May 20th, 2019

koala

(no subject)

Я сейчас в городе Э., завтра уже домой. Прилетела сюда в прошлую среду. Лететь не хотелось, но руководитель проекта очень просил.

***

Заранее посмотрела прогноз погоды, прогноз погоды пообещал +30. Прикинула, что взять с собой, но собрать чемодан руки не дошли, был какой-то совершенно адовый завал. И вот остается час до выезда в аэропорт, чемодан все-таки пора собирать, на всякий случай еще раз сверяюсь с прогнозом погоды, обнаруживаю там температуру вокруг нуля всю неделю, и только на выходных +20. Хороша бы я была, если бы не перепроверила. А сборы чемодана у меня давно доведены до автоматизма: открываешь шкаф с рубашками, рядом с ним помещаешь открытый чемодан, мечешь из шкафа в чемодан все, что влезет. Что не влезло объявляешь в этот раз ненужным. А дорожная косметичка у меня в чемодане лежит стационарно. За полчаса управилась. Хотя вообще самый неудобный расклад из всех, какие можно представить: и сама по себе поездка такая, что придется и по цеху ходить, и в переговорной сидеть, никогда не знаю, какая в таком случае полагается форма одежды, и по погоде нужны и куртка, и босоножки.

***

Прямо перед выездом получила сообщение от одного из немцев, что в аэропорту мне надо будет минут 40 подождать условного Иванова, он тоже прилетает откуда-то, а потом мы вместе поедем в город Э.

***

В аэропорту выяснила, что моя бонусная карта позволяет мне проходить к той стойке регистрации, которая для продвинутых пользователей, т.е. с короткой очередью. И потом в самолет тоже. Понравилось.

***

Прилетела. Думала, что водитель меня встретит сразу, и вместе с ним мы уже подождем того Иванова. Водитель не встретил, зато налетела толпа таксистов, уговаривающих меня поехать с ними. Даже аргумент в виде города Э. (а это часа 4 по степи) их не очень убедил от меня отстать. Еле отбилась. Подождала минут 40, Иванов не появился. Посмотрела на табло, выяснила, что никаких рейсов в ближайшее время не ожидается. Сообразила, что я сижу в терминале 1, а есть еще терминал 2, и может быть, Иванов прилетает туда. Но если я сейчас начну метаться по аэропорту, мы точно разминемся, так что подождала еще немного. И еще немного. А прилетела я около шести, то есть, не в то время, когда удобно кому-то звонить. Да и кому звонить, тоже не очень понятно. Написала тому же немцу. Внутри себя составила план: если до обеда меня никто не найдет, обмениваю обратный билет и улетаю домой первой лошадью. Но увы, немец там на месте пошуршал, с кем-то связался, и по цепочке выяснил, что, во-первых, прилетает не условный Иванов, а условный Петров, во-вторых, не через 40 минут, а через 2 часа, и в-третьих, да, действительно, в другой терминал. Заодно попытался мне помочь, сообщив имя и фамилию водителя, и цвет машины, на которой он приедет. Я в ответ сообщила цвет моих футболки и чемодана, и велела передать водителю, чтобы он ко мне подошел и меня лично забрал, я отказываюсь бегать по парковке перед аэропортом в поисках белой машины и водителя Александра.
В общем, как можно догадаться, в результате меня нашли и забрали, я считаю, ребята просто решили с самого начала обозначить, как оно вообще все. И хорошо обозначили, что есть, то есть.

***

В самом городе Э. тот самый условный Петров у меня спросил, какие у меня на сегодня планы. У меня! Если бы мне разрешили самой придумывать планы, в них не было города Э. Чтобы было понятнее, условный Петров это один из местных биг боссов, и если он не знает плана встречи, то вообще не ясно, кто бы его мог знать. Оказалось, что в этот день немцы общались с итальянцами. Ок, я даже в общих чертах понимаю, почему немцам понадобилось общаться с итальянцами именно в Казахстане, но вот почему в этом должна принимать участие я – это отдельный вопрос. То есть, если бы захотели встретиться, скажем, в Берлине, или во Флоренции, да даже пусть бы и в Сингапуре, я бы не жужжала, но вот это все - какая-то очень странная комбинация.

