люди и зачем они здесь, да и здесь ли они вообще. Для успешного разговора нужно, чтобы всякой твари было по паре, специалист по теме А может продуктивно пообщаться исключительно со специалистом по той же теме А с другой стороны, если пары у него нет, то присутствующие специалисты по темам Б, В и так далее обычно помочь не могут.

Первая глава:
Очередная среда, очередное совещание, специалист с немецкой стороны берет слово и пересказывает письмо с вопросами к русскому коллеге, которое он отправил накануне. Немец сам по себе мужик ничего, но... говорит... он... как бы... это... сформулировать... нет, не так... как бы... описать... ту... скорость... ту... не очень... высокую... нет... он говорит медленно как я не знаю что. Я даже как-то окольными путями узнавала, действительно ли это его нормальная скорость, или, может быть, он думает, что так облегчает мне жизнь - и если второе, то пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, пусть перестанет. В общем, это все занимает время, и все сидят, и слушают, и только после того, как все письмо оказывается зачитано, русский руководитель проекта сообщает, что парного специалиста на русской стороне сегодня нет, он занят где-то еще. Немец прощается и отключается. Оставшиеся специалисты, те, у кого нашлись пары, обсуждают другие вопросы, спустя час русский руководитель проекта радостно сообщает, что русский специалист по той теме появился, и теперь ее можно обсудить. Немецкий руководитель проекта пытается вызвонить по телефону немецкого специалиста, но того нет на месте. Договариваемся провести дополнительную видеоконференцию специально по вот этим вот вопросам в понедельник.

Глава вторая:
Понедельник, утро. Я проснулась примерно на полчаса раньше необходимого, валяюсь в постели расслабленная и беспечная - люблю, когда с утра не надо никуда торопиться. Валяюсь, даже ни о чем конкретном не думаю, просто радуюсь жизни. Лениво смотрю на часы, и понимаю, что повалялась я, конечно, отлично, но долго - совещание уже 4 минуты как идет, причем идет, вероятно, лесом, потому что куда-то еще совещанию без переводчика идти трудно. Мгновенно просыпаюсь до такого состояния, в каком в первой половине дня вообще никогда не бываю, хватаюсь за планшет - и вижу в почте сразу несколько писем от руководителя проекта, одно за другим. Успеваю придумать много интересного по поводу их содержимого, храбро открываю первое, и читаю, что совещание спонтанно, за час до начала, отменили, а дальше обсуждение, на когда бы его перенести.

Глава третья:
Перенести совещание договорились на ближайшую среду, на час раньше обычного времени. Прислали новую ссылку. В среду я пытаюсь зайти по ссылке и не могу, потому что нет организатора конференции. Перепроверяю, та ли ссылка, тыкаюсь в нее еще раз, еще раз перепроверяю, пишу немецкому руководителю проекта, что не могу зайти, еще раз пробую, минут через 10 организатор наконец заходит в конференцию, все остальные следом за ним, начинаем общение. Немец... опять... очень... медленно... зачитывает... свои... вопросы. Русский товарищ в ответ сообщает, что он не настоящий организатор конференции, он только зашел под его логином, а теперь и настоящий организатор хочет зайти, но не может, поэтому сейчас мы все дружно покинем конференцию, он нам сделает еще одну ссылку, мы зайдем по ней и продолжим. Мы покидаем конференцию и ждем новую ссылку, еще минут десять. Я успеваю даже созвониться с немецким руководителем проекта, уточнить, не забыли ли про меня. Я нервная, да. Опять заходим. Немец... еще... раз... читает... свои... вопросы. Тот русский, что был вместо организатора, сообщает, что по обычной еженедельной ссылке все уже собрались и ждут, и давайте мы выйдем отсюда, поговорим там по остальным вопросам, а потом продолжим. Выходим, заходим, два часа обсуждаем еще всякие разные вопросы. Как мы их обсуждаем, это, конечно, отдельная песня, скажу одно: в какой-то момент я на нервной почве в голос заржала над предложением русского руководителя проекта, прямо ему в лицо. Наконец очередь опять доходит до этой несчастной темы. Немец... еще... раз... зачитывает... свои... вопросы. Русский их слушает и говорит, что ну по первому вопросу это мы друг друга не так поняли, потому что мы вам прислали не те чертежи, они правда очень-очень похожие, но немного не те, давайте мы вам пришлем те, может, так будет понятнее, по второму вопросу что-то сложно объяснять на словах, давайте мы вам лучше пришлем письмо, а по третьему что-то сложно понимать на слух, давайте вы нам лучше пришлете письмо, вот как то, что вы нам уже присылали, но тоже немного другое. Немец обещает в пятницу прислать немного другое письмо.

На этом расходимся с чувством сделанного дела. Кстати, сегодня понедельник, мне на перевод это немного другое письмо никто не присылал.

При этом они же правда крутые, это очень сложный проект, где нужно учесть какой-то невероятный миллион деталей, у меня мозг вскипает, когда я пытаюсь себе представить, как руководители проекта это все, хотя бы в общих чертах, удерживают в голове. Сколько пластов накопленного за всю историю опыта и знаний сходятся даже в одном единственном чертеже. Как люди вот так между делом, прямо внутри этого обсуждения, придумывают что-то новое. И да, когда там целая толпа специалистов, и у каждого не один этот проект, пойди их еще сгони в одну конференцию. Но.
2020

(no subject)

Пока была хорошая погода, гуляла все свободное время.

Лена мне показала Екатерининский парк, я про него раньше даже не слышала, а он милый - ощущение, как будто ты на какой-нибудь загородной турбазе: прудик с огарями и заброшенным причалом для лодок, круглые беседки, павильончики какие-то, даже маленький планетарий, уж не знаю, работающий или нет. Еще у них там есть Старовозрастное дерево Ива - здоровенная, хотя и не огромная, ива, со всех сторон огороженная, на оградке многочисленные объявления вида "не влезай - убьет". Привет, Хогвартс.

С Жем гуляли в парке 850-летия Москвы, я его считаю парком "у меня рядом с домом", так что бываю там чаще всего. Он расположен вдоль реки, длинный и узкий, в нем очень легко нагулять очень много - идешь себе и идешь по прямой, а потом вдруг понимаешь, что тебе же еще как-то возвращаться.

С Витой ходили на анатомическую выставку на ВДНХ. Выставка небольшая, но интересная, сделана на мой взгляд очень уважительно. Про ВДНХ я как-то все время забываю, насколько она здоровенная, какой-то мир в себе. Надо бы посмотреть, что там еще есть интересного - на таком большом пространстве что-то же должно быть. Или просто отдельно сходить поглазеть на павильоны снаружи, некоторые прямо красивые.

Приезжала из Питера Марина, ей я радостно показала как раз Екатерининский парк и парк "у меня рядом с домом". От Екатерининского мы прошлись пешком до проспекта Мира, а потом по Садовому до Курской, и потом еще немного, потому что я захотела ей показать еще и памятник Мастеру и Маргарите, он там рядом, и он мне страшно нравится. Вообще я испытываю нежность и гордость в отношении любых объектов, которые нахожу в городе нечаянно и сама, как будто я немножко сама их сотворила силой мысли, или как будто это что-то мое личное, о чем больше никто не знает.

С Нинкой гуляли в Филях. Там я уже бывала, но только с краешку, а тут мы прошлись вдоль реки от начала парка до конца, и потом обратно по верху. В реке толпы купающихся, палочку Коха народ, очевидно, тоже не боится. В парке нашли славную террасу с едой, и вообще приятный такой парк.

Вот таким и должно быть правильное лето - жарко, много встреч с друзьями, много прогулок, лес, речка, питаться мороженым, черешней и арбузами, носить шорты и футболку, быть легкой и расслабленной.

А сейчас наступило похолодание, и меня придавило им, как бетонной плитой. Ничего не хочу, сил нет даже на то, чтобы помыть посуду или вынести мусор. Еще и Горгулья Дарси, узнавший, каково это, когда тепло, и ничего у тебя не мерзнет, ни лапки, ни носик, ни хвостик, ни ушки, ни усики, похоже, считает меня лично ответственной за то, что тепло отключили, и ругательски на меня ругается.

Хотя, может быть, дело и не в погоде, а в том, что последний отпуск у меня был в ноябре 2019, а когда будет следующий, я понятия не имею.
2020

(no subject)

Ноутбук все еще в ремонте (сегодня 5 недель). И будет там еще 3-4 недели. Насколько я понимаю, они 4 недели пытались починить старую материнку, и только после этого решили ее заменить на новую, а на то, чтобы эту самую новую материнку получить, тоже нужно время. Я в общем-то даже понимаю, что они хотели как лучше, и подозреваю, что им и самим обидно, не говоря уже о том, что за 4 недели попыток, закончившихся ничем, им никто теперь не заплатит, но все равно АААААААА. Вытащила из закромов свой старый ноутбук, купленный еще в Воронеже, т.е. больше 10 лет назад. Работает. Медленно запускается, прямо невыносимо медленно, батарея не работает совсем, т.е. все только от сети, некоторые кнопки на клавиатуре надо нажимать посильнее, иначе не срабатывают, облака мои тут не установлены и не хочу пытаться, и так все очень медленно. Но работает. То есть, уроки я веду с планшета, перевожу со старого ноутбука - муторно и неудобно, но как-то уже приспособилась.

***

У планшета память забита под завязку, не понятно чем, и даже удалять нечего - осталось только все необходимое, ужасно раздражает. При попытке почистить нечаянно удалила тиндер и тайм-киллер, в который постоянно играла. Если его установить заново, то заново придется проходить все уровни, обидно. И вообще, наверное, надо бы планшет уже на что-то менять. Не люблю выбирать новые гаджеты, оттягиваю момент. Зато на старом ноутбуке нашлись скачанные сто лет назад сериалы - тут у меня, оказывается, и Друзья, и Гордость и предубеждение, и первые два сезона Шерлока, и Монти Пайтоны, и один британский детективный сериал, который я как раз недавно вспоминала, но не могла вспомнить даже название, и еще куча всего. Думаю, это знак, что надо мне это все пересмотреть - как раз немецкие сериалы, которые я обычно смотрю, все на каникулах.

***

Мужчина, с которым, вроде бы, едва-едва начало что-то начинаться, скоропостижно улетел в командировку к черту на рога. Внутренний хорек-паникер, конечно, придерживается мнения, что улетел он не столько в командировку, сколько от меня подальше, хотя объективно, вроде, повода так думать нет. Но товарищ в этой своей командировке появляется онлайн так редко и мало, что я успеваю подумать очень много разного. А поговорить о том, что дорогой, не мог бы ты давать о себе знать чуть чаще, никакой возможности, потому что чтобы об этом поговорить, нужно его поймать онлайн, а он там не бывает. Да и у меня самой бывали командировки, когда работаешь каждый день от забора до отбоя, а еще роуминг подключается через раз, в офисе интернет не для частных гаджетов, в гостинице вайфай ловит только если сесть на коврик у входной двери, так что ты отрезан от мира, последнее, что тебе хочется слышать, с этим миром связавшись, это упреки, что ты мало пишешь. Так что просто ждем, вернется же он когда-нибудь.

У меня уже бывали отношения на расстоянии, гораздо больше раз, чем мне бы хотелось, и хотя там, конечно, бывали и приятные моменты, в сумме я оцениваю этот опыт как крайне негативный, и много раз говорила, что никогда больше. Мироздание прислушалось - отношений на расстоянии у меня действительно нет. В смысле, вообще нет отношений. А вот расстояние - вполне. Со всеми причитающимися переживаниями. Не совсем то, что я имела в виду, честно говоря.

***

На этом фоне недельное отключение воды и двухнедельное отключение бассейна, в который я хожу, прошли практически незамеченными, но, вероятно, тоже наложили свой отпечаток на настроение.

Оно все правда не так, чтобы плохо. Не трагедия. Но очень уж маятно.

***

Из хорошего: довольно много встречаюсь с друзьями, кажется, вернулась к своему нормальному, до 2020, ритму жизни, когда постоянно есть какие-то планы. Много хожу - вроде бы, мне кажется, что в такую погоду так сладко валяться тюленем, но ноги сами несут гулять, тело кажется легким, мир - не смотря ни на что дружелюбным.

***

Сегодня с Надей сходили ревакцинироваться, можно сказать, на брудершафт. В Гостином дворе все удивительно хорошо организовано, все очень быстро, очень дружелюбно, не просто вежливо, а как будто лично тебе искренне рады, и большое пустое пространство с расставленными на положенном расстоянии друг от друга столиками и развешенными плакатами создает торжественно-радостное настроение, когда мы полтора года назад мечтали о прививке, я именно как-то так себе это представляла.

***

Видели на улице красный двухэтажный автобус - кусочек Лондона, который нам доступен. Вообще это туристический автобус, надо бы узнать, что у него за маршруты, вдруг что-то интересное.

***

Хотели после прививки погулять по центру, но пошел дождь, так что мы погуляли по ГУМу - просто он оказался рядом. Выяснили, что в ГУМе платные туалеты, не смогли вспомнить, когда в последний раз видели платные туалеты в торговом центре. Видимо, ГУМ на такую роскошь, как бесплатный туалет для своих посетителей, не зарабатывает. Зашли в тамошний гастроном - в принципе, довольно прикольный, но я тут же вспомнила, что мне нужно домой купить гречки, а вот именно как раз гречки там и не было. Трюфели, икра, консервы из разного дикого зверья, сливовое вино за 3 тысячи рублей, всякие сувенирные шоколадки - сколько угодно, гречки - нет. Вообще, конечно, не такой уж плохой мог бы быть перформанс - вокруг пафос, фаршированный пафосом, обложенный по периметру пафосом, и украшенный пафосом, и я - в штанах, которые я в другую погоду считаю домашними, ищу гречку. Но тащить пачку гречки из центра только ради перформанса было лень.

***

На самом деле мне сейчас надо бы переводить еще один документ, но мне лень, так что я, вместо того, чтобы сохранить пост и начать работать, придумываю, о чем бы еще рассказать.
2020

(no subject)

хотела все засунуть в один пост, но решила не смешивать стили. После этюда "чем я не Пришвин" расскажу новости.

У меня уже третью неделю ноутбук в ремонте. Общаясь с одним англоязычным товарищем забыла, как сказать ремонт или мастерская, сказала "в больнице для ноутбуков". Последние сколько-то дней обещают уже вот-вот вернуть, но пока что-то никак. Что-то там серьезное в нем поломалось. Причем я спросила у мастера, что же я сделала не так, и как такой беды можно избежать в будущем, мастер ответил, что ничего и никак, в современной технике изначально запас прочности на пару лет.

Ужасно, ужасно, ужасно скучаю по ноутбуку. Без него чувствую себя сиротой. Даже пальцы скучают по клавиатуре. Возвращаясь с прогулки представляю себе, как открою ноутбук, потом вспоминаю, что ноутбука-то дома нет, и становится не понятно, что же это за дом такой, и зачем в него возвращаться.

Практически до синяков нахлопала себя по плечу, приговаривая "молодец, девочка" (если не понятно: я где-то подцепила жест, хлопаю себя по плечу, когда за что-то сама себя хвалю), за то, что все хоть сколько-то важное храню на облаках, все мои рабочие материалы при мне, могу вести уроки пусть с некоторыми отступлениями от привычного образа действий, но без какого-то ущерба для процесса. И материалы к урокам, в том числе те, что в нормальных условиях вижу только я сама, у меня сделаны так, что не стыдно выслать ученику (хлопаю себя по плечу).

Заодно в очередной раз убедилась, что минимализм - зло, Мария Кондо - воплощение зла. Я еще года три назад купила к планшету блютусную клавиатуру, думая, что, может быть, в поездке, если вдруг не будет при себе ноутбука, и надо будет срочно что-то перевести или написать длинный текст, тут-то она мне и пригодится. Но в реальности я всегда беру с собой в поездки ноутбук, так что за три года эта маленькая дурацкая клавиатурка ни разу не пригодилась. По заветам воплощения зла мне следовало бы от нее избавиться: если что-то не использовалось год, значит, оно тебе не нужно. Я даже и правда подумывала, не продать ли ее на авито, или, может, предложить за спасибо френдам на фб. И что же? Внезапно я осиротела, и теперь, без ноутбука, именно эта клавиатура позволяет мне продолжать работать и, например, писать этот пост. А если бы я от нее еще пару лет назад избавилась как от ненужной? Хороша бы я была, срочно разыскивая варианы, с чего бы работать и как печатать, особенно если перевод уже вот, а доставка три дня, или тратя деньги на покупку новой клавиатуры, когда у меня и так непредвиденные расходы.

Сейчас кто-нибудь скажет про одолжить ноутбук, но для меня это вещь очень личная, пожалуй, поинтимнее секс-игрушки, я же правда за ним живу, к тому же, мне для нормальной жизни и работы нужно залогиниться в куче разных мест, и как-то не слишком радует представление о том, как бы я потом думала, везде ли я разлогинилась, и какой из сайтов меня все-таки запомнил.

Из остального: нашла в холодильнике скукожившийся огрызок имбиря с внезапно проклюнувшейся почкой, воткнула в удачно оказавшийся под рукой цветочный горшок, теперь у меня есть росток имбиря высотой сантиметров 10 с наметившимися листьями. Учитывая колосящийся мандарин и продолжающий плодоносить помидор, чувствую себя с ума сойти каким огородником. А вот мята и розмарин зиму не пережили. Надо будет еще раз попробовать посадить.

На днях приснился кошмар, что мне внезапно нужно в командировку, да, вот прямо сейчас, да, в пандемию, какое-то супер-исключение специально для меня, уникальный шанс. И вот я собираю вещи, и понимаю, что вообще не помню, как это делается, не могу разобраться, что мне нужно, что нет, перекладываю с места на место какое-то уж совсем нелепое барахло, вроде крупных, неуместных в переговорной украшений, все вокруг меня завалено какими-то пакетами, и я вдруг вспоминаю, что какие еще пакеты, меня с ними не пустят в самолет, нужно все сложить в чемодан. И вдруг смотрю на часы, и вижу, что уже 18:25, а рейс был в 18,05, т.е. я уже безнадежно опоздала, а переиграть невозможно, это был единственный рейс, другого не будет. Не помню, когда еще мне было так страшно, весь день приходила в себя.

Много и злобно думаю о всем вокруг пандемии, но говорить об этом не хочу - я у нас трепетная, могу и прибить ненароком.

Еще думаю, что вот как видишь, что кто-то рассуждает о ненужности психотерапии и шарлатанстве всех без разбора психологов, так обязательно это будет глубоко несчастный человек, с комплексами, носимыми так явно наружу, что даже неловко делается. Тоже, что ли, отдельный пост написать.
2020

(no subject)

Меня завораживает быстротечность времени в начале лета. Вот только-только я радовалась зеленой дымке на деревьях и ждала, когда зацветет черемуха - и вот уже доцветает сирень, вместо нее цветет шиповник, вскоре подтягивается жасмин. На смену тюльпанам приходят ирисы, потом пионы. Воздух заполняется метелью тополиного пуха, и тут же, не успеешь оглянуться - тягучим медом липового цвета. И вот уже распускаются лилейники и мальвы, а о тюльпанах и сирени никто даже не вспоминает. Теперь уже точно лето.

После запаха лип воздух наполняется жарой, такой же тягучей и вязкой. Все замедляется, движения становятся плавными и лишенными любой суеты, словно перемещаешься в густом киселе. Моя температура комфорта - +28, выше, чем в среднем по палате, но 35 многовато и для меня. Мне на самом деле не плохо, мне лениво - хочется валяться целыми днями на диване с книжкой, питаться окрошкой, мороженым, черешней и белым вином пополам с газированой водой, выбираться погулять ближе к вечеру, даже не пытаться делать ничего осмысленного, и совершенно не переживать по этому поводу, успеется.

Пожалуй, на самом деле жара мне именно что нравится - человеку нужно время чтобы прогреться насквозь, набрать тепла про запас, чтобы хватило на всю зиму. Замедлиться, успокоиться, вместо всей обычной-привычной ежедневной суеты просто поваляться на диване, не придумывая себе для этого специальную причину - вот тебе жара, чего тебе еще надо. Расслабиться до состояния желе, побыть внутри своей головы, и чтобы мысли при этом были плавными и текучими, как запах липового цвета.

Следом за жарой - грозы. Темно уже в середине дня, во все окна врывается сладкий прохладный ветер. Гром, потоки воды, воздух, которым можно дышать без дополнительных усилий, выныриваешь из жаркого киселя, стряхиваешь с себя вязкую сонливость, можно двигаться с нормальной скоростью, можно сосредотачиваться на чем-то, кроме ощущений распаренного тела, можно чувствовать себя еще более живой, чем раньше. Люблю лето.
2020

(no subject)

А не рассказать ли мне о свидании с мужчиной из тиндера? По состоянию на сегодня - единственном, если не считать популярные в пандемию свидания онлайн. Случилось оно примерно год назад, в конце мая - начале июня, я как раз постепенно начала выходить из дома.

Начало самое обычное, вроде как симпатичный мужчина на фотографии, не вызывающий желание переехать в другой город, чтобы оказаться подальше от него, текст в профиле, дальше взаимный лайк, привет-как дела, дальше какой-то обмен общими фразами, не восторг, но и не бесит, предложение поговорить голосом... ну вообще я не очень люблю вот так сразу созваниваться, то есть, вообще я не против разговоров голосом, но для меня это формат для более близких отношений. С другой стороны, почему бы и нет. Созваниваемся - снова не восторг, но и не бесит. Я рассказываю какие-то забавные байки, он много смеется, мне это льстит. Предлагает встретиться завтра днем. И мне это по ощущениям немного слишком быстро, с другой стороны, объективной причины отказаться у меня нет. Даже время вот именно завтра и именно днем чудесным образом есть. Ок, давай встретимся, погуляем по городу.

Следующий день. Я битый час совещалась с Надей, отправляя ей фотографии себя в разных нарядах - чтобы как бы непринужденно, но как бы и нарядно. Хочется же произвести хорошее впечатление при первой встрече, но и чтобы не воспринималось как "возьми меня, я вся твоя". Оказывается, это с ума сойти, как сложно. Дальше, мы понимаем, прошлый год. Такси, маска, антисептик в руках, ощущение выхода в открытый космос. Но я очень решительно настроена.

Мужчина мне пишет, что я его легко узнаю - на нем голубой костюм. Приезжаю на место. Действительно, узнаю его легко, на нем действительно голубой костюм. Ярко-голубой обтягивающий спортивный костюм. Середина дня, центр города, свидание. Спортивный костюм. Ярко-голубой.

Ну ладно. Допустим. Допустим, спортивный костюм. Нет, мне, безусловно, обидно, что я даже погладила блузку - я очень не люблю гладить, а он вон чего, но давайте дадим шанс. Привет-привет, ну что, пойдем погуляем? И тут он кладет руку мне на плечо, чтобы идти со мной в обнимку. Я не уверена, как я отношусь к явному проявлению чувств на публике. Иногда это выглядит очень мило. Иногда, особенно если парочка сидит напротив тебя в метро, и ты оказываешься вынуждена целенаправленно смотреть в сторону, раздражает. Конкретно вот этот жест, когда мужчина приобнимает женщину, мне часто кажется не столько романтичным, сколько собственническим, и поэтому не нравится. Но это все - о проявлении чувств. А тут - незнакомый мужчина, я его знаю пару секунд, о каких чувствах может идти речь? Сбрасываю руку с плеча, говорю, что нет, так мы не пойдем. Он пытается торговаться. Включаю суровую госпожу, отстает. Идем гулять.

Через пару шагов оказываемся рядом с кофейней, он хочет зайти, взять кофе на вынос. Я заходить внутрь не хочу, но и углубляться в дискуссию о локдауне не хочу тоже, так что он идет за кофе, а я жду на улице. Выходит с картонным стаканчиком, выпивает кофе, хочет поставить пустой стаканчик на подоконник. Я говорю, чтобы донес до ближайшей урны. Он отвечает, что не видит ни одной урны, и ему лень нести. И вообще, пусть дворники лучше работают. Я урну вижу, и показываю ему. Он пытается подогнать теоретическую базу под свое желание намусорить, я включаю суровую госпожу. Несет стаканчик до урны. Но пытается свободной рукой меня обнять. Сбрасываю руку с плеча.

Пытаемся разговаривать о том, кто чем занимался во время локдауна. Я рассказываю об уроках вокала. Просит меня спеть. Уговаривает меня спеть. Пытается взять меня на слабо. Много весело смеется по этому поводу. Я пытаюсь сменить тему, спрашиваю, куда мы идем. Отвечает, что хочет завести меня в лес и там поиграть в красную шапочку и серого волка. Радуется удачной шутке, решает ее всячески развить. Если вдруг это не очевидно - пусть даже это середина дня и центр города, женщина на свидании с мужчиной из интернета так или иначе чувствует себя несколько уязвимой. Шутки о том, что тебя сейчас куда-то заведут и что-то с тобой сделают - не вполне то, что в этой ситуации хочется слышать. Но эту мысль я не успеваю даже додумать, потому что он же продолжает искрометно шутить: "Нет, я буду не серый волк, я буду голубой волк... в смысле из-за костюма, ты не подумай, я не гомик". Весело смеется.

В этот момент мы подходим к пешеходному переходу, из тех, где светофор показывает, сколько секунд осталось до зеленого. Осталась какая-то мелочь, секунд 10-15, но товарищ хочет показать молодецкую удаль и перебегает на красный. Я жду зеленого. После того, как я все-таки перехожу, ко мне пристают с вопросами, зачем я ждала, ведь можно же перебежать. Под этот разговор мы оказываемся на мосту с металлическими деревьями, увешанными свадебными замками. Мужик зависает около одного из деревьев. Я стою в нескольких метрах от него, прикидываю, что такси лучше вызвать к какому-нибудь дому, на котором будет табличка с адресом - приложение не всегда правильно определяет место. Пока я об этом думаю, мужик находит плохо застегнутый замок и снимает его. Какое-то время вертит в руках, рассуждает о том, что вероятно из-за его действий эта семья теперь распадется. Весело смеется. Предлагает замок мне на память. Я отказываюсь. Выбрасывает замок с моста в реку. Смеется. Пытается обнять меня за плечи. Я сбрасываю руку. Он смеется.

Сходим с моста. Я спрашиваю, почему он столько смеется, и не принял ли он что-то. Он возмущается: "Ты что, думаешь, что я наркоман?" Я отвечаю честно, что да, есть такая мысль. Он предлагает поиграть в ролевую игру, я буду пленный гестаповец, а он - партизан, и он будет меня пытать. Весело смеется. Я закономерно отвечаю, что нет, я против, от радуется, что так даже интереснее, пытается меня обнять. Я сообщаю, что сейчас мы дойдем вон до того дома, и я вызову себе такси. Он интересуется, а что же делать ему. Я пожимаю плечами, заодно сбрасывая с плеча руку. Он решает, что раз так, то он пойдет дальше гулять один. На перекрестке расходимся, он уходит в неведомую даль, я вызываю такси и еду домой.

С того момента, как я вышла из первого такси, до того, как я села во второе, прошло 22 (прописью: двадцать две) минуты.
2020

(no subject)

Наткнулась у себя на текст, написанный для друга когда-то в прошлом году. Как и многие он тогда обнаружил, что от обычной-привычной-нормальной жизни осталось очень мало, практически только работа, зато работа теперь пытается занять все время, все пространство и все силы, а когда работаешь из дома, выстроить границы оказывается сложнее, чем можно было бы подумать. Я же начала и работать из дома, и сначала взращивать в себе трудоголизм, а потом его выпалывать, до того, как это стало мейнстримом, так что я описала для друга свой опыт, можно сказать, в качестве одной из опорных точек для размышлений.

Сейчас, вероятно, это уже не так актуально - все уже или вернулись обратно в офис, или как-то, наверное, разобрались с новыми реалиями. Но не пропадать же тексту.

