August 5th, 2013

Hand

(no subject)

На самом деле я писала о мальчике Жене, когда он еще со мной работал, не так уж много, но из всех персонажей, которых я описывала, моим друзьям больше всего запомнился именно он. Может быть, просто потому, что он единственный, кого я с самого начала называла по имени, не знаю. Так или иначе, если я оказываюсь в компании, где кто-то знает про мальчика Женю, а кто-то нет, меня часто просят о нем рассказать. А тут есть нюанс: о мальчике Жене, когда он еще со мной работал, я писала не все. По этическим соображениям. Но сейчас, мне кажется, срок давности уже как-то прошел, где мальчик Женя сейчас я понятия не имею, к тому же, все равно я рассказываю эти истории направо и налево, наверное, можно уже и записать.

То, о чем я не писала раньше - мальчик Женя кроме всех своих достоинств был ощутимо озабочен, секс и все с ним связанное ему мерещились везде, в любой самой невинной фразе он мог усмотреть намек. На намеки же, которые ему удавалось усмотреть, он реагировал бурным покраснением, радостным хихиканьем, взглядами и подмигиваниями. Моя любимая история - как-то за чашкой кофе я ему сказала, что у меня есть знакомые, занимающиеся фехтованием.
- Хи-хи, - покраснел мальчик Женя и начал подмигивать.
- Женя, что конкретно хи-хи? Мои знакомые. Фехтование. Что хи-хи? - спросила я.
- Хи-хи, твои знакомые, фехтование, хи-хи, я все понял, твои знакомые, дааа.
- Женя, я рада, что ты понял, к сожалению, я не поняла. Что мои знакомые?
- Ну фехтование, фехтование, хи-хи, твои знакомые они оооооо, оооо, какие у тебя знакомые, фехтование...
- Женя! Конкретно давай! Что мои знакомые?
- Ну твои знакомые, они же, хи-хи, они же, они же фехтование... а это же значит, что они же на кониках. Хи-хи. А коник это же жеребец. А жеребец - это же мужчина, который хи-хи. Который прямо хо-хо. Хи-хи. Твои знакомые... оооо, я понимаю, что у тебя за знакомые...

(murmele, когда я по горячим следам ей об этом рассказала, на это поинтересовалась: "То есть, просто два мужика, размахивающие друг перед другом фаллическими символами, для него недостаточно хи-хи, надо таким окольным путем?")
kote2

(no subject)

Если я после работы каждый день куда-то иду, встречаюсь и общаюсь с людьми, мне хорошо. Я полна сил и идей, у меня улучшается самооценка, я радуюсь жизни. Формат встреч - один на один или толпой, с близкими друзьями или с малознакомыми людьми особой роли не играет, важно именно большое количество общения. Я чувствую, что живу так, как мне хочется и всегда хотелось, в идеальном для меня режиме. Пока вдруг, спустя неделю или две такой жизни внезапно, по щелчку, не понимаю, что больше всего мне сейчас хочется забиться в какой-нибудь угол и не видеть никого, я не могу больше общаться, у меня жесткая передозировка. Помню, однажды я чуть не заплакала, когда бывшая коллега, с которой мы когда-то были очень дружны и которая сейчас живет в Германии, мне написала, что скоро будет проездом в Москве, вечером у нее будет пара часов и не хочу ли я встретиться. Мне бы очень хотелось с ней встретиться, но от одной мысли, что придется еще один вечер провести с кем-то общаясь, хотелось немедленно лечь и умереть. Когда на следующий день она с извинениями сообщила, что планы поменялись и времени для встречи со мной у нее все-таки не будет, у меня камень с плеч свалился.

Если я наоборот каждый день с работы еду прямо домой и никуда больше не захожу, и ни с кем не встречаюсь, мне довольно нормально. Скуки и острого желания вскочить и побежать на встречу с кем-нибудь я не испытываю. Я, конечно, не самый самодостаточный человек на свете, но развлечь себя в течение вечера-двух-трех я могу без малейших усилий. На самом деле, чем больше времени я провожу наедине с собой, тем меньше мне хочется компании кого-то еще. И все бы ничего, но за неделю или две такого существования я плавно и незаметно для себя превращаюсь в унылого мизерабля. Я ничего не хочу, мне все равно, как я выгляжу, мне не интересно пробовать что-то новое, мне лень лишний раз встать с постели. Мне не тоскливо, не одиноко, не плохо - мне никак. Когда я после такого периода затворничества оказываюсь в людях, я чувствую себя разряженным до нуля телефоном, которого наконец-то воткнули в розетку - мой организм всасывает энергию и чуть ли не чавкает. Час-два дружеского трепа - и апатии как будто и не было никогда.

Наверное, идеально для меня было бы старательно чередовать вечера, проведенные с людьми и вечера, проведенные в одиночестве, чтобы не ударяться ни в одну из крайностей. Но отслеживать это осознанно и целенаправленно у меня не получается: знать-то я о своей особенности знаю, но знать о чем-то и постоянно об этом думать - совершенно разные вещи. А прислушиваться к себе не помогает - передозировка общения наступает слишком внезапно, нехватка общения сказывается слишком постепенно. К тому же, понятно, что у других людей, с которыми я могла бы общаться или не общаться, свои планы. Если, например, кого-то удается увидеть раз в несколько месяцев, не станешь ему на предложение встретиться завтра писать, что извини, друг, на этой неделе я уже исчерпала лимит встреч, давай попробуем в другой раз. А если сезон отпусков и все разъезжаются, не станешь же приставать ко всему контактлисту в алфавитном порядке "Срочно со мной встретьтесь, я уже пять вечеров провела дома, еще один и я впаду в ничтожество". С другой стороны, когда я пускаю все на самотек, все обычно получается тоже вполне ничего: к счастью, у меня достаточно знакомых, которые рады меня видеть и зовут встретиться, даже если я сама не проявляю признаков жизни инициативы, но я не настолько всем нужна, чтобы мне не давали побыть одной. Так что описанное все-таки не проблема, а просто наблюдение за живой природой в моем лице.