***

В гостинице выяснилось, что у них обычно заезд в два, а на дворе половина двенадцатого, так что мой номер не готов, а мне в половине второго выезжать на завод, так что мне бы очень хотелось все-таки заселиться прямо сейчас. Пока пытались понять, что делать, номер приготовили. Зато когда я попросила принести мне в номер утюг, мне их принесли целых два, причем второй - как раз когда я уже полностью разделась.

***

В офисе немцы мне радостно сообщили, что они меня в этот день вовсе даже и не ждали, они думали, что я приду только на следующий после приезда день. Но зачем же высылать человеку перед поездкой план этой поездки? Баловство же.

***

В течение первого дня научила немцев фразам «кто бросил валенок на пульт управления», «кошкам надо что-то есть» и «зеленые тапочки». На мой взгляд, это дает достаточно полное представление о том, что я думаю по поводу вот этого всего. Технических подробностей, так и быть, не будет, просто поверьте на слово.

***

Добавьте к этому, что в первый день я, можно сказать, не спала – самолет-то ночью, и в первый раз поела за ужином, а в следующие дни, во-первых, была настолько уставшей, что не могла заснуть, во-вторых, по жизни мне проще лечь в четыре, чем встать, а из-за разницы во времени и другого расписания мне здесь нужно вставать именно в четыре по Москве, плюс моя аллергия на неизвестный новый аллерген тут никуда не делась. Теперь вы знаете, что я думаю о такой жизни.

***

С другой стороны, если сравнить, сколько я обычно работаю дома, и сколько я работаю в командировке, то становится понятно, что это не командировка, а отпуск. Плюс горячее трехразовое питание и даже местами своего рода культурная программа. Интернет даже дали. А что место для отпуска своеобразное - так а зато не какая-то там попса, место самобытное, исконно-посконное, не испорченное проклятой индустрией туризма. На морько-то любой дурак съездит.

***

Тот самый немец, который поучаствовал в организации моей встречи в аэропорту, едва приехал в город Э. обнаружил, что у него что-то с рукой, метнулся к врачу, выяснил, что ему нужна операция, и вместо того, чтобы осесть здесь на пару месяцев, вернулся в Германию, и там ушел на больничный. Я продвигаю в массы версию, что он приехал, осмотрелся по сторонам, прикинул одно к другому, и с размаху сломал себе руку об колено. Немцы на это отвечают, что нет, ты что, у него связки воспалились. Ну да, ну да.

***

Утром вызвали такси, чтобы доехать от гостиницы до завода. Нам пообещали, что через три-четыре минуты приедет черная машина, номер 360. Через три-четыре минуты приехала бордовая машина номер 786. Еще через пару минут я на всякий случай спросила у водителя, по какому адресу ему велено дальше ехать. Водитель не знал, но связался с диспетчером. Диспетчер тоже не знал. Еще через три-четыре минуты мы коллективно решили, что раз не появляются ни другая машина, ни пассажиры, претендующие на эту, значит, мы можем считать эту машину нашей. В конце концов, мы сюда приехали не для того, чтобы заниматься колористикой и нумерологией.

***

В один из дней сходили с руководителем проекта в супермаркет. Немец был неприятно удивлен и раздосадован, не обнаружив в супермаркете (в городе Э.) лосьон для тела. Я, в свою очередь, как водится, пошла смотреть на специи. Увидела черный перец, красный перец и лавровый лист, тоже что-то загрустила.
А потом мы увидели стойку со сникерсами с надписями "печалька" и "приуныл". Я подозреваю, что вряд ли их такие производят специально для города Э., но именно в этом месте они смотрятся гармонично до жестокости.

