Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Lächeln

(no subject)

Начала слышать в речи окружающих и в объявлениях в метро знакомые слова. Удивительное ощущение. До понимания, о чем вокруг говорят, мне еще далеко, но даже просто слова - удивительно. А иногда еще и удается обменяться какими-то нехитрыми фразами с продавщицей, в основном на уровне "здравствуйте" и "пожалуйста", но получается же. Кажется немного колдовством или, может быть, розыгрышем, хочется вернуться и переспросить: "Что, правда? Нет, серьезно?" На уроках мы учим множество разных фраз, но там это все кажется чем-то вроде игры на логику и внимание, как будто пазл, который приходится собирать на слух. То, что эта забавная игра - настоящий язык, на котором можно разговаривать с настоящими людьми, прямо вот с этими самыми людьми, которые вокруг, каждый раз заново переворачивает основы мироздания. И еще немного чувствую себя Нео, когда он открывает глаза и говорит: "Я знаю кунг фу". Совершенно не верится. Мистика. Чудо. Казалось бы, это не первый мой иностранный язык, и не второй, пора бы привыкнуть, но нет, каждый раз заново. Я думаю, с тайским это ощущение ярче, чем с европейскими языками, потому что знать слова вроде "добрый день" и "спасибо", и еще пару-тройку каких-то фраз на самых ходовых европейских языках - в общем-то нормально, они лежат себе спокойно в подсознании, а когда выныривают, это не удивляет. И в германских-романских-славянских куча знакомых и, соответственно, узнаваемых корней, какие-то обрывки фраз фоном понимаешь в любом случае. Тайский же совсем не на слуху, и ни на какие знакомые корни надеяться не приходится, так что каждое усвоенное и понятое слово - уже немного событие. И каждое такое слово, каждое "здравствуйте" и "спасибо" понемногу разрушает ощущение изоляции, дает почувствовать восторг "я могу общаться с людьми".
Все-таки изучение иностранных языков - особенно изысканное удовольствие, мне кажется, стоит пробовать уже ради этого восторга первых понятых и связно произнесенных слов.
Ernst

(no subject)

Сегодня после работы еду в Воронеж, так что на работу ехала с вещами. А вещей непривычно много, т.к. я хочу отдать маме те свои вещи, которые, как мне кажется, могут ей пригодиться. Ехать в метро в час-пик, обвешанной сумками - не тот опыт, который вы хотите приобрести, поверьте. Правда, на входе в метро был неожиданный эпизод: я останавливаюсь у турникетов и сгружаю с себя на пол часть сумок, чтобы достать проездной. Как я при этом буду одной рукой прикладывать проездной к турникету, а другой тащить всю охапку сумок, пока не думаю - проблемы надо решать по мере поступления. Какая-то женщина подходит ко мне и предлагает: "Давайте я вас проведу по своему билету?" Я отвечаю, что спасибо, но у меня есть, и продолжаю попытки дотянуться до нужной сумки. Женщина приподнимает бровь: "Но ведь вам же неудобно его доставать, давайте я проведу", - и прикладывает карточку к турникету. И тут же, не дожидаясь меня или моей благодарности, сама проходит через соседний турникет и уходит вдаль. Очень, очень ценю в людях способность к таким маленьким поступкам.

А также небольшое объявление: похоже, я или потеряла, или оставила дома шнур для телефонной зарядки, а телефон разряжен почти в ноль уже сейчас. Такие шнуры это вещи, которые продаются на каждом углу, когда они не нужны, и полностью пропадают из обозримой части вселенной, когда потребность в них все-таки возникает. А я после работы еду на вокзал, обвешанная грудой сумок, так что специально заезжать куда-то за зарядкой не буду явно. На вокзале что-нибудь наверняка будет, но см. выше. То есть, когда-нибудь я ее куплю, но далеко не факт, что это будет сегодня. Так что дозвониться до меня в ближайшее время невозможно.
Schwarz-weiss

(no subject)

