October 4th, 2013

Lächeln

(no subject)

Буду в Воронеже 12 и 13 октября, 13го буду занята, 12го надеюсь встретиться со всеми желающими, скорее всего, часа в три засяду в какой-нибудь кафешке в центре (может быть, Штолле, на Пушкинской напротив ВНИИСа). Точнее напишу ближе к делу.
Brille

(no subject)

Утром выхожу из метро, сонная, с остатками простуды, пытаюсь прикинуть одновременно, сильно ли я опаздываю, и сколько времени потребуется на одну большую подработку, и что у меня на сегодня запланировано, но мысли разбегаются, до первого кофе я совсем не пригодна для таких сложных размышлений. Вдруг чувствую, что меня что-то удерживает. Оборачиваюсь - женщина сильно преклонных лет, но не babushka, ухоженная-подтянутая, держится за край моей огромной сумки. И что-то спрашивает. А я вообще не очень люблю, когда меня трогают незнакомые, а после недавней попытки меня обокрасть вообще нервная на эту тему, так что пытаюсь отстраниться. А женщина эта отпускает мою сумку и тут же подхватывает меня под локоть, и продолжает спрашивать, в какую сторону надо выходить на какую-то улицу. И даже как-то не то, чтобы держится за меня, а как-то меня оглаживает, ласково и цепко, и спрашивает что-то, и в лицо заглядывает снизу вверх, а я сначала не могу понять, чего ей вообще от меня надо, потом понимаю, что ответить на ее вопрос не могу, и только пытаюсь отстраниться, высвободиться, и свою большую беззащитную сумку как-то придержать, и отвечаю, что нет, не знаю, ничего не знаю - это все занимает, наверное, всего несколько секунд, но время тянется вязко и липко, как во сне. Наконец я просыпаюсь, выдергиваюсь из ее рук вся, делаю уже шаг к выходу, и тут она выкрикивает мне вслед: "Вот не бойся, тетушка, не бойся, я гораздо лучше тебя выгляжу, гораздо лучше тебя".
Schwarz-weiss

(no subject)

Если честно, у меня уже какое-то время, неделю или две, или, может быть, даже дольше, периодически возникает ощущение, что Москва пытается меня выжить, оттолкнуть. Да, я понимаю, что я сейчас все время на нервах и из-за этого острее реагирую на что угодно, и мне с одной стороны хочется скорее уже в тепло, а с другой - тут остается очень, очень много того, с чем мне жаль расставаться, так что я полуподсознательно ищу подтверждения тому, что я все делаю правильно, что надо уже скорее уезжать, и когда чемоданы уже наполовину собраны, не понятно, что делать с какими-то мелкими житейскими затыками - стоит ли покупать теплую пижаму ради оставшихся пары недель? а шапку? на витой паре расшатался коннектор, надо бы вызвать мастера, чтобы переобжал, но как-то нет времени и, опять же, есть ли смысл заморачиваться из-за пары недель? Накапливаясь, все эти мелочи делают жизнь менее приятной. Но все равно, как бы я это ни понимала, на уровне эмоций все накапливается и складывается, и возникает ощущение, что этот город, с которым мы так здорово ладили, мне больше не рад: и погода, и толчея в метро какая-то очень уж толчея, и очередь на кассу в маленьком магазинчике около метро, где я обычно покупаю продукты по пути домой, очень уж очередь, и коннектор, из-за которого интернет дома теперь вылетает от косого взгляда, а на работе на компьютере почему-то исчез звук, наушники в порядке, настройки в порядке, звука нет, а значит, я не могу отгородиться музыкой от разговоров соседей по кабинету, и недавняя попытка залезть ко мне в сумку, и сегодняшняя сумасшедшая, и проездной, который постоянно теряется в слишком большой для меня сумке - по отдельности большая часть этих вещей не стоит даже не то, чтобы упоминания, а того, чтобы их замечать, а все вместе - кажется, что меня выживают.