***

Тот же руководитель проекта выразил желание после работы побегать трусцой. Сдержалась и не спросила: "Тебе что, без этого здесь недостаточно плохо?" Потом поняла, что это у человека так проявляется тщательно подавляемое желание бежать куда глаза глядят.

***

В субботу мы работали, точнее, немцы работали, а я украшала собой помещение. Про воскресенье меня спросили, я что же, собираюсь весь день сидеть в номере. Я запротестовала, что они с ума посходили, ни каком сидеть не может быть и речи. Я твердо намерена весь день валяться, не вылезая из постели. Но в воскресенье внезапно случилась хорошая погода, и я согласилась погулять. В хорошую погоду, когда все вокруг зеленое, а иногда откуда-то даже доносится запах сирени, даже в городе Э. терпимо. Я даже практически на спор с собой наделала некоторое количество фотографий, от которых не хочется уйти в депрессию навсегда. Да, разумеется, пришлось старательно кадрировать, но главное результат.

***

Нашли местный парк, парк выглядит уныло, но в нем есть несколько аттракционов, включая колесо обозрения. Мы к нему радостно метнулись, поднялись наверх – других таких идиотов не нашлось – посмотрели на город с высоты… я думаю, в Москве я живу выше. Но высота ладно, высоты как таковой я не боюсь. А вот уже на высоте осознать, где ты находишься, и что соседнее с тобой кресло не держится примерно ни на чем, а вся конструкция поскрипывает, и покачивается, и как-то накреняется, и вообще, я тут в городе Э.! На колесе обозрения! С которого не известно, как слезать, когда оно решит наконец умереть от старости! Дуууууура! - было довольно острым переживанием. Руководитель проекта, в свою очередь, радостно потирая руки сказал, что теперь знает, где и как надо проводить переговоры о технике безопасности. А то местные любят погундеть, что стандартные немецкие средства обеспечения безопасности не соответствуют местным гораздо более строгим нормам.

***

Зато руководителя проекта впечатлила детская каруселька для самых маленьких, сделанная в виде маленьких танков веселенькой расцветки.

***

Из неожиданно хорошего – город при всей своей раздолбанности и неухоженности на удивление чистый. Никаких пустых бутылок, окурков, еще какого-то мусора на улицах.
И еще нас до этого постоянно таскали на официальные ужины в два ресторана, и насильственно кормили мантами, пловом и бешбармаком, причем если плов обычно вкусный, то остальное – ну такое. На робкие просьбы отвести нас куда-то, где можно поесть что-то другое, каждый раз отвечали, что больше идти некуда. А в этот раз мы вроде как на подножном корму, и тут выяснилось, что в городе хренова гора разнообразных едален с нормальной человеческой едой, и эта еда вполне вкусная.

***

Это для меня интересный организационный момент: я привыкла, что если немцы приезжают в русскоязычное пространство, их обычно усиленно кормят местной национальной экзотикой, и даже как-то не задумывалась, насколько это хорошо и правильно. И только сейчас поняла, что это на самом деле не очень хорошо, и не очень правильно. Дать возможность попробовать – само собой, но раз за разом предлагать только местную кухню, не давая возможность выбрать что-то нейтральное, при том, что эта возможность же в современных реалиях всегда есть, это плохое, неправильное гостеприимство.

***

Все-таки мне очень повезло с организмом: дайте мне выспаться хотя бы одну ночь, не ешьте мне мозг хотя бы один день, накормите, выгуляйте пару часов по хоть сколько-то убедительной имитации парка – и я уже абсолютно довольна жизнью, бодра, расслаблена и румяна. Странно как-то выходит – вроде бы, именно так и должно быть, но, кажется, я единственный человек из всех, кого я знаю, у кого оно вот так работает.

***

О, еще об имитации парка. Если не считать декоративных елочек и сосен перед разными заведениями, я насчитала во всем городе пять видов деревьев: тополя, березы, осины, ясени и вязы. Насчет ясеней и вязов – я не на сто процентов уверена, что это именно они, я хорошо знаю эти деревья «в лицо», при встрече могу ткнуть пальцем, но мы никогда не были официально представлены. Как справедливо заметил немец, спасибо, что хоть эти есть.