Я всегда довольно много работала, это часть семейного воспитания (с которым мой психолог который год пытается бороться) – работать это хорошо, правильно, достойно, не работать – плохо и стыдно. Мамина жизнь всегда вращалась вокруг ее работы, и жизнь всей семьи в общем-то тоже, так что я не очень представляю, как может быть по-другому. Кроме этого, у нас всегда была установка, что если ты держишься на ногах, значит, ты можешь работать, не было такого, что если у тебя болит спина, то можешь сегодня не таскать ведра с водой для поливки, например. Так что учиться считаться со своим самочувствием мне пришлось уже взрослой, начиная с концепции «можно считаться со своим самочувствием».

Но по-настоящему серьезно все началось в Бангкоке. Я оказалась одна в чужом мире, у меня не было рядом друзей, с мужчиной, за которым я туда переехала, отношения начали разваливаться с первого дня, в общем, привычный мир я благополучно разрушила, а новый оказался довольно неприветливым. Малоизвестный факт обо мне – на новом месте мне какое-то время очень страшно одной перемещаться по улице, т.к. я очень плохо ориентируюсь в пространстве и могу потеряться, отойдя от дома буквально на пару метров, а в Бангкоке все усугублялось пониманием, что если что я не смогу спросить дорогу. Правда, я с неделю не выходила из квартиры, потому что мне было страшно. То есть, плохо все и не понятно, как вообще удержаться в здравом уме. А работа это что-то привычное. Знакомое. Понятное. Что-то, что хорошо получается. За что тебе говорят спасибо, и платят деньги, и когда погружаешься в работу, можно не думать обо всем остальном, просто работаешь, знаешь, что делаешь свою работу хорошо, знаешь, что если сделаешь вот это и вот так, то получишь вот такую сумму и, вероятно, еще и некоторую эмоциональную подпитку в виде благодарности. Пожалуй, я там выжила в значительной степени благодаря работе, это была соломинка, за которую я удержалась.

А потом я вернулась в Москву. Никто из моих друзей ни разу не дал мне понять, что считает меня неудачницей, скорее я была для них человеком с крутым необычным опытом, с другой стороны, я мало с кем делилась подробностями. Но я сама себя считала как раз неудачницей – собиралась построить новую жизнь, а вернулась спустя полгода ни с чем, отношения не сложились, язык не выучила, в стране не прижилась, живу у подруги в гостевой комнате в непонятном статусе, с работой все тоже как-то непонятно. Вообще я ужасно хотела вернуться в офис. А потом случился контракт с моими немцами, и я уже стала не непойми кто, а переводчик, работающий на серьезную немецкую фирму, а потом еще рубль упал, а мне платили в евро, и я себя почувствовала уже не непонятно кем, а человеком, который не так уж плохо устроился в жизни. Ну и в проекте было как раз много работы, и я в нее погрузилась полностью. Кажется, первые пару лет в Москве я вообще не помню, что я делала, с кем общалась, куда ходила – я работала. Я помню эпизоды, когда дома заканчивалась нормальная еда, а я не могла оторваться от работы, и выедала какие-то совсем безумные припасы, вроде листов нори для суши просто из пачки или пшеничных отрубей со вкусом картона и сроком годности, истекшим в прошлом тысячелетии. Или когда ко мне приходила подруга, я оставляла ее на кухне, а сама уходила к себе в комнату, чтобы отключить ноутбук, но забывалась и полчаса переводила. Собственно, я это и называла «у меня запой». Правда, я же должна была чем-то еще заниматься, кроме работы? Вообще не помню.

Я, разумеется, продолжала работать, приезжая в Гонконг к Наде или в Питер к Сашке, я работала в поезде по пути в Воронеж, в аэропорту и в самолете по пути в командировки, что-то мелкое с телефона во время встречи с друзьями, я могла проснуться ночью в туалет, посмотреть на телефоне, который час, увидеть письмо с просьбой перевести документ, и перевести его сразу же.

Я не согласна с тем, что это все о стремлении чего-то достичь или даже о том, что если я не буду этого делать, меня не будут любить. Это скорее попытка убежать от одиночества и от ощущения неопределенности. Сейчас я уже привыкла к собственному статусу фрилансера, а первое время это было… один ненормальный написал про меня в жж «нигде не работает, время от времени дает какие-то консультации по скайпу», и я до сих пор это помню, потому что это попало в больную точку – это в какой-то степени было моим восприятием себя: я нигде не работаю (т.е., конечно, работаю примерно везде, но нет какого-то присутственного места, куда я хожу), я занимаюсь непонятно чем, я вообще в жизни болтаюсь на птичьих правах. А когда работаешь – хорошо так работаешь, с полной отдачей, на износ, ни о чем не думаешь. У тебя просто сил не остается ни о чем думать.

Тут еще надо понимать, что это сейчас я преподаватель с опытом, репутацией и разработанными материалами, по которым я могу провести урок в любой момент, а тогда я только начинала, с кем-то из учеников складывалось, с кем-то нет, материалы я только разрабатывала и опробовала, и все было как-то очень зыбко и непонятно, так что преподавание было скорее источником постоянных сомнений, чем подпиткой.

Да, разумеется, постоянно были какие-то попытки разделить работу от неработы, не работать после какого-то времени, или по выходным, или работать не с того же места, на котором я сплю, но это все разбивалось о то простое обстоятельство, что на самом-то деле мне хотелось работать, так что я сама с собой вела партизанскую войну и придумывала отговорки «ну это же правда очень важный документ», «ну я же предыдущие несколько дней мало работала, значит, сейчас можно», «ну это же вообще легкий документ, это не считается». То есть, одной рукой боремся с трудоголизмом, другой нагребаем больше работы.

А потом пару лет назад у меня после прямо очень сильного завала случилось затишье в переводах, и я вдруг стала работать всего 30-35 часов в неделю, это было какое-то совершенно волшебное безделье, мне казалось, меня порвет от такого количества свободного времени. И была чудесная золотая осень, и я много-много гуляла каждый день. И я вдруг поняла, что я счастлива. Что у меня классная жизнь. В моей жизни много всего, что доставляет мне радость, и, главное, что мне хорошо с самой собой. Мне не нужно никуда бежать от себя или от чего-то прятаться.

