May 28th, 2011

Brille

Вернулась

В эту командировку я несколько опасалась ехать, по совершенно личной и довольно дурацкой для кого-то, кто не я, причине. Дело в том, что я люблю Германию, давно и сильно. Германия это страна моей первой серьезной любви, страна, где я провела самый счастливый (до недавнего времени) год своей жизни, это страна, в которой мне хорошо, красиво, вкусно, в которой я несколько раз хотела остаться жить и каждый раз не получалось, это страна, по которой я временами скучала до слез - просто вдохнуть воздух, услышать речь, почувствовать себя дома... а сейчас - не скучаю, не вспоминаю особо, не стремлюсь к маленьким игрушечным городкам, привыкнув к здешнему размаху. Вот и думала: и как оно будет? Вам случалось взрослыми перечитать книгу или пересмотреть фильм, которые до сноса крыши нравились в детстве и обнаружить, что креативчик-то, оказывается, так себе? Мне случалось несколько раз и каждый раз было жутко обидно. Не хотелось так же попортить свои впечатления от Германии, как-то даже неловко было - как в когда-то любимом человеке разочароваться. Или, вдруг, наоборот, вдруг бы меня накрыло ностальгией и я, еще не нагулявшись по Москве, опять стала бы страдать по булыжным мостовым и готическим соборам? А оно мне надо?

И с такими мыслями я прилетела, и вдохнула густой (в долине Рейна высокая влажность) теплый воздух, пахнущий цветами, и услышала объявления в аэропорту, и спросила дорогу, и поболтала о чем-то незначительном, и мне захотелось прошептать: "Hallo, liebes - привет, милая". Пока ехали в такси, по радио рассказывали о погоде, и о пробках на дороге, о каких-то местных новостях, и эта речь - глубокая, мягкая, с плюшевыми придыханиями на t, шершавыми ш, бархатными вокализациями, звучала для меня как лучшая музыка. И слова, когда я говорила сама, обволакивали мой рот тающей шоколадной конфетой. Это не влюбленность, от которой кружится голова и начинает чаще биться сердце, а спокойная давняя дружба, когда уже прекрасно знаешь, чего в каком случае можно ожидать, но по-прежнему интересно.

Хотя на самом деле той Германии я, как и ожидалось, увидела кусочек из окна машины там, кусочек из окна машины здесь, после ужина вышли из ресторана - ой, а вокруг-то Шпайер, собор, мостовая, домики, все прямо как настоящее, это ж я в Германии, надо же. А так - из аэропорта на такси в офис, там те же люди и те же темы для обсуждения, что в Москве, обед, продолжили совещание, ужин, в отель в полночь - к тому времени я не спала ровно 24 часа, из которых проработала не закрывая рта 14. То есть, да, конечно, стяжные шпильки, кузовные детали, раскатные машины и дробеструйные установки обсуждались не все это время, но перед началом переговоров господам хочется поговорить о климате, охоте и рыбалке (лексика: приток, песчаная почва, косуля, браконьер, плотва, сом, вялить рыбу), за обедом - о порядке назначения судей в разных странах и о службе в армии (лексика: коллегия адвокатов, прокуратура, разжаловать, спинной мозг, ракетные войска, суд присяжных, апелляция, военнообязанный, башня танка), а за ужином - о разном (лексика: разбодяженная водка, первач, прицеп, отраженный свет, стиль управления, испытательный срок, сезонный рабочий). Утром на машине в офис, еще 14 часов в том же режиме, ночью в отель, утром опять в офис, опять 14 часов, отель, и на следующий день еще 10 часов, для разнообразия не только переводя устно, но и с ходу на коленке правя русскую и - тадам - английскую части протокола встречи. И вечером в аэропорт. Такая вот культурная программа. И - да, товарищи, наступил момент посмотреть фактам в лицо: я крута. То есть, я действительно очень крута. Сама в шоке.

По пути в аэропорт болтала с таксистом, он сказал, что по моей речи очень трудно заметить, что я не местная, а я поняла, что мне как-то обидно уезжать - я же только-только вошла во вкус. А грустно от того, что пришлось уехать, не было - чего грустить, еще приеду.
Hand

(no subject)

Переговоры. Обеденный перерыв, мы уже в столовой принимающей стороны, но обед как таковой еще не начался. За столом мой биг босс, немецкий биг босс и, собственно, я. Мой биг босс говорит:
- Лена, спроси у него, здесь что, комплексный обед, или нам меню принесут?
Я, разумеется, легко и непринужденно, спрашиваю:
- Werden uns jetzt Speisekarten gebracht oder bekommen wir ein Menu?
И немецкий биг босс, глядя честными голубыми глазами в честные голубые глаза моего биг босса отвечает:
- Menu.
Мой биг босс понимающе кивает, и в эту же самую секунду я перевожу:
- Комплексный обед.

Вы сейчас хотите мне рассказать о ложных друзьях переводчика? Вот не надо мне о них рассказывать, расскажите о них альфасамцовому самоуверенному биг боссу в разгар напряженных переговоров.