***

- Знаешь, вообще эта бесконечная степь может быть по-своему красивой, это ощущение простора, величия мира...
- Хм... хм... ты знаешь... по пути домой - да.
Hirn

(no subject)

А сейчас я немного расскажу о моей семье по материнской линии. Если вдруг кто-то захочет мне сказать, что что же, я совсем не почитаю своих почтенных предков, то да, не почитаю.

Вот, скажем, как клеят обои в нормальных семьях? Удобно это делать вдвоем – один мажет, другой клеит. Если вдруг случился третий человек, то один мажет, другой клеит верхнюю часть, третий – нижнюю, как вариант, один мажет, один клеит, третий на побегушках. Как это выглядело в моем сложном детстве в моей семье?

Лето. К моим бабушке и дедушке проездом на юга зарулили наши родственники из Новгородской области. Родственники это: мамина троюродная сестра тетя Таня. Ее муж дядя Юра. Их дочь Ирка. Сестра дяди Юры тетя Люба. Муж тети Любы дядя Коля. Два их сына, а также дочь дяди Коли от первого брака, которых всех тоже наверняка как-то зовут. Некая милая старушка, про которую никто точно не знает, кто это, но, видимо, родственница. А у бабушки и дедушки уже есть моя мама, ее брат дядя Вова, и мой брат. Я была дома, в Воронеже, но меня срочно вызвали, потому что очень надо, народу не хватает, все пропало, бросай все, срочно приезжай. Папа отмазался от участия в балагане под смехотворным предлогом «у меня вообще-то работа», что ему будут припоминать еще всегда.

Итак, к нам приехал табор родни. Нельзя сказать, что совсем нежданно-негаданно, летом всегда кто-то заезжал, так что чего-то подобного всегда ждали и даже предвкушали. И они приехали, и в качестве благодарности за оказанное гостеприимство решили помочь бабушке с дедушкой чем-нибудь трудозатратным. Ну и вот. Выстраиваемся тевтонской свиньей, и начинаем причинять непосильную помощь. Для начала нужно отодвинуть шкафы от стены. Что находится в шкафах никто не знает, какие-то дедушкины сокровища. Дедушка разбирать сокровища отказывается, потому что не понятно, куда их складывать, и предлагает двигать шкафы как есть. У дяди Юры нет одной ноги (или есть одна нога, как посмотреть), поэтому шкафы двигают дядя Вова и дядя Коля. Тетя Таня дает советы. Бабушка спорит с дедушкой о том, надо ли все-таки доставать сокровища из шкафов, или ну его. Я называла этот процесс «обмен мнениями», т.к. каждый из них за время спора успевал несколько раз горячо отстоять каждое из имеющихся мнений, и еще несколько не имеющих отношения к изначальному предмету спора, несколько раз полностью сменив свою точку зрения в процессе. Тетя Люба ищет младших детей, мы, старшие дети, тусим, попутно время от времени огребая от взрослых за безделье. Мама заваривает клейстер. Все при деле, всем весело.

В процессе перемещения у одного из шкафов подламывается ножка (это старые шкафы, на ножках высотой сантиметров двадцать пять). Подломленный шкаф накреняется, опирается на соседний и застревает между ним и стеной. На этом процесс отодвигания шкафов от стены предлагается считать успешно завершенным.

