Лена (kaffeesahne) wrote,
Лена
kaffeesahne

Categories:
Я написала про сериал, который мне напомнил мои первые месяцы в Москве, и полезла в свой жж читать записи тех первых месяцев - ноябрь и декабрь 2010 и январь 2011.

Первые два месяца я жила у друзей, причем у них все было в состоянии "все очень сложно и запутанно". Я честно платила треть суммы за съем квартиры, и без этого у них бы бюджет не сошелся совсем - каких-то заметных денег не было ни у кого из нас. Как-то в воскресенье мы обнаружили, что деньги закончились у нас всех, и поехали на Винзавод на бесплатную выставку, потому что ну а чем еще заниматься. А в понедельник выскребали из всех карманов всю мелочь, и раскладывали на столе на кучки, чтобы всем хватило хотя бы доехать до работы и вернуться домой. К счастью, в этот же понедельник выдали зарплату, уже не помню, всем троим или кому-то одному. По такому случаю мы заказали себе вскладчину фотосессию у профессионального фотографа (этот юзерпик - единственное, что у меня от нее осталось).

Мне казалось, что оба этих месяца я радовалась атмосфере беспечной то ли студенческой, то ли богемной вольницы. В студенчестве я жила дома, с родителями, и была хорошей девочкой из хорошей семьи, так что никакого подобного опыта у меня не было. Разумеется, я знала, что такое безденежье - мое студенчество пришлось на девяностые, мама учительница, папа инженер, но это было другое, безнадежное и пугающее безденежье, а там, в той разваливающейся квартире на Владыкино, это были временные трудности, нет хлеба - едим пирожные.

А квартира правда разваливалась: берешься за ручку ванной - ручка остается открываешь воду - у тебя в руке, в руке остается кран. Садишься на стул - под тобой проваливается сиденье. Запираться в туалете категорически не рекомендовалось - замок заедал. Постоянно перегорали лампочки, а мы постоянно забывали их покупать, так что регулярно проводились рокировки и совещания: нам действительно нужен свет в туалете? Может ли человек умываться в темноте? Где нужнее вторая лампочка, в комнате или на кухне? У нас на троих было две вилки, и ложек тоже как-то не густо. Кухонный нож был один. Пустая стеклянная банка выполняла роль скалки и толкушки. Но зато у нас была фондюшница, и мы регулярно делали на ужин шоколадное фондю.

Постоянно были какие-то гости, какие-то креативные проекты, выставки, клубы, концерты, мы много смеялись и строили грандиозные планы на будущее. Мне казалось, что все это время мне было весело, и что по жж должно быть видно, как нам весело, я страшно гордилась нашей безумной богемной жизнью, и когда я наконец съехала в комнату, которую снимала уже сама, отдельно, я ожидала вопросов о том, почему я вообще с этим всем рассталась - было же так здорово. А сейчас, перечитав те посты, я увидела, насколько они пропитаны ощущением: "Меня это все достало. Это все - не мое. Это все, конечно, очень весело, но я хочу иметь возможность какое-то время быть одной. Я считаю, что количество вилок должно быть больше количества пользующихся ими людей, а не наоборот. И какого черта опять никто не купил лампочки".

При этом - да, весь вот этот цирк безусловно сделал для меня переезд в чужой, огромный, незнакомый и непривычный город безболезненным и не страшным.

С работой тоже - мне казалось, что первое время у меня был сплошной восторг неофита, все чудесно, все радует, розовые очки и радужные пони. В реальности я с первых дней писала о том, что господа косноязычны, что господа пахнут, что от бюрократических процедур у меня кипит мозг, что биг босс, похоже, не умеет пользоваться компьютером, что немцы после переговоров непременно подойдут и поблагодарят, и скажут что-то приятное, а русские на переводчика смотрят как на пустое место, то есть, да, мне нравилась работа как таковая - она мне до сих пор нравится, а все сопутствующие моменты были заметны сразу.

Про то, как немцы в конце дня переговоров подходили и говорили спасибо, и вы хорошо справились - я вспоминаю, и меня накрывает волной благодарности. Это было так безумно важно. Сейчас - ну да, мило, ну да, приятно, но в общем-то я и сама знаю, что я справилась, но тогда - все новое, я вообще не понимаю, есть ли хоть какой-то смысл в том, что я говорю, еще все друг на друга орут, все чего-то хотят, и никак не могут договориться, а я чувствую себя ответственной за то, чтобы они договорились, но не представляю, где заканчивается моя зона ответственности, зашкаливающий объем новой информации, который необходимо пропустить через себя, без пауз, все в режиме здесь и сейчас, а я же даже еще не приспособилась задавать темп, и ноутбука с открытым на случай незнакомого термина мультитраном у меня тогда перед собой не было, и маршрут, куда посылать тех, кто считает, что переводчик не переставая переводить может подать кому-то кофе, у меня не был разработан. Это была работа на пределе всех сил и возможностей. И при этом к концу дня народ так и не смог договориться, и все расходятся недовольными, а я хочу только сползти по стеночке и молчать неделю, и я не понимаю, я-то справилась, или мне лучше завтра с утра уволиться и никогда больше этим не заниматься. И вот в этой ситуации чужой, в общем-то, человек, представитель противоположной стороны, который весь день ругался с твоими коллегами, к тебе подходит и говорит: "Спасибо. Вы хорошо переводили. Нам приятно с вами работать". И тебя отпускает. И ты понимаешь, что а вообще-то это было круто. Драйв, адреналин, проходящий через тебя поток информации, власть над теми, кто без тебя не может друг с другом общаться, испытание на прочность собственных границ - я очень люблю эту работу. Но для того, чтобы с ней справляться, нужна хотя бы минимальная поддержка от людей, с которыми работаешь.

Уже незадолго до моего увольнения один русский, новенький в проекте, во время телеконференции заметил, как я пытаюсь дотянуться до стакана с водой, но не могу - не хватает длины телефонного шнура, и подал мне этот стакан, и я чуть не разревелась, потому что это был первый и единственный раз, когда кто-то из этих людей отнесся ко мне как к живому человеку.

Тут было много еще много сумбурных размышлений, которые сводятся к одной простой мысли: нет, серьезно, уму не постижимо, в каком зоопарке я проработала те три года.

А по тому драйву я иногда, как ни странно, скучаю.
Tags: дыбры и рефлексии, кино и немцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments