Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

2019

(no subject)

Есть примета - если я согласилась сделать перевод в некомфортный срок, т.е. так, чтобы не то, чтобы прямо ни есть-ни спать, но уже ни погулять-ни в интернет потупить, то тут же немедленно свалится что-нибудь о-мега-срочное, причем так, что ни отказаться, ни поторговаться о сроках, то есть, выходим в штопор и получаем как раз ни есть-ни спать.

Как бы со стороны наблюдая за собой интересно отслеживать, как от этого обрушивается домашнее хозяйство: не доходят руки закинуть посуду в посудомойку, хотя, казалось бы, на это нужно не так много времени, кажется сложным донести мешок с мусором до мусоропровода, приготовить завтрак - слишком долго, даже если всего приготовления - залить кипятком гречневые хлопья. Последний бастион - растворимый кофе вместо обычного, если я начала пить растворимый кофе - все, считай, дошла до ручки.

И в этот момент, разумеется, в голове появляется мысль: жена. Мне нужна жена. Хорошая, тихая, работящая. Пол в общем-то не важен. Интим не предлагать.

(Мультиварку тоже не предлагать. Пожалуйста, не надо мне предлагать мультиварку. Когда у меня есть время, я люблю и умею готовить, а когда времени нет, закинуть продукты в мультиварку, а потом эту мультиварку помыть - точно так же сложно и хлопотно, как и приготовить еду другим способом)

И дальше - интересно, я воспринимаю как женскую работу всякие мелкие рутинные дела, которые легко заполняют собой весь день, и результаты которых сложно увидеть, и практически невозможно этими результатами похвастаться: поставить на стол завтрак, не приготовить что-то эдакое, а просто вот чтобы заходишь на кухню - а там готовый завтрак, и после этого завтрака убрать со стола тарелку и кружку, и проследить, чтобы в доме были базовые продукты, и чтобы эти продукты были в съедобном состоянии, разложить по местам постиранное белье, полить цветы - всякое такое. А какие-то точечные, но при этом более заметные дела, даже на ровно том же поле - на выходных приготовить что-то особенное, раз в пару недель капитально затариться, устроить большую стирку-уборку - скорее как унисекс. И это при том, что я сама - цисгендерная женщина, и я сама могу именно что набегами что-то купить, что-то убрать, что-то приготовить, а для того, чтобы все делалось постоянно и регулярно, мне отчаянно не хватает домашнего эльфа. Или, как говорилось выше, хорошей тихой работящей жены.

А вот человек, способный стабильно и регулярно обеспечивать незамысловатую рутину, насколько я это себе представляю, автономен, и в ком-то вроде меня вовсе даже и не нуждается. Зачем нужны большие закупки, если ты готов каждый день ходить в магазин? И ну и подумаешь, обойдешься ты без какого-то особенного блюда в выходной, зато у тебя каждый день нормальная еда, а не выкопанный во время археологических изысканий в морозилке полуфабрикат, пожаренный так, что снаружи он обуглился, а изнутри даже не растаял. А партнер вроде меня только добавляет работы, и при этом еще и оттягивает на себя внимание достопочтенной публики.

В общем, на месте хорошей жены я бы ко мне точно не пошла. Эх.
2019

(no subject)

Всякое происходит, но, похоже, привычка обстоятельно все описывать, все-таки ушла. Быстро в две строки на фб - и достаточно.

Во-первых, веселье с сантехникой. Я еще в апреле заметила, что иногда на полу вокруг унитаза образуется небольшая лужица воды - как будто разлили пол-чашки или около того. Вытрешь ее - и потом какое-то время все сухо, а потом опять немного. У меня в голове было, что да, надо бы вызвать сантехника, но дело как-то не попадало в разряд первоочередных, а потом заболела кошка, и стало вовