Лена (kaffeesahne) wrote,
Лена
kaffeesahne

Categories:
А сейчас я немного расскажу о моей семье по материнской линии. Если вдруг кто-то захочет мне сказать, что что же, я совсем не почитаю своих почтенных предков, то да, не почитаю.

Вот, скажем, как клеят обои в нормальных семьях? Удобно это делать вдвоем – один мажет, другой клеит. Если вдруг случился третий человек, то один мажет, другой клеит верхнюю часть, третий – нижнюю, как вариант, один мажет, один клеит, третий на побегушках. Как это выглядело в моем сложном детстве в моей семье?

Лето. К моим бабушке и дедушке проездом на юга зарулили наши родственники из Новгородской области. Родственники это: мамина троюродная сестра тетя Таня. Ее муж дядя Юра. Их дочь Ирка. Сестра дяди Юры тетя Люба. Муж тети Любы дядя Коля. Два их сына, а также дочь дяди Коли от первого брака, которых всех тоже наверняка как-то зовут. Некая милая старушка, про которую никто точно не знает, кто это, но, видимо, родственница. А у бабушки и дедушки уже есть моя мама, ее брат дядя Вова, и мой брат. Я была дома, в Воронеже, но меня срочно вызвали, потому что очень надо, народу не хватает, все пропало, бросай все, срочно приезжай. Папа отмазался от участия в балагане под смехотворным предлогом «у меня вообще-то работа», что ему будут припоминать еще всегда.

Итак, к нам приехал табор родни. Нельзя сказать, что совсем нежданно-негаданно, летом всегда кто-то заезжал, так что чего-то подобного всегда ждали и даже предвкушали. И они приехали, и в качестве благодарности за оказанное гостеприимство решили помочь бабушке с дедушкой чем-нибудь трудозатратным. Ну и вот. Выстраиваемся тевтонской свиньей, и начинаем причинять непосильную помощь. Для начала нужно отодвинуть шкафы от стены. Что находится в шкафах никто не знает, какие-то дедушкины сокровища. Дедушка разбирать сокровища отказывается, потому что не понятно, куда их складывать, и предлагает двигать шкафы как есть. У дяди Юры нет одной ноги (или есть одна нога, как посмотреть), поэтому шкафы двигают дядя Вова и дядя Коля. Тетя Таня дает советы. Бабушка спорит с дедушкой о том, надо ли все-таки доставать сокровища из шкафов, или ну его. Я называла этот процесс «обмен мнениями», т.к. каждый из них за время спора успевал несколько раз горячо отстоять каждое из имеющихся мнений, и еще несколько не имеющих отношения к изначальному предмету спора, несколько раз полностью сменив свою точку зрения в процессе. Тетя Люба ищет младших детей, мы, старшие дети, тусим, попутно время от времени огребая от взрослых за безделье. Мама заваривает клейстер. Все при деле, всем весело.

В процессе перемещения у одного из шкафов подламывается ножка (это старые шкафы, на ножках высотой сантиметров двадцать пять). Подломленный шкаф накреняется, опирается на соседний и застревает между ним и стеной. На этом процесс отодвигания шкафов от стены предлагается считать успешно завершенным.

Пол весело, с шутками и прибаутками застилается газетами, на них раскладываются обои, дядя Вова с тетей Таней вдвоем отмеряют кусок обоев, отрезают ножницами, после этого дядя Вова лезет на стремянку, мама с тетей Таней мажут обоину клейстером, дядя Коля подает ее дяде Вове, дядя Вова прикладывает к стене верхнюю часть обоины, тетя Люба – нижнюю, Ирка промазывает обоину между верхном и низом, потому что пока ее прикладывали, клейстер успел высохнуть, я, ползая по полу на четвереньках у всех под ногами вытираю с пола капающий клейстер, бабушка ходит кругами вокруг нас и ест маме мозг из-за того, что папа не участвует в процессе. Дядя Юра стоит в стороне и соблюдает вертикаль. То есть, держит в руках нитку с привязанной гайкой и следит, чтобы обоина клеилась параллельно нитке, а не так, как можно ожидать, зная участников. К какому делу пристроили остальную родню, не помню, но тоже чем-то заняли.

Дедушка в этот момент приходит к выводу, что все-таки хорошо было бы узнать, что же там у него такого ценного в шкафах. И начинает выгребать из них полное собрания сочинений Мамина-Сибиряка (нет, не преувеличиваю), консервы в жестяных банках (много), домашнюю консервацию в стеклянных банках (еще больше), какие-то керамические вазы, подшивку журнала «За рулем» за много лет, стопки газет, и еще какие-то очень ценные вещи, и, разумеется, активно подсовывает под нос каждый обнаруженный предмет всем участникам представления. В процессе разбора сокровищ он, разумеется, нашел заодно и запасы какого-то спиртного алкоголя, и к ним приложился, что автоматически дает +100500 к навязчивости и -100500 к способности внятно сформулировать, чего конкретно ему от тебя надо (не так, чтобы эта способность там когда-то сильно поднималась над нулевой отметкой).

И вот так – три большие комнаты и кухня. А потом еще надо белить потолок. То есть, ну как надо. Бабушка так решила. Бабушка это вообще особенный человек, из тех, кто никогда не повысит голос, воды не замутит и муху не обидит. Она только тихо-тихо подойдет сзади, повздыхает, как кот над пустой миской, и несчастным голосом скажет: «Потолок бы еще побелить». А когда ей ответят, что да, обязательно, непременно, но не сейчас, потому что сейчас мы прямо в середине поклейки обоев, давай сначала доклеим, а потом побелим, она вздохнет прямо очень печально, повернется как бы уже уходить, а потом пролепечет: «Да я же разве что требую? Я же понимаю, все устали, да и обои не поклеены. Я же просто хочу сказать, чтобы вы знали – надо еще побелить потолок». И ей еще раз объяснят, что обязательно, завтра прямо как встанем, так всеми дружно и побелим. И бабушка покивает, и даже уже отойдет на пару метров, но потом вернется, и скажет, что да разве ж она нас торопит? Она просто переживает, что сейчас гости дорогие уедут, а потолок так и останется небеленым. Но если нет, то нет, она же видит, что и так люди много для нее делают, казалось бы, даже и не самая близкая родня, а приехали, помогают чем могут, не то, что некоторые, кому на семью наплевать, нет, что вы, она очень благодарна за все, просто… потолок бы побелить, а?

Поэтому все, хоть что-то понявшие в этой жизни люди знают: если бабушка сказала, что хорошо бы побелить потолок, бросаем все, и белим потолок. Себе дешевле. Для этого мы водружаем на стремянку бабушку. Выдаем ей какой-то странный предмет, которым она будет возюкать по потолку. Рядом ставим маму, мама держит бабушку под попу. Рядом ставим тетю Таню, она держит стремянку. Рядом ставим Ирку, она держит ведро с побелкой. Рядом пускаем ползать на четвереньках меня, я опять вытираю пол (ок, размазываю побелку по полу равномерным слоем, кажется, более равномерным, чем бабушка по потолку), пока на меня сверху льется побелка, а я сама задеваю и стремянку, и всех вокруг.

Если вы вспомнили Джером К. Джерома «Дядюшка Поджер вешает картину», то да, все так, написанному верить.

Так вот, я это чего вспомнила-то. Мне прямо что-то захотелось провести анализ ДНК у себя, и у народа тут на заводе. Нутром чую, есть у нас какие-то общие предки в каком-то не очень давнем поколении.
Tags: дневник наблюдений, кино и немцы, смешные люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 17 comments