Если честно, у меня уже какое-то время, неделю или две, или, может быть, даже дольше, периодически возникает ощущение, что Москва пытается меня выжить, оттолкнуть. Да, я понимаю, что я сейчас все время на нервах и из-за этого острее реагирую на что угодно, и мне с одной стороны хочется скорее уже в тепло, а с другой - тут остается очень, очень много того, с чем мне жаль расставаться, так что я полуподсознательно ищу подтверждения тому, что я все делаю правильно, что надо уже скорее уезжать, и когда чемоданы уже наполовину собраны, не понятно, что делать с какими-то мелкими житейскими затыками - стоит ли покупать теплую пижаму ради оставшихся пары недель? а шапку? на витой паре расшатался коннектор, надо бы вызвать мастера, чтобы переобжал, но как-то нет времени и, опять же, есть ли смысл заморачиваться из-за пары недель? Накапливаясь, все эти мелочи делают жизнь менее приятной. Но все равно, как бы я это ни понимала, на уровне эмоций все накапливается и складывается, и возникает ощущение, что этот город, с которым мы так здорово ладили, мне больше не рад: и погода, и толчея в метро какая-то очень уж толчея, и очередь на кассу в маленьком магазинчике около метро, где я обычно покупаю продукты по пути домой, очень уж очередь, и коннектор, из-за которого интернет дома теперь вылетает от косого взгляда, а на работе на компьютере почему-то исчез звук, наушники в порядке, настройки в порядке, звука нет, а значит, я не могу отгородиться музыкой от разговоров соседей по кабинету, и недавняя попытка залезть ко мне в сумку, и сегодняшняя сумасшедшая, и проездной, который постоянно теряется в слишком большой для меня сумке - по отдельности большая часть этих вещей не стоит даже не то, чтобы упоминания, а того, чтобы их замечать, а все вместе - кажется, что меня выживают.
Brille

(no subject)

Утром выхожу из метро, сонная, с остатками простуды, пытаюсь прикинуть одновременно, сильно ли я опаздываю, и сколько времени потребуется на одну большую подработку, и что у меня на сегодня запланировано, но мысли разбегаются, до первого кофе я совсем не пригодна для таких сложных размышлений. Вдруг чувствую, что меня что-то удерживает. Оборачиваюсь - женщина сильно преклонных лет, но не babushka, ухоженная-подтянутая, держится за край моей огромной сумки. И что-то спрашивает. А я вообще не очень люблю, когда меня трогают незнакомые, а после недавней попытки меня обокрасть вообще нервная на эту тему, так что пытаюсь отстраниться. А женщина эта отпускает мою сумку и тут же подхватывает меня под локоть, и продолжает спрашивать, в какую сторону надо выходить на какую-то улицу. И даже как-то не то, чтобы держится за меня, а как-то меня оглаживает, ласково и цепко, и спрашивает что-то, и в лицо заглядывает снизу вверх, а я сначала не могу понять, чего ей вообще от меня надо, потом понимаю, что ответить на ее вопрос не могу, и только пытаюсь отстраниться, высвободиться, и свою большую беззащитную сумку как-то придержать, и отвечаю, что нет, не знаю, ничего не знаю - это все занимает, наверное, всего несколько секунд, но время тянется вязко и липко, как во сне. Наконец я просыпаюсь, выдергиваюсь из ее рук вся, делаю уже шаг к выходу, и тут она выкрикивает мне вслед: "Вот не бойся, тетушка, не бойся, я гораздо лучше тебя выгляжу, гораздо лучше тебя".
Böse

(no subject)

Купленный в апреле за день до отмены трехмесячный анлим на метро закончился и мне пришлось купить единый билет (метро и наземный транспорт) на 60 поездок. Мерзость и гадость. Мне этого якобы выгодного билета хватило меньше, чем на три недели - покупала пятого, сегодня на нем осталась всего одна поездка. Ок, сколько-то раз я им действительно оплачивала и поездки на троллейбусе, но явно не столько раз, чтобы мне захотелось разориться на анлим на все виды транспорта. И даже если бы я им пользовалась только для метро, на месяц мне его явно мало. Может быть, зимой с моими постоянными командировками и прочими разъездами я в какие-то месяцы тратила меньше шестидесяти поездок, но мне было так удобно заплатить раз в три месяца и вообще не думать больше об этом, спустя три месяца еще раз заплатить не маленькую, но известную заранее сумму, и опять на три месяца выкинуть это все из головы. А тут этот постоянный каунтдаун при каждом проходе через турникет, и под конец уже приходится думать, не закончились бы поездки на выходных - покупать новый билет утром перед работой совсем неудобно, и невозможность прикинуть заранее, когда придется покупать новый билет - ну не знаю я, как сложится следующая неделя, и, главное, покупать новый билет приходится не раз в три месяца, а раз в три недели. Прекрасный способ убрать очереди в кассу - заставить меня стоять в них в четыре раза чаще!
Горько оплакиваю безвременно ушедший от меня анлим только на метро и желаю авторам гадостной реформы всего плохого.
Schaf

(no subject)

Спонтанно подбила Сычан съездить в японский магазин за чудо-кремом для пяток. Сычан меня предупредила, что она уже пыталась найти этот магазин какое-то время назад и его не оказалось по заявленному адресу, но я же типа хитрая, я же типа умная, я нагуглила сайт магазина - да, на сайте написано "Мы переехали", но есть адрес, по ссылке "как нас найти" есть карта - не нормальная гугл-мэпс, правда, а какое-то недоразумение, но все равно, карта есть. Значит, думаю, они переехали, поэтому их нельзя было найти, а теперь у них новый адрес, вот он, родимый, мы все найдем и будем победоносны и с кремом.
Ага.
Переехать-то они переехали, все как написано. А адрес на сайте, и карту, как их найти, оставили старые. От большой любви к покупателям, я думаю. То есть, на сайте два адреса, но я-то думала, это у них две торговые точки, а оказывается, один старый, другой новый. Кому-то это очевидно? Мне вот не очень. Так что мы приехали, обошли все подворотни, заглянули во все двери, спросили каждого встречного, но магазин так и не нашли, еще бы мы его нашли, когда он теперь, оказывается, на другом конце Москвы.

Сычан, конечно, ангел - ни разу мне не сказала, что "ага, а я же говорила", а также "и нахрена я тебя послушала, лучше бы пошли гулять в какое-нибудь нормальное место, мне и крем-то этот не нужен, только зря время потратили", но все равно неловко. А еще - все утро, пока я сидела дома, светило солнце, но как только мы вышли из метро и направились в сторону предполагаемого магазина, разразился ливень, и хотя мы обе были при зонтах, промокли изрядно. Учитывая, что мой хронический ларингит пользуется любым поводом для очередного обострения, никак не могу сказать, что прогулка с мокрыми ногами меня порадовала. Зашли в заведение под названием "Венское кафе", думая о кофе с шапочкой взбитых сливок, торте Захер и штруделе, то есть, рассчитывая полакомиться каким-нибудь изящным десертом. Ан нет, надо было думать о шницеле - кафе оказалось ориентированным на нажористую мясную еду, а десертов в меню оказалось всего-ничего и все какие-то унылые, зато мороженого - целая страница, всякого разного, сложносочиненного и хитровыдуманного... я безумно люблю мороженое и ужасно по нему скучаю, вообще по любому, а тамошнего мороженого по описанию мне захотелось вообще всего сразу, но см. выше - ларингит, обострение, рабочее место нуждается в бережном обращении. Сбежали оттуда от греха подальше ничего не заказывая и пошли в макдачную. Там, правда, нормально посидели-поболтали, но желание придумывать сегодня еще какие-то развлечения пропало начисто, а желание завернуться в клетчатый плед и всячески жалеть себя, наоборот, разрослось до невиданных размеров.

Наверное, завтра будет лучше остаться дома.

Также имею сказать, что эта ваша новая схема метро, конечно, хорошенькая и мимими, но на старой некрасивой я могла читать названия станций не особенно прищуриваясь, а на новой красивой надписи тонкие и бледные, и чтобы их прочитать в схему приходится утыкаться носом. Конечно, это моя проблема, а схема мимими, но настроение мне это не улучшило.
Böse

(no subject)

Сейчас будет много названий станций метро, если вам они ни о чем не говорят, а понять, в чем соль рассказа, хочется, можно посмотреть, например, здесь: http://metro.yandex.ru/moscow

Вчера возили немцев на наш строящийся завод. Когда мы туда ездим, служебная машина обычно сначала забирает немцев из отеля, а потом - всех остальных со станции метро Аннино - это по пути. Накануне я прикинула, что и как, да и написала Крысеньке смску, что а нельзя ли мне заночевать у нее - от меня до Аннино в общей сложности около часа, а от ее Бунинской аллеи - минут 15. Страшно довольная своей задумкой пришла на работу со своей дорожной сумкой, а вечером выдвинулась в сторону Южного Бутово. Какова же была моя радость, когда мне - я как раз пересаживалась на легкое метро - позвонили и сказали, что произошел чейндж оф пленс и мы встречаемся не на Аннино в 10, а на Домодедовской в 9:20 - водителю так удобнее. Самое обидное, что зная, где расположен отель с немцами, я была согласна, что так действительно логичнее, и поэтому не могла заявить, что плевать мне на водителя, переводчику удобнее Аннино. Но почему, почему об этом подумали вечером вторника, если выезд в среду утром, а вся информация была у всех заинтересованных в четверг прошлой недели?

На обратном пути меня опять расстроили - я попыталась пропихнуть в массы мысль, что уже поздно, мы все рискуем оказаться в метро как раз когда его закроют, не мог бы водитель вместо того, чтобы сначала высадить нас на Аннино, а потом забросить немцев в отель, сначала забросить немцев, а потом развести нас по домам? У меня самой нет полномочий дать водителю такую отмашку, а у одного из моих спутников как раз есть. И он сначала даже согласился, но потом застеснялся, водитель же устал, что же он так поздно нас повезет - ну да, ну да, конечно водитель страшно устал весь день сидеть на попе ровно и ждать, пока мы закончим переговоры, а мы-то переговариваться совсем не устали. Лично я настолько не устала, что у меня уже не было сил углубляться в этот вопрос, так что мы в первом часу стайкой роботов с разряженными батарейками выпрыгнули на Аннино и поехали по домам. Но ничего, доехала, и 20 минут по снежной каше прогулялась, дома была примерно без пятнадцати два, немного не вполне живая и не сказать, чтобы довольная жизнью.

Сегодня с утра, вытащив себя из постели в половине девятого, нарисовав на лице натюрморт "я всегда высыпаюсь, а этой ночью спала вообще часов 10" и нарисовавшись на работе с опозданием всего в 20 минут, я тоже была не то, чтобы самым умиротворенным и радостным человеком на свете. Но мое настроение мгновенно переменилось, когда я на минутку по делу зашла в кабинет к коллегам и услышала, как тот самый человек, благодаря которому я сначала вместо "к 10 на Аннино" поехала "к 9:20 на Домодедовскую", а потом среди ночи поехала домой не на служебной машине, а на метро и пешком, рассказывает, что он вчера по пути домой нечаянно вместо Кунцевской оказался на Партизанской.
Hand

(no subject)

Когда-то на днях (я не помню точно) исполнилось два года, как я живу там, где сейчас живу. Видимо, в ознаменование годовщины сегодня совершенно случайно выяснила, откуда рядом с метро пахнет копченой курицей - этот запах без видимого источника меня озадачивал с самого переезда.

Я наблюдательна.
Hand

(no subject)

Когда ты вечером субботы играешь в боулинг в Питере, одновременно договариваясь смсками о завтрашнем походе в Третьяковку, и еще тебя зовут на мюзикл, понимаешь, что живешь как-то правильно. Странновато, факт, но более правильно, чем в былые годы.

