February 11th, 2013

Hand

(no subject)

Дружественный немец, известный внимательным читателем под именем "зайчик мой" написал мне в пятницу: "Здравствуйте Елена, я желаю вам С Днем Рождения". Прекрасное пожелание, мне кажется.

Я сама подарила себе на день рождения то, чего мне больше всего хотелось - день свободы от забот. То есть, просто взяла день отпуска и осталась дома, спать, валяться, читать книжки, смотреть сериалы, тупить в интернет, никуда не торопиться и не думать о работе. Я как-то слишком много думаю о работе в последнее время, точнее, у меня нарушен баланс работа-все остальное, как мне кажется. В результате почувствовала себя тем лосем: "Что-то я все пью и пью, а мне все хуже и хуже", только в моем случае не "пью", а "отдыхаю".

В общем, сегодня я после примерно месяца уговоров друзьями собралась с духом и вместо работы отправилась в поликлинику, просить о больничном. Что тут такого особенного, спросите вы. А то, что до этого я на больничном была в начале сентября 2005 года, а также всю жизнь была уверена, что на больничный люди идут, когда больше уже никуда своим ходом дойти не могут. А если как-то по стеночке могут дойти до работы, то идут на работу. Так что я была уверена, что врач меня заклеймит позором как симулянтку и прогульщицу, велит продолжать пить теплое молоко с медом и отправит обратно на галеры в офис. Врач вместо этого порвал мне шаблон. Он не стал выслушивать мою заготовленную пламенную речь о том, как именно мне плохо, он даже не поинтересовался, как здорово я за этот месяц научилась кашлять. Он меня перебил сразу после слова "простуда" и сообщил, что с сегодняшнего дня отправляет меня на больничный, потому что по мне, цитирую: "и так сразу видно, что я болею". А потом посмотрел таки на мое горло, послушал грудную клетку и добавил, что отправляет меня болеть до пятницы, потому что раньше я все равно не поправлюсь. Выписал несколько лекарств и велел купить уже в конце концов термометр. Вот так просто! Просто вот так взял и отправил валяться домой. В состоянии, в котором я вообще-то могу восемь (десять, двенадцать) часов подряд делать устный перевод. Выписал антибиотик для горла, которым я могу перекрикивать работающий станок. Счел мое состояние довольно серьезным - а я стопицот раз работала и в гораздо худшем, будучи уверенной, что это легкое недомогание и все так работают.

Пол-дня размышляла обо всех упущенных возможностях.

Остальные пол-дня - о том, что вот так взять и остаться дома это, конечно, ужасно здорово, но тот факт, что ты при этом таки да действительно болеешь, здорово портит удовольствие.