Пол весело, с шутками и прибаутками застилается газетами, на них раскладываются обои, дядя Вова с тетей Таней вдвоем отмеряют кусок обоев, отрезают ножницами, после этого дядя Вова лезет на стремянку, мама с тетей Таней мажут обоину клейстером, дядя Коля подает ее дяде Вове, дядя Вова прикладывает к стене верхнюю часть обоины, тетя Люба – нижнюю, Ирка промазывает обоину между верхном и низом, потому что пока ее прикладывали, клейстер успел высохнуть, я, ползая по полу на четвереньках у всех под ногами вытираю с пола капающий клейстер, бабушка ходит кругами вокруг нас и ест маме мозг из-за того, что папа не участвует в процессе. Дядя Юра стоит в стороне и соблюдает вертикаль. То есть, держит в руках нитку с привязанной гайкой и следит, чтобы обоина клеилась параллельно нитке, а не так, как можно ожидать, зная участников. К какому делу пристроили остальную родню, не помню, но тоже чем-то заняли.

Дедушка в этот момент приходит к выводу, что все-таки хорошо было бы узнать, что же там у него такого ценного в шкафах. И начинает выгребать из них полное собрания сочинений Мамина-Сибиряка (нет, не преувеличиваю), консервы в жестяных банках (много), домашнюю консервацию в стеклянных банках (еще больше), какие-то керамические вазы, подшивку журнала «За рулем» за много лет, стопки газет, и еще какие-то очень ценные вещи, и, разумеется, активно подсовывает под нос каждый обнаруженный предмет всем участникам представления. В процессе разбора сокровищ он, разумеется, нашел заодно и запасы какого-то спиртного алкоголя, и к ним приложился, что автоматически дает +100500 к навязчивости и -100500 к способности внятно сформулировать, чего конкретно ему от тебя надо (не так, чтобы эта способность там когда-то сильно поднималась над нулевой отметкой).

И вот так – три большие комнаты и кухня. А потом еще надо белить потолок. То есть, ну как надо. Бабушка так решила. Бабушка это вообще особенный человек, из тех, кто никогда не повысит голос, воды не замутит и муху не обидит. Она только тихо-тихо подойдет сзади, повздыхает, как кот над пустой миской, и несчастным голосом скажет: «Потолок бы еще побелить». А когда ей ответят, что да, обязательно, непременно, но не сейчас, потому что сейчас мы прямо в середине поклейки обоев, давай сначала доклеим, а потом побелим, она вздохнет прямо очень печально, повернется как бы уже уходить, а потом пролепечет: «Да я же разве что требую? Я же понимаю, все устали, да и обои не поклеены. Я же просто хочу сказать, чтобы вы знали – надо еще побелить потолок». И ей еще раз объяснят, что обязательно, завтра прямо как встанем, так всеми дружно и побелим. И бабушка покивает, и даже уже отойдет на пару метров, но потом вернется, и скажет, что да разве ж она нас торопит? Она просто переживает, что сейчас гости дорогие уедут, а потолок так и останется небеленым. Но если нет, то нет, она же видит, что и так люди много для нее делают, казалось бы, даже и не самая близкая родня, а приехали, помогают чем могут, не то, что некоторые, кому на семью наплевать, нет, что вы, она очень благодарна за все, просто… потолок бы побелить, а?

Поэтому все, хоть что-то понявшие в этой жизни люди знают: если бабушка сказала, что хорошо бы побелить потолок, бросаем все, и белим потолок. Себе дешевле. Для этого мы водружаем на стремянку бабушку. Выдаем ей какой-то странный предмет, которым она будет возюкать по потолку. Рядом ставим маму, мама держит бабушку под попу. Рядом ставим тетю Таню, она держит стремянку. Рядом ставим Ирку, она держит ведро с побелкой. Рядом пускаем ползать на четвереньках меня, я опять вытираю пол (ок, размазываю побелку по полу равномерным слоем, кажется, более равномерным, чем бабушка по потолку), пока на меня сверху льется побелка, а я сама задеваю и стремянку, и всех вокруг.

Если вы вспомнили Джером К. Джерома «Дядюшка Поджер вешает картину», то да, все так, написанному верить.

Так вот, я это чего вспомнила-то. Мне прямо что-то захотелось провести анализ ДНК у себя, и у народа тут на заводе. Нутром чую, есть у нас какие-то общие предки в каком-то не очень давнем поколении.