January 17th, 2009

Trauben

(no subject)

Ну вот, пост ни о чем набрал больше восьмидесяти комментов, для меня очень даже много. Кажется, это дает представление, о чем мне имеет смысл писать, если я хочу общения в больших количествах. Пожалуй, в этом что-то есть: больше писать, собственно, и не о чем.

В последнее время в моей жизни не происходит ничего, настолько ничего, что начинает казаться, что этой самой моей жизни у меня и нет. Я живу чужими жизнями, жадно вчитываясь в буковки на экране: «А он что сказал? А ты? И что ты чувствуешь? Расскажешь?». Я радуюсь, волнуюсь, расстраиваюсь, переживаю – там, в чужих жизнях, за других людей, очень любимых, очень своих, но все-таки других. Это их, не касающиеся меня напрямую проблемы, их жизнь – не моя. И постепенно мне уже это кажется нечестным и по отношению к ним: где заканчивается искренний интерес и начинается эмоциональный вампиризм? Нет никаких, вот ровным счетом никаких эмоций у себя, дай-ка захаваю чужих, благо, для такого эмпата это плевое дело. Хотя чего там, переживаю же все равно по-настоящему. Очень.

А у меня самой – ну вот ремонт. «Ну вот ремонт» стал таким привычным, что даже «ну вот опять четыре дня не было ванны» кажется чем-то фоновым, не заслуживающим ни отдельного упоминания, ни каких-то ярко-выраженных переживаний. Ну ванны. Ну четыре дня. Бывает.
Еще есть английский, моя попытка номер много. Пожалуй, единственная на данный момент тема, которая меня волнует, то есть волнует именно меня и происходит именно со мной. Пожалуй, пойдет отдельным постом, там длинно.

А так – зима. Серо, пусто и холодно. Самое страшное в этом времени года для меня – ощущение, что это навсегда.
Blond

(no subject)

У меня с английским сложные весьма неоднозначные отношения длиной в половину моей жизни. Я не люблю его, он не любит меня, но расстаться мы не в силах. Пару месяцев назад я заподозрила, что я его все-таки, можно сказать, знаю. Так-то, если меня спросить, я не задумываясь отвечу, что ненене, что вы, где я, а где английский, нет, конечно, нет. То есть, книжки всякие читаю, не без этого. Ну обычные книжки, что под руку попадется, не так просто в этом городе найти бумажную книжку на английском. Детективы там, фантастика тоже, что есть, то и читаю. Да ну, какой словарь, в транспорте же читаю, конечно, без словаря. Фильмы смотрю, да. Да любые, какие дают, такие и смотрю. Не, без субтитров обычно. То есть, иногда с субтитрами, но чаще без. Ну так, не всегда прямо вот каждое слово понимаю, но в целом да, нормально смотрю. Сама? Ну говорю, да. С ошибками, но бодренько. Если что, разговор вполне нормально поддерживаю. Так ведь если мне есть, что сказать, такие мелочи, как незнание языка меня не остановят, вы же знаете. По телефону? Ну да, тоже бывает, у меня работа такая, по телефону разговаривать. А в остальном – нет, английский я не знаю, вот совсем.
Так вот, постепенно в мою душу закралось страшное подозрение, что, если подумать, вот это все называется «знаю» и даже «знаю не так уж плохо». Идея настолько революционная, настолько неожиданная, что я взяла, да и провела акцию «влюблен по собственному желанию», то есть, усилием воли и путем всяческих ухищрений если не полюбила, то, как минимум, избавилась от ярко выраженной антипатии. И – да, да, да – неделю или две назад я почувствовала: пошло. Поймала, ухватила… знаете это волшебное ощущение, когда учишься чему-то, это что-то чужое, непривычное, никак не разберешься, как же это оно выходит… а потом вдруг – не то, чтобы прямо вот получается, но понимаешь, как, и от этого у тебя словно крылья разворачиваются, ты можешь, можешь!
Могу, правда, могу, что-то щелкнуло, встало на место и мне захотелось, впервые по-настоящему, не потому, что надо, а просто захотелось вплотную заняться этим языком. Взяла учебник, большой толстый учебник с грамматикой, которую я, по идее, уже изучала и даже не один раз, начала заниматься. Читаю теорию, делаю упражнения. Прошла всего-то несколько страниц – и уже пять разных времен. Ну е-мое, товарищи, ну как так можно? Такой большой толстый учебник, там столько всего, те страницы, что я прошла, и не заметишь – и уже пять времен. А их же еще ого-го сколько, я помню. Я понимаю теорию, я делаю упражнения, но не чувствую, никак. Другой язык – другая картина мира, а в мою картину мира такое количество разных времен не влезает. Это как… как выбирать духи по описанию, не нюхая. В принципе, можно, в принципе, многие так и делают, и даже можно угадать, в принципе-то. Но я так не могу. Понимать – хорошо, я понимаю, но я хочу чувствовать.
Если много практиковаться, то со временем придет? (строго) Придет же, да?