November 28th, 2014

koala

(no subject)

У моих немцев случился на днях острый приступ массового слабоумия. Или, может быть, ненависти ко мне, хотя я и не представляю, с чего вдруг - я же хорошая. Нервная немного, но хорошая.

В общем, они внезапно определились со сроками поездки и тут же, сразу, со всей возможной спонтанностью купили мне билет на самолет. В одну сторону. С пересадкой в Берлине. С двухчасовой пересадкой. Прибывающий во Франкфурт в результате в такое время, что в гостинице я была бы в полночь, а на следующий день в семь утра у меня уже начало рабочего дня. То есть, в принципе, найти более неудобный рейс на самом деле можно - я даже проверила из спортивного интереса, можно, если вдруг захочется, забронировать рейс с двумя пересадками, общей длительностью 13 часов и стоимостью в три раза выше, чем прямой, но этим вариантом они почему-то побрезговали. Но то, что они мне выбрали, оно тоже как-то... я не знаю, может, их трепетная психика не вынесла такой внезапной определенности? Было все точнее, было как-то плавно, было постепенно, и вдруг бабах - и уже совсем точно, и уже все насовсем, и надо срочно с этим что-то делать, ну они и сделали что могли.

После этого у нас развернулась оживленная и развеселая переписка. Я их спрашиваю, где обратный билет. Обратный билет где? Вы что, не знаете, на сколько меня зовете? Но я хочу это знать! Мне вещи собирать надо - на две недели или на три? Мне учениц предупредить надо. Мне просто любопытно, в конце-то концов. Говорят, дольше, чем до 17 декабря, все точно не затянется, потому что потом у них рождественские каникулы, но они хотели сначала со мной, лучше всего лично, обсудить, хочу я лететь 17 после работы или 18 утром. Это, значит, они со мной хотели обсудить. А хочу ли я лететь с пересадкой, они обсудить не хотели. Лаааадно. Второй вопрос: почему пересадка-то? Неужто ж из Москвы с тремя аэропортами, во Франкфурт - один из крупнейших аэропортов мира, между прочим, не летит ни одного самого захудалого еропланчика? Отвечают, что нет, вот ты знаешь, не летит. Вот именно в этот день - не летают самолеты и не ходят даже поезда. Только пересадка, только хардкор.

Тут, конечно, надо понимать кое-что про меня. Знаете, у многих людей есть всякие странные страхи. Кто-то боится мышей, кто-то пауков, кто-то и вовсе бабочек. Я боюсь опоздать на поезд или на самолет. Да, я из тех людей, кто приезжает на вокзал за три часа до отправления и потом стоит с каменным лицом у табло в ожидании, когда скажут, на каком пути будет поезд, а потом полчаса гипнотизирует через стенку поезда проводницу, чтобы его пустили в поезд немедленно, хотя до отправления еще час. Два часа применительно к самолету для меня это очень впритык, это уже практически опоздала. Плюс незнакомый аэропорт, в котором еще надо как-то сориентироваться, а я, между прочим, на конкурс топографических кретинов не попаду, потому что заблужусь по дороге. Два часа на пересадку, да. То, что перелет, обычно занимающий три часа, должен в этот раз занять шесть, это, конечно, тоже хорошо, это тоже радует, но от одной мысли о том, как я, с ручной кладью в зубах, роняя ноутбук, скачу по аэропорту, пытаясь перепрыгнуть с самолета на самолет, меня плющит, таращит, забивает в угол и горько плачет.

И ведь главное, почему, зачем? Я понимаю, бывает, что нет другого рейса, или по деньгам очень уж большая разница, но я же сразу проверила - рейсов Москва-Франкфурт, хороших прямых рейсов, в этот день чуть ли не десяток, из них половина - в удобное время, и, вишенкой на торте, все они - дешевле, чем рейс с пересадкой. Дешевле! То есть, никак, кроме раздолбайства в летальной стадии или же какой-то очень личной ненавистью ко мне выбор рейса объяснить невозможно. Но как, почему? Мы же так хорошо всегда общались, мы же друг друга любили, мы пельмени вместе лепили! Нельзя же сначала лепить с человеком пельмени, а потом купить ему билет с пересадкой! И да, я как раз в этот день говорила, что хорошо бы побывать в Берлине, но ведь не так же!

Дозвониться не могу, пишу письмо, иронично так пишу, с сарказмом: неужели не было других рейсов? И что мне отвечают эти прекрасные люди? Они по-прежнему настаивают на том, что вот это - единственный рейс в этот день. У меня глаза наливаются кровью. Это еще один момент про меня: когда мне говорят что-то, явно и откровенно не соответствующее действительности, моя первая мысль, даже не мысль, а внутренняя убежденность - мне врут. Мне совершенно осознанно врут, и держат меня вот за такую идиотку, которая поверит в настолько откровенную ложь, и даже не попытается проверить. То, что человек сам может искренне заблуждаться, мне в голову приходит с большой задержкой и очень постепенно, по сути, мне приходится самой себе об этом напоминать и саму себя долго уговаривать. Присылаю им ссылку на результаты поиска. Говорю, вот. Говорю, давайте менять. Они мне отвечают, что ой, вот ты знаешь, то, что мы уже заказали - это, конечно, как-то нехорошо получилось, но отменить это уже нельзя. Можно поиграть шрифтами, в том смысле, что подвигать как-то один и другой рейсы, чтобы у тебя на пересадку было не два часа, а четыре, ну, то есть, чтобы ты, с одной стороны, не нервничала, а с другой - провела в дороге уже восемь часов вместо трех, а вот отменить - никак. Но зато мы тебя, в качестве компенсации, угостим глинтвейном.

Куда именно и каким способом им закачать глинтвейн, я не написала. Но вообще предложение меня тюкнуло в очередную болевую точку: ой, у тебя проблема? тебе плохо? А давай мы вместо того, чтобы разбираться, что случилось, сделаем что-нибудь такое, что как бы должно развеселить тебя, но на самом деле будет удобно и приятно мне, а когда оно тебя не развеселит, еще и будем тебя упрекать, как ты не ценишь заботу. А со своими проблемами ты как-нибудь сама разберись, а то они меня что-то расстраивают. В общем, меня хорошо так, с размаху, накрыло флешбеком, и не захотелось уже вообще никуда лететь. Т.е., вам сложно поменять билет? Уверена, поменять переводчика за три дня, причем так, чтобы переводчик разбирался в вашей специфической терминологии, был свободен в ближайшие две недели и горел желанием работать в цеху, вам будет очень просто, только рукой махни. Я тут торчу по вашей милости, ни туда ни сюда, дура-дурой, у меня месяц любая договоренность обязательно снабжается оговоркой "если я в этот день буду в Москве", а вы мне даже человеческий рейс выбрать не можете? Да гори оно все синим пламенем, сколько можно уже?

Написала эмоциональное письмо, перед отправкой посовещалась с Наденькой. Стерла эмоциональное письмо. Написала строгое письмо о том, что если они найдут другого переводчика, этот их чудо-билет все равно пропадет, и о том, что я согласна сама частично оплатить нормальный билет, давайте уже как-то договариваться. При этом, в общем-то, в голове удерживая, что можно и вовсе самой купить билет, это выгоднее, чем отказываться от этой работы целиком, и к тому же терять любимого до этого дня заказчика на будущее.

А сегодня с утра мне позвонили и очень мило и любезно сообщили, что все понятно, действительно, глупо как-то вышло, я же присылала ссылку с другими рейсами? И какие мне были бы удобны? Все хорошо, сейчас закажем. А потом еще перезвонили и сказали, что все заказали, позже вышлют билеты. Билеты тоже уже пришли.
Умеют же когда хотят, а!

В общем, я улетаю в Германию второго и возвращаюсь восемнадцатого. А что потом - по-прежнему покрыто туманом.
Hirn

(no subject)

А также у меня в почте 10 писем от нашего друга Сигизмунда (та же фирма, совсем другой отдел), все с содержанием:

А вот и последняя версия того документа, что мы тебе отправили на перевод на прошлой неделе.

Ой, извини, прошлая версия не была последней, последняя - вот. В этот раз - точно последняя.

Ой, извини...

Мой шеф собирается домой, так что до понедельника других еще более последних версий не будет, давай считать самой распоследней вот эту!