Как мы понимаем, я после этого не перестала работать, и я даже не стала работать мало по меркам большинства людей. Но это какой-то тумблер, который перещелкнуло – я не строю свою жизнь вокруг работы. Эй, я даже могу поехать на 10 дней в отпуск, и там вообще не работать! Я могу заниматься своими делами зная, что у меня в почте висит непрочитанное письмо от заказчика или есть недоделанный перевод. Я могу вообще решить, что что-то мне на сегодня достаточно, и отложить работу в сторону, и заняться чем-то другим, и это что-то другое даже не будет какой-то другой работой.

Я думаю, что с одной стороны, у меня ушло ощущение, что я должна оправдывать само свое существование тем, что я работаю, с другой мне стало хорошо с самой собой. Мне не нужно забивать тревогу или недовольство собой или страх заглянуть в себя – мне не тревожно, я довольна собой, я заглядывала в себя, мне там понравилось.
2020

(no subject)

В субботу спонтанно получилась официальная встреча лета. Я вышла из дома по всяким мелким делам, и проходя мимо рынка выходного дня зацепилась глазами за пакет молодой картошки. Воображение тут же достроило: зеленый лук, укроп, мелкие ароматные огурчики, сметана. Хорошо бы к этому, конечно, веранду, тихий плеск воды где-то рядом и куст сирени с соловьем, но тут уж обходимся тем, что есть. К картошке, огурцам, зелени и сметане присоединились один, но здоровенный помидор, цыпленок для запекания, немного слабосоленой форели, клубника и черешня, и стоило мне повернуться со всем этим богатством к дому, и задуматься, что к этому всему хорошо бы еще хорошую компанию, как мне пришло сообщение от приятельницы, живущей по соседству, что она купила вишневый эль, и не хочу ли я его продегустировать, прогуливаясь вдоль реки. Я ответила встречным предложением - сначала ко мне на ужин, а потом уже гулять.

Сначала - типичная еда начала лета, потом по пути увидели зацветающий уже шиповник, потом - парк вдоль реки, длинные прозрачные сумерки, смешивающиеся запахи разных цветов, заливающиеся в кустах соловьи, я даже постояла босиком на траве. Это такое волшебное время, когда все какое-то очень внезапное, изменчивое, нежное, щедрое до избыточности, и какой-то частью себя воспринимаешь всю эту зелень как единственно возможную норму, как то, что должно быть, другой - не понимаешь, откуда это все, ведь вот только что же ничего этого не было. И сирень. Всюду сирень. Все вокруг утопает в сирени.

***

Эта моя приятельница - очень неоднозначный человек. Один на один она замечательная. Остроумная, разносторонняя, умная, способная подмечать занятные детали, с ней чудесно гулять в ночном парке, кататься на корабле по реке, разведывать интересные едально-питейные заведения, просто говорить обо всем на свете. Но стоит рядом оказаться компании, особенно компани мужской, как у нее меняется голос, меняются интонации, меняется смех. Ей становится нужно внимание. Много внимания. Еще больше внимания. Все внимание, что у вас есть, и еще много. Чтобы все оценили ее шутку. Чтобы все с ней согласились. Чтобы выслушли ее жизненную мудрость и прониклись. И еще снять невидимую ниточку с рукава, положить руку на плечо, положить руку на руку, ай какой ты молодец, дай я тебя поцелую. Руку на чужое колено, у тебя что-то в волосах, дай я сниму, двусмысленные шутки, странные намеки. Добавляет интереса ситуации то, что в той нашей общей компании, где есть мужчины, эти мужчины - ощутимо младше, самому младшему она без натяжек годится в матери. Поменяй в этой истории гендер участников, чтобы мужчина вот так вел себя в женском обществе - вырисовывается довольно мерзкий тип, в более юном возрасте я бы старалась обходить его по широкой дуге, а сейчас он бы от меня, вероятно, здорово огреб. А вот в таком виде оно - странно. И ужасно неловко. И страшно раздражает, потому что просто мешает нормально общаться. И очень-очень-очень неловко.

А если общаться один на один - милейшая девушка.
2020

(no subject)

Бывают люди, которым, по крайней мере, как мне кажется, нравится испытывать омерзение. Заметив что-то досадно-неприятное или вызывающее некоторую брезгливость, такой человек ни за что не пройдет мимо, о нет, он сфокусирует на мерзости все свое внимание, рассмотрит и обнюхает ее со всех сторон, потрогает, рассмотрит и обнюхает вымазанные пальцы, и будет еще долго принюхиваться и прислушиваться к своим ощущениям. Эти люди купаются в мерзости, упиваются ею, смакуют оттенки, описывают ярко, образно, в мельчайших подробностях, подбирая из синонимического ряда самые тошнотворные слова, из тех, что нормальный человек добровольно и в рот-то не возьмет, любуясь тем, как вокруг расходится смрадное кольцо.

Я на такое эмоционально реагирую, потому что у меня мама такая. Вот, допустим, наступит она на улице во что-то не то. Обязательно расскажет всем, с кем встретится в течение следующих нескольких дней, в идеале - подгадав момент, когда человек ест, да не просто расскажет, а опишет и консистенцию, и цвет, и запах, и как она шла, и ей воняло, а она не могла понять, откуда, а потом заметила, и не просто подберет вызывающие максимальную гадливость слова, но еще и будет издавать специальные звуки, лично меня доводящие до рвотных позывов. А то и не станет сразу отмывать обувь, а бережно сохранит, чтобы показать и дать понюхать домашним. С радостью и гордостью. Да, совершенно искренне не понимая, что не так, и почему ее не хотят слушать.

