Лена (kaffeesahne) wrote,
Лена
kaffeesahne

Categories:
По мере того, как я приживаюсь на новом месте, я одновременно возвращаюсь к своему нормальному совиному графику. Две недели я прожила дурным жаворонком и это явно не тот опыт, который я захочу в скором времени повторить. Я начинала зевать и тереть глаза уже в одиннадцать вечера, к полуночи уже не могла вообще ничего, и не позже восьми утра понимала, что не могу, совсем не могу дальше спать. И при этом по всем ощущениям, кроме этого неуместного тайминга, я оставалась совой. Как я уже несколько раз писала и много раз говорила, для меня принципиальная разница между совами и жаворонками не в том, кто в какое конкретное время ложится и встает - у всех разные обстоятельства, а в том, кто как себя при этом чувствует. Жаворонок засыпает легко, и встает проснувшимся. Я же первые полчаса-час после пробуждения не хочу никого убить в основном потому, что убийство требует каких-то активных действий, а какие могут быть активные действия через полчаса-час после пробуждения? И засыпаю я, как бы сильно мне ни хотелось спать, всегда довольно долго. Ну и представьте себе восторг человека, который адски хочет спать в безумную по своим собственным меркам ранищу, укладывается - и несколько часов не может заснуть. А потом просыпается ни свет ни заря, не выспавшийся, злой на весь мир, а спать дальше уже не может. Возвращение нормальных совиных ощущений (я всегда могу чуть подольше посидеть вечером и чуть подольше поспать утром) - большая радость.

Вообще сон для меня всегда был больной темой. С раннего детства моя любящая семья под предводительством маминых родителей внушала мне, что быть соней - стыдно, позорно, долгий утренний сон - повод для насмешек и издевательств. Что если в выходной ты долго спишь - самое нормальное, что могут и должны сделать твои родственники - всей гурьбой ввалиться к тебе в комнату, растормошить, рассесться по твоей постели и отказываться выйти, пока ты не встанешь. А потом еще весь день тебе припоминать, как долго ты спала, высмеивать этот факт, и рассказывать всем знакомым, какая же ты соня - чтобы ты уже в конце концов устыдилась и перестала. Нет, я не знаю, почему и зачем они так делали, я вообще никогда не понимала, почему и зачем что бы то ни было делается в этой части моей семьи. И да, вот такая плохая у меня наследственность. Но факт - когда я уже взрослой услышала от знакомой слова: "А я люблю поспать" для меня это был шок. То что человек совершенно запросто, между делом, не в порыве откровения, а мимоходом признается вот в этом? И не видит в этой своей черте ничего странного, смешного или предосудительного? И потом я от других людей слышала, что они любят спать - и да, я до сих пор вздрагиваю. И когда мне что-то говорят о том, что я сама люблю спать, я немедленно напрягаюсь и начинаю оправдываться.

А мне в общем-то есть, чем оправдываться. Я же и тогда, в детстве, под все это улюлюканье не спала долго. Я спала до большее позднего часа - да. Долго - нет. Единственный совеныш в стае жаворонков, они все видели, во сколько я просыпаюсь, но не видели, во сколько засыпаю. А засыпаю я именно что долго, постепенно. И потом еще я никогда не сплю всю ночь не просыпаясь, я встаю несколько раз за ночь, и каждый раз потом еще засыпаю какое-то время. Так что если вы увидели, как я ухожу в спальню в полночь, а выхожу из нее в восемь, это значит, что проспала я хорошо, если часов шесть. И да, пожалуй, я действительно люблю спать, но мне это кажется запретным удовольствием.
Tags: дыбры и рефлексии, я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 27 comments