March 27th, 2014

Lächeln

(no subject)

У меня нет воспоминаний о времени, когда я не умела читать - рано научили, бывает. Но вот сейчас я передвигаюсь по местности именно как ребенок, только-только овладевающий этим искусством. Читаю, точнее, пытаюсь читать все надписи, попадающиеся на глаза - по буквам, по слогам, вслух, сбиваясь, возвращаясь к началу, еще раз по слогам, и потом проговорить целиком, и внезапно опознать в сочетании полученных звуков знакомое слово. И еще раз перечитать, и убедиться, что да, оно. И посмотреть со значением: "Вон оно, оказывается, как".

Когда я смотрю в учебник, я сначала вижу нагромождение странных значков. Чтобы читать, мне надо всматриваться внимательно, и водить пальцем по строчкам, и проговаривать все вслух. Затрудняет процесс своеобразный тайский порядок букв в слове, затрудняет процесс отсутствие пробелов. Но если всмотреться, и водить пальцем по строчкам, и проговаривать вслух, то получается читать. Следить за тем, как кто-то читает вслух, получается не всегда - не успеваю, но иногда получается даже понимать прочитанное, все местные аналоги "мама мыла раму".

Писать буквы и слова очень нравится, просто сам процесс - выводить все эти кружочки, и закорючки, и буквы, похожие на нахохлившихся птиц, и всякие петельки и хвостики - какое-то очень детское и немного колдовское занятие. Высунув кончик языка, не без этого. У меня в тайском ужасный почерк. В диктантах получается правильно писать в основном те слова, чье написание я заучила. На слух выходит не очень - из пяти тонов я худо-бедно могу различить "средний" и "какой-то другой", а их надо различать, чтобы правильно выбирать буквы. Но это действительно завораживающее занятие - читать и писать. Именно вот это, давно забытое, то, что мы давно уже воспринимаем как само собой разумеющееся, как естественную часть себя - складывать из букв слова и расшифровывать, какое слово сложено из букв, соотносить звуки и знаки. Внезапная неспособность делать это просто так, как дышать, иногда пугает. Но вот так подробно, вдумчиво ощущать, как это внутри тебя происходит - упоительно.
Lächeln

(no subject)

Время от времени задумываюсь о местных леди боях. Ну, не то, чтобы прямо вот сижу и думаю думу, но как-то иногда всплывает образ в голове. Возможно, это как-то связано с тем, что один работает на кассе в большом продуктовом магазине рядом с моей станцией метро, и еще один - в маленьком продуктовом магазине на полпути от станции метро до моего дома, я туда захожу, если на этом отрезке (10 минут пешком) мне хочется пить. Захожу, а на кассе высокий, широкоплечий, с бицепсами и крупными жесткими ладонями, с длинными волосами и челочкой, с ярко-розовой губной помадой и с такими накладными ресницами, что я не понимаю, как с ними можно моргать. Одет в магазинную униформу, так что тут сказать особо нечего. Ну и, собственно, что мне думается: я сталкивалась с мнением, что они тут становятся леди боями не потому, что душа просит, а чтобы заработать проституцией или выступать в шоу. А я их вижу на кассах в магазинах, или работающими стюардами в автобусах дальнего следования, или официантами, или еще на каких-то таких работах, в моем представлении не так уж настоятельно требующих полной или частичной смены пола. И еще - они же на самом деле совершенно не пытаются сойти за женщин. Т.е., может быть, кто-то и пытается, и благополучно сходит, и я их просто не замечаю. Но я вижу не так уж мало тех, кто не выглядит как женщина - они выглядят именно как леди бои. И, похоже, всех это устраивает. Мне бы было очень интересно с кем-нибудь из них пообщаться, но, говорят, урожденных женщин они обычно не любят. Да и моего тайского все-таки маловато пока.
Но вот мне интересно. Вроде бы, такие вещи должны быть распределены в человечестве довольно равномерно. И говорить о том, что что-то в культуре способствует... ну не знаю, не верю. Но здесь леди боев явно как-то больше, чем я привыкла видеть. Ок, больше, чем я привыкла видеть это то, что они вообще есть, но тем не менее. Единственный вывод, который напрашивается у меня - что здесь их видно из-за общего настроя "лишь бы человек был хороший", а в других местах их столько же, но они не распознаются так легко. Думать о том, сколько людей вынуждено скрывать такую значимую часть себя, довольно грустно.