Я это, как можно заметить, умею, но не люблю. И когда мне предлагают посмотреть и понюхать, не люблю особенно. И не понимаю, зачем, ну зачем так делать. Неужели правда охота фиксироваться исключительно на гадком, пропуская мимо что-то красивое и радующее. Неужели не понятно, что рассказы о мерзком отпугнут больше людей, чем привлекут. И зачем, зачем, зачем множить мерзость.

А сейчас вот думаю. У человека в депрессии отключаются эмоции. При этом т.к. отрицательные эмоции важнее для выживания, чем положительные, они сохраняются дольше. А отвращение, брезгливость - штука для выживания индивида очень важная, то есть, сохраняется долго. Способность радоваться ушла, способность тошниться от вида условных сандалий, надетых на носки, осталась. А человеку же, так-то, свойственно не только испытывать эмоции, но и хотеть их испытывать. Причем разные эмоции, не только окситоциновое мимими, но и испугаться, и разозлиться, мы это любим, нам от этого в конечном итоге хорошо.

Ну и представим себе бедолагу, который из всех возможных эмоций, из всего их прекрасного спектра может испытывать одно только отвращение. Брезгливость, гадливость, ксенофобию, омерзение. Ничего другого. Весь его мир - равномерно-серый, без оттенков, туман, унылый и беспросветный. И среди него - отдельные яркие вспышки. Что-то, дающее почувствовать себя хоть немного, но живым. Почувствовать хоть что-то. Будешь тут обращать внимание, цепляться и смаковать оттенки. И тем, кто тебе дорог, будет тащить, как кот дохлую мышку, потому что это правда самое значительное и, странным образом, радостное, что с тобой произошло за день, неделю или месяц.

Очень это печально, конечно. Ну и повод напомнить себе, что собственное отсутствие депрессии - не заслуга, а везение.
2020

(no subject)

Вчера гуляли с Нинкой по ботаническому саду. Парадоксальным образом повезло с погодой - весь день шел дождь, то меленько накрапывал, то лил как в хорошем душе, сбивал лепестки с цветущих деревьев, затапливал, превращая в непролазное месиво, газоны, промывал и наполнял свежестью воздух, и - отпугивал от парка людей. Весь огромный парк оказался практически полностью в нашем распоряжении, без вальяжно прогуливающихся толп, без велосипедистов, без шустрых детей на самокатах - безлюдный волшебный парк. И японский садик с цветущей сакурой тоже пустой и безлюдный, вы вообще представляете себе, какая это редкость - цветение сакуры без толп? Гуляй в любую сторону, подходи куда хочешь, разглядывай, никого не распихивая, делай фотографии без других людей в кадре - редкое, штучное везение.

***

На днях я ехала на лекцию, переходила со станции на станцию, флиртовала в планшете с одним симпатичным товарищем, одновременно переписывалась с Колей, и договаривалась с Нинкой о субботней прогулке, и еще с Белкой и Женькой о встрече на следующей неделе, и, может быть, Надя или Сашка что-то писали в наш общий чатик, и на меня внезапно спустилось ощущение бесконечной близости с дорогими мне людьми, связи всего со всеми. Кажется, что ты в этот момент существуешь отдельно от всего окружающего, метро, переход, спешащие вокруг тебя люди словно смазаны, а ты - внутри своего пузыря, в который никто посторонний не может проникнуть, и в то же время ты словно растворяешься в мире, ты везде, ты можешь дотянуться до тех, кого любишь, несмотря на любое расстояние, в этот момент ты практически всесильна.

Поднимаешься на улицу - там мелкий дождь, уличные музыканты, запах тополиных почек, на входе на Арбат продают мороженое - мир дружелюбен и прекрасен.

***

На прошлых выходных была на дне рождения. Странное ощущение. Отвыкла. Полтора десятка человек разной степени междусобойной близости, вроде как собрались приятно провести вечер, посмеяться, расслабиться, отключиться от повседневных проблем, и все как-то так и идет - шутки, байки, весело. И тут одна дама, в целом, в общем-то, даже вполне приятная, вдруг начинает вещать о том, что у нее за прошедшие месяцы наболело - о страхе смерти, о том, как болели и умирали ее котики, и как она их выхаживала, и как она теперь не может перестать думать о том, все ли она сделала правильно, и сделала ли она все, что могла, а потом начинает вспоминать былые поездки в Европу, и рассуждать о том, когда же уже, и куда в первую очередь она хочет поехать - и прямо физически чувствуется, как настроение в помещении проседает, как вынутое из духовки суфле. И накрывается бетонной плитой. Все-таки отсутствие у нас культуры смол тока - большая беда. Оно же так-то, в общем-то, ясно, что у человека внутри раздрай, и очень надо выговориться, выплеснуть из себя, получить порцию поддержки и понимания, и что да, ты хорошая, и все делала правильно, и все будет хорошо, а тут как раз так тепло, и уютно, и доброжелательно - вот он, твой шанс получить все желаемое. И в нашей культуре такое поведение в принципе очень даже сходит за норму, очень мы любим чуть что - и о важном, не о погоде же нам говорить, честное слово. Но мать природа, я туда шла не за этим. Думаю, и другие тоже шли на эту вечеринку за чем-то другим. Бывают разные ситуации, разная аудитория, разная степень близости - как-то бы вот это все хорошо бы различать.

Тиндер в этой связи, конечно, вспоминается - там тоже толпы и толпы людей без представления об уместности и базовых навыков непринужденной приятной беседы.

***

Сегодня снова дождь. Сонно и уютно. Я с утра лениво выползла из постели, сварила большую чашку какао с ромом и зефирками, выпила и заползла обратно в постель. Очень лень из нее вылезать, но вообще-то надо бы, потому что мы сегодня идем в кино.