August 31st, 2014

Lächeln

(no subject)

Весь день собирала паззл чемодан - попробуй подбери гардероб, учитывая, что в начале сентября может быть еще жарко, а в конце октября скорее всего будет холодно, а работать надо будет в цеху - чистом и аккуратном, но все-таки цеху, так что ни белые офисные рубашки, платья-футляры, юбки-карандаши, ни платья в оборках особо не поносишь, но при этом рабочее место в офисе мне тоже обещано, так что джинсы и футболки тоже как-то не вполне вариант. И с одной стороны понятно, что что-то я все равно захочу купить, а с другой - учитывая, что у меня и так много одежды, собираться под девизом "все куплю на месте" тоже не хочется. Коты помогали как могли.

Надя в этот же день затеяла большую уборку, так что весь день мы обменивались фразами вида: "пол на кухне залит чистящим средством, не ходи туда" - "как ты думаешь, черный пиджак взять или серый?" - "интересно, откуда это взялось у меня на балконе?" - "почему у меня так много вещей?????" и им подобными. Наконец, в половине двенадцатого все оказалось собрано и убрано, мы уже практически попрощались, пожелали друг другу спокойной ночи и мне хорошей поездки - тут домой пришла Аня. Мы еще раз, уже втроем, пожелали мне хорошей поездки, а в полночь поняли, что желать хорошей поездки удобнее не стоя кружком в комнате, а сидя на кухне. В половине третьего Надя вспомнила, что у меня такси заказано на шесть, так что хорошо бы нам все-таки уже разойтись спать. Без десяти пять меня разбудил звонок водителя заказанного на шесть такси. Этот безумный человек осчастливил меня сообщением, что он уже подъехал, так что если я могу выйти пораньше, то пусть выхожу. На какую-то секунду мне даже показалось разумным действительно выйти пораньше, раз уж он меня разбудил, но я довольно быстро сообразила, что такси я заказывала и так с большим запасом, и если я вскочу и брошусь сейчас, это будет значить, что я протопчусь по аэропорту лишний час, не зная, чем себя занять, а если не вскочу - проведу этот час в теплой уютной постельке. Заснуть правда толком уже не удалось. Крайне порицаю такой сервис.

Впервые побывала в аэропорту Внуково. Очень понравилось. Он маленький, просто устроенный, какой-то расслабленный - очень легко найти все нужное, досмотр расслабленный, меня даже не заставили вытаскивать ремень из джинсов, в зале ожидания полно кресел - после Домодедово на это тоже обращаешь внимание. В общем, теперь я знаю, какой из московских аэропортов будет моим любимым.

Хозяйка гостиницы у меня бразильянка. По-немецки говорит... нет, ну в общем говорит. Довольно приветливая. А вот гостиница мне не нравится. Крошечная комнатка, наверное, даже меньше, чем та, в которой я жила в Москве до переезда, кажется какой-то то ли казенной, то ли сиротской. На столе при этом скатерть-клеенка, такими накрывали столы мои бабушки и их подруги в моем детстве, и еще букетик пышных розовых искусственных цветов - вот прямо совсем не моя эстетика. И слышно все, что происходит в коридоре, ощущение незащищенности. И нет холодильника - ну и куда я буду складывать сыр? И нет шампуня в ванной - а я на него вообще-то рассчитывала. Кажется, чуть ли не первая на моей памяти гостиница без шампуня - даже в Алексине был. Т.е. не так, чтобы вот прямо плохо и а-а-а, мы все умрем, но могло бы быть и лучше. Ну да хоть интернет есть.
koala

(no subject)

Оказывается, я совсем забыла, насколько Германия вымирает в выходные.
Я написала прошлый пост и собралась было поработать, но вместо этого заснула, что в общем-то не удивительно. Через час или два проснулась и отправилась на поиски еды или кого-нибудь, кого можно было бы съесть спросить о еде и еще паре вещей. Гостиница пустая. Пустые коридоры, пустой закуток с холодильником и микроволновкой, пустые террасы, пустой зал для завтраков, кажется, что вдруг оказалась в каком-то фильме ужасов, или вот еще была такая книжка, где для всех, кроме горстки людей, остановилось время, или какой-нибудь Бредбери - всё на месте, а людей нет. Спустилась в подвал - хозяйка гостиницы мне сказала, что там живет нужный мне утюг, в подвале шумят стиральные машины, людей нет. Поднялась, вышла на улицу - на улице пусто. Ни машин, ни пешеходов - все вымерло. Т.е. правда чувствуешь себя единственным выжившим человеком на земле. Ну вот представьте - только что ты была в Москве, у тебя были Наденька, и Аня, и котики, был холодильник с едой, был родной привычный мир. Буквально только что. И вдруг ты стоишь не выспавшаяся, с раскалывающейся головой, голодная как черт, злая как десять чертей где-то посреди нигде в Германии - а вокруг ни души. Нормально вообще?!
Минут пять посидела на лестнице, пытаясь придумать, как жить дальше - я от недосыпа и так-то плохо соображаю, а тут еще это ощущение нереальности происходящего, правда сложно сориентироваться, что и как, вернулась к себе, нажаловалась на жизнь в комментах - тут-то ко мне и постучался хозяин гостиницы, рассказал, где тут можно быстренько купить что-нибудь съедобное, сказал, что завтрак тут начинается в 6 утра, а в 6:45 нам с ним надо будет выдвинуться в сторону работы, велел чувствовать себя как дома (угу), предостерег, что место с едой работает до 18:00 (страна непуганых жаворонков) и исчез. Я встрепенулась и кинулась добывать еду. И опять - иду по улице, а вокруг ни души. Ни людей, ни машин, ни велосипедистов - никого. Правда, одуряюще пахнет скошенной травой, хвоей и цветами, и некоторые домики симпатичные, думаю, если пообвыкнуться, то жить можно, но ведь никого же! Вообще никого! Истинно говорю, в Москве в два часа ночи в дождь и слякоть, посреди промзоны не бывает настолько безлюдно, как в немецком городке теплым и солнечным воскресным вечером.

Можно было бы еще процитировать разговоры в джитоке об этом всем с Наденькой и с Сашкой, но нельзя, потому что там из цензурных слов только "Алексин".