August 13th, 2019

Hirn

(no subject)

А не вернуться ли мне к воспоминаниям о моей бывшей работе?

Как-то я провела целый день переговоров, до глубокой ночи, дома упала, отключилась, утром приползла на работу, чтобы переводить следующий день тех же переговоров, и вообще-то мне надо настроиться, собраться с мыслями, но вместо этого ко мне подлетает начальница и заявляет: "Лена, что ты себе позволяешь? Наши инженеры очень тобой недовольны, немедленно прекрати". Прошу уточнить, в чем дело. Оказывается, во-первых, они недовольны тем, что я им не разрешаю во время переговоров, пока я сама перевожу, переговариваться между собой. То есть, по буквам: люди сидят в одном кабинете, за соседними столами, и между собой могут поговорить в любой момент. Но вместо этого они дожидаются, пока приедут немцы, после этого усаживаются друг от друга по диагонали, и пока немцы отвечают на заданный ими же вопрос, а я это перевожу, перекрикиваются друг с другом через весь стол. И очень недовольны тем, что переводчица это пресекает. На мои возражения, что даже если не обсуждать соответствие этикету манеру вот так переговариваться, мое горло закончится к середине дня, если мне придется постоянно перекрикивать подобные разговоры, мне отвечают, что я просто недостаточно слежу за своим горлом, а это, в свою очередь, безответственно с моей стороны, я же знаю, что горло - мой рабочий инструмент. То, что не перекрикивать подобных хамов это и есть неотъемлемая часть бережного отношения к рабочему инструменту, никого, разумеется, не интересует.

А во-вторых, кто-то из инженеров, кто где-то как-то немного знает немецкий, слышал в перерыве, что немцы между собой обсуждали, что то ли Элена разбирается в проекте лучше инженеров, то ли Элена могла бы руководить этим проектом, то ли еще что-то в этом роде (я сейчас уже сама не помню). И ты себе представляешь, как оскорбительно для наших инженеров такое слышать? Немедленно прекрати! То есть, кто-то подслушал чьи-то слова - не то, что я говорила, даже не то, что кто-то говорил мне, просто какой-то разговор, в котором я вообще не участвовала. А учитывая, что никаких таких уж знатоков немецкого, кроме меня и пары других переводчиков в проекте не было, вообще невозможно узнать, о чем на самом деле шла речь, может, о том, что Элена неплохо выглядит в этом платье, а может, о том, что знаешь Сигизмунда? у него на днях внучка родилась, Эленой назвали. И вот по этому поводу мне устраивают скандал, причем в тот момент, когда меня вообще нельзя трогать. И, собственно, а что именно я должна немедленно прекратить делать? Разбираться в проекте?

***

Или вот еще случай был. В нижней части пресса расположены две стальные плиты, по сто тонн каждая. Без преувеличения, реальный вес. По углам плит предусмотрены специальные отверстия, в которые можно вставить скобы, чтобы потом эти плиты поднять краном и переместить куда надо. И вот плиты поставили на площадку, и там народ обнаружил, что на площадке нет скоб подходящего размера. И решил народ спросить немцев, нельзя ли отверстия под скобы немного расточить. И ответили немцы вежливо, что они там что ли охренели. Толщина стенок рассчитана не от балды, а так, чтобы стенки выдержали вес плиты. А еще если что-то растачивать, то меняется что-то там в распределении веса, т.е. возникает некая самая тонкая точка, и в этой точке опасность разрыва гораздо выше, чем если бы вся стенка была такой толщины. Я это в целом понимаю, но хорошо объяснить не могу, но я и не инженер. А потом немецкие шеф-монтажники приехали на площадку и увидели, что на одной из плит отверстия все-таки успели расточить, и написали короткое, но проникновенное письмо о том, что нет, вы прямо конкретно охренели, а также мы отказываемся присутствовать в цехе, когда вы будете поднимать эту плиту, да и вам не советуем.

В тот день я уходила с работы с осознанием, что я работаю с людьми, способными вывести из строя стотонную стальную плиту. А также что плит-то две, и все идет к тому, что вторую потеряют.

***

А чтобы не думали, что я все время ругаю русских и хвалю немцев, я расскажу, что когда уже начали монтаж, я целыми днями переводила списки деталей, которые забыли поставить или поставили что-то не то. Например, какая-то очень большая часть труб оказалась изогнутой как бы в зеркальном отражении. Я сломалась и начала ржать в голос, когда в переводе дошла до бочонка со смазкой, не помню, то ли весом 750 кг, то ли объемом 750 л. Забавно, помню цифру, но не помню единицу измерения. Представьте, какой орднунг должен быть в складском хозяйстве, чтобы упустить из вида и забыть погрузить такую мелочь. И сколько еще всего должно было быть забыто, чтобы на этом фоне этот бочонок и вправду казался мелочью.