Теперь бы еще как-нибудь исхитриться приехать в Питер летом. Не обязательно на белые ночи, но чтобы не мерзнуть. Невозможно же, когда пытаешься наслаждаться красотами, а в это время местная погода своими щупальцами лезет тебе под кожу. У меня от этого когнитивный диссонанс и полная голова мыслей об оставленной дома розовой фланелевой пижаме, впечатления от города от этого как-то смазываются.

Возвращаюсь в Москву, а тут снегу по щиколотку и сверху продолжает падать. На один день город без присмотра оставила, называется.

Установила рекорд по топографическому кретинизму, договорившись о встрече на станции метро Третьяковская зеленой ветки. Что характерно, встреча состоялась без малейших затруднений.

Зато в Питере у меня уже есть столик в Шоколаднице, за которым я завтракаю каждый раз, когда приезжаю. Люблю такие мелочи.
Hand

(no subject)

В субботу в неполные шесть утра ехала на вокзал - в метро, конечно, не давка, но свободных сидений практически нет. Сейчас несколько за полночь возвращалась из Южного Бутова - свободных сидений в метро практически нет. Кто все эти люди? Куда и откуда все они едут в такое время в таких количествах?

Вообще с ночным метро у меня неоднозначные отношения: с одной стороны я его нежно люблю - там показывают разных занятных персонажей, с другой - боюсь до истерики. Дело в том, что его же закрывают. На всех переходах сверху висит синенькая табличка, сообщающая, что в час ночи переход закрывается. Долгое время я была уверена, что это обозначает буквально, что тяжелые двери кованого железа со ржавым лязгом захлопываются, оставляя тех, кто не успел подняться на поверхность, в метро до утра. В качестве альтернативы я представляла себе также падающие с потолка железные решетки из толстых прутьев, как в средневековых замках и фильмах про ограбление банка. А мне, если я задержусь, стало быть, придется по полу катиться и подползать под такой падающей решеткой, как в тех же фильмах, или хвататься за прутья обеими руками и орать: "Выпустите меня, у меня еще полторы минуты!"

После того, как меня заверили, что никаких железных дверей и решеток нет (я присмотрелась в переходах - действительно, как-то не видно), я стала представлять другое разное, от патрулей особенно свирепых спецназовцев, которые в час ночи прочесывают все станции и тащат всех, кого поймают, на допрос (интересно, почему сразу не на расстрел?) до отравляющего газа, который для дезинфекции на ночь пускают по вентиляции. Огромные крысы-мутанты по ночному метро тоже ходят, стаями, если вдруг кто не знал. Самая последняя страшилка, до которой я додумалась, отличается похвальным минимализмом: достаточно просто выключить везде свет, тогда зазевавшиеся пассажиры будут вынуждены до утра стоять на месте, чтобы в темноте не свалиться на рельсы.

А сегодня я как-то увлеклась книжкой, книжка в общем-то дурная, но я все-таки как-то так зачиталась, что забыла бояться. Вспомнила, что мне же должно было быть страшно, только подъезжая к своей станции. Можно было, конечно, все равно запаниковать, но ради пары минут лень было начинать. То есть, как-то выходит, что единственная причина, почему я боюсь, и не просто боюсь, а придумываю себе все новые поводы побояться - то, что я привыкла воспринимать себя как человека, у которого есть такой вот нелепый страх - ездить на ночном метро. На самом деле я на нем езжу... ну не то, чтобы прямо уж часто, но только на этой неделе уже второй раз, а неделя еще не закончилась, и конечно же я знаю, что ничего из того, что я придумываю, со мной не случится. Но я же знаю, что мне положено бояться, вот и стараюсь, боюсь.

В общем, этта... как я есть язва, я довольно много пишу о всяких разных людях, которые мне так или иначе кажутся забавными. Но скажем честно - я сама тот еще забавный зверек. С третьей стороны - я сама себе повод поржать, который всегда со мной - тоже неплохо.