August 21st, 2013

Brille

(no subject)

Не берусь говорить за всех, но среди переводчиков, с которыми я об этом говорила, нет ни одного, который бы не испытывал острой нелюбви к ситуациям, когда приходится устно переводить в присутствии другого переводчика или просто человека, знающего оба языка. Какое-то время я думала, что это мой личный заскок, что это именно я чувствую себя неуютно, работая в присутствии собратьев, а потом поговорила с одним, со вторым, с третьим - пожалуй, с каждым или почти каждым - и поняла, что мое "неуютно" является как бы не самой мягкой реакцией. Народ при одном упоминании начинает скрипеть зубами, плеваться ядом и говорит прямым текстом, что я к тебе лично отношусь хорошо, но переводить при тебе не буду, у меня при посторонних, ну ты понимаешь, язык не поворачивается и вообще. Конечно понимаю. Точно так же, как если мой друг, рассказывая, как дела, просто упоминает, что на переговорах, которые он переводил, была одна баба, которая знает английский, я сразу понимаю, что он сейчас зол и вымотан до упора - ему нелегко пришлось.

Казалось бы, что такого? Вроде бы, свой такой же человек, который тебя поймет, который, если вдруг что, прикроет тыл - подскажет, если забудешь слово или подхватит, если откажет голос, вне переговорной мы собратья, а не конкуренты. Но в присутствии любого количества переговаривающихся, любой высокопоставленности выступать в режиме "весь вечер на арене" нам привычно, а в присутствии одного единственного, вполне дружелюбного коллеги чувствуешь себя голым, как будто пришел сдавать экзамен преподавателю, о котором известно, что он тебя, вот лично тебя, очень хочет завалить. Кажется, что второй переводчик слышит все твои ошибки, каждую из них, прикидывает, что он бы на твоем месте перевел бы вот эту фразу по-другому, оценивает и сравнивает. И может даже вмешаться, прямо при всех тебя исправить, например. Может быть, есть люди с такой высокой самооценкой, что им все равно - я таких не знаю.

Самое идиотское в этом раскладе - присутствовать на переговорах в качестве запасного переводчика, который сидит, слушает и молчит (например, основной переводчик неопытный, его надо подстраховать), тоже очень, вот прямо очень неуютно. Потому что - вы будете смеяться, слышишь все ошибки, каждую из них, постоянно прикидываешь, что ты бы вот эту фразу перевел по-другому, и буквально бьешь себя по губам, чтобы не вмешиваться. Это все легко объяснимо: элементарный здравый смысл подсказывает, что у того, кто молча сидит и слушает гораздо больше времени и ресурса для обработки данных, чем у того, кто должен практически одновременно услышать, понять, перевести и проговорить (понимать и переводить - два разных процесса). То есть, то, что ты замечаешь чужие ошибки, вовсе не значит, что ты бы не допустил точно такие же и еще кучу своих, которых этому переводчику удалось избежать. И насчет того, что ты бы перевел фразу по-другому - да любые два переводчика практически любую фразу переведут по-разному, потому что разные преподаватели, разные личные предпочтения, разный опыт. Например, у меня так вышло, что практически все время, что я провела в Германии, я провела в Баварии, Баден-Вюртемберге и Райнланд-Пфальце, это все юго-западная часть страны. И сейчас я работаю в основном с людьми из тех же краев - так совпало. В результате, хотя я сама говорю на нейтральном литературном немецком, и даже при большом желании не могу убедительно изобразить швабский или баварский диалект (хнык), мои представления о том, как говорят и как не говорят, явно отличаются от представлений человека, жившего исключительно в Берлине или, скажем, в Гамбурге. Точно так же мой русский, русский человека из Воронежа, отличается от русского жителя Питера или, скажем, Новгорода. Да, я переведу фразу по-другому, по-другому не обязательно значит лучше или хуже. И вот головой это все понятно, и желания самоутвердиться, вроде, нет, но ведь все равно слышишь, все равно сравниваешь, все равно оцениваешь. И при этом знаешь, как себя чувствует тот, кого ты слушаешь, и знаешь, насколько интенсивным, глубоким и личным переживанием может быть устный перевод - ощущение, как будто подглядываешь за человеком в очень интимный момент.

Расскажите, что ли, как это в других профессиях.
Hand

(no subject)

Вспомнила очередной эпизод из жизни м.Ж., мимолетный. Чтобы оценить эпизод, надо понимать, что м.Ж. очень сильно, болезненно, до навязчивого состояния жаждал производить на окружающих Впечатление. Хм... а ведь и не скажешь, что ему это прямо совсем не удалось... но, боюсь, это не совсем то впечатление, которое имел в виду он. Так вот, как-то у нас было очередное затишье в работе, так мы занимались каждый своим, м.Ж. читал твиттер и что-то такое оттуда зачитывал вслух, а потом еще назвал имя-фамилию того, кто это написал - какого-то журналиста, и со значением поинтересовался у меня: "Знаешь такого?", имея в виду, скорее всего, читаю ли я то издание, для которого журналист пишет. А я, конечно, не читаю, куда мне, так что ответила как есть: "Ну как знаю... Пили вместе пару раз, но я не думаю, что он меня запомнил".

Это воспоминание навело меня на мысль, из-за которой я, собственно, и затеялась это писать: а ведь сейчас у меня нет установки, что на кого-то как-то можно произвести впечатление личным знакомством с кем-то известным. Была, определенно была - и нету. Как-то само собой мимоходом подразумевается, что все кого-нибудь да знают, с кем-то дружат, как минимум как-то где-то пересекались - мир же маленький. Да и представления о том, чем стоит, а чем не стоит пытаться произвести впечатление, пожалуй, несколько упорядочились. Кстати, отрицательный пример в этом смысле творит чудеса.