Лена (kaffeesahne) wrote,
Лена
kaffeesahne

Categories:
Два из трех немцев впервые оказались в Днепропетровске и вообще в Восточной Европе. Глазеют по сторонам, набираются впечатлений. В первый день между собой решили, что в Днепропетровске есть некоторый шарм старых районов Парижа, набережная же напоминает Венецию. Я и в Париже, и в Венеции была довольно давно, так что, конечно, могла что-то забыть или перепутать, но такой взгляд на Днепропетровск все-таки списала в основном на удачное освещение - дело было поздним вечером и фонари горели не все. То, что на утро восторгов поубавилось, подтверждает мою теорию. Но все равно, каких-то высказываний типа "какой ужас" нет, даже когда они общаются между собой, скорее "какая экзотика". Тот немец, что бывал здесь раньше, наставляет остальных, чтобы непременно посмотрели на определенное здание, мол, это такой крутой образец поздне-советского зодчества. Образец представляет собой грязно-серый железо-бетонный прямоугольный параллелепипед, то есть, да, действительно, очень типичный представитель этого направления архитектурной мысли, и у меня для него нашлось бы очень много разных эпитетов, но вот слова "крутой" среди них бы не было. Пытаюсь представить, как такие здания должны выглядеть для тех, для кого нормальный привычный обычный городской пейзаж это пряничные фахверковые домики. Нууу... да, наверное, это действительно должно быть настолько необычно, что красиво или нет - уже не важно. Или вот бродячие собаки. Увидели они на улице бродячих собак, и все изошли на ух ты. Это что ли правда уличные собаки? Ничейные? Сами по себе? Прямо дикие? Прямо стая? Ух ты, гляди, бегут, вдоль дороги, прямо бегут, ой, остановились, а вон другие собаки, они тоже дикие? А они будут драться? Ой, нет, не дерутся, обнюхались и побежали вместе, это, значит, они с дружеским визитом, ух ты. У меня-то во дворе как-то всегда были собаки, и рядом со школой, и рядом со школой, где работала моя мама, и вообще в городе. Просто были, фоном. То есть, кого-то из них я узнавала, кого-то моя мама даже подкармливала, она всех животных подкармливает, но в целом для меня собаки на городской улице примерно как голуби, они просто есть. Иногда за ними можно и понаблюдать, иногда они доставляют неприятности, но в целом - ну собаки. А для немцев - реально крутая экзотика. Дикие животные в городе, с ума сойти.

Я уже знала, куда еду, так что положила в сумку мюсли-батончик и пакетик со смесью из орехов и сухофруктов. Немцы же об этом не подумали. И вот мы прилетаем, нас везут в офис, мы рассаживаемся, работаем, работаем, работаем, хорошо, что есть вода и чай, но еды нет никакой. Мне ничего, я проснулась около семи, позавтракала в гостинице довольно плотно, опять же зная, что обеда не будет, а у немцев подъем был часа в три, два самолета, в каждом - символический перекус. И все. Я достаю свои орешки, начинаю грызть и вижу голодные глаза одного из немцев. Отдаю пакетик ему. Он отсыпает себе часть, остальное возвращает. Продолжаем работать. Дело уже к вечеру, ясно, что скоро ужин, но постепенно мои подопечные все активнее начинают обсуждать, дотянут они до ужина или не дотянут. Выгребаю из сумки батончик, отдаю самому голодному. Он его делит на троих, и они втроем его сжирают, чуть ли не урча. Отдаю остатки орешков. Сгрызают и их. Все это на глазах принимающей стороны. Честно, в моей вселенной принимающей стороне уже следовало бы разбегаться в сторону стены покрепче. А эти ничего, никак не реагируют. Правда, на следующий день на столе появились конфеты, и на обед нас свозили. Это именно с первым днем каждый раз такая беда. Думаю, в следующий раз все-таки уже прямо сказать, что а давайте закажем в офис пиццу, или устроить пассивно-агрессивный перформанс с жареной курицей, яйцами вкрутую и огурцами, все, разумеется, на газетке и соль в спичечном коробке.

Вышла из переговорной на пару минут в туалет, оставив совещание на второго переводчика. Пока меня не было, русские решили, что немцы очень хотят прислать им какой-то чертеж, немцы же об этом своем страстном желании даже не заподозрили. Как именно моему коллеге удалось это провернуть, осталось загадкой, но на выяснение, кто кому что почему зачем хочет или не хочет прислать, а также кто от кого что почему зачем хочет получить, почему они от нас требуют какие-то чертежи, о которых мы впервые слышим, почему они сначала чуть ли ни силой нам пытаются всучить какие-то чертежи, которые нам не нужны, а потом вдруг отказываются говорить на эту тему, ушло около получаса. В конце концов, кажется, разобрались, но ощущение некоторого изумления у всех участников событий осталось.

В остальном - все очень милы, работается хорошо, жизнь прекрасна.
Tags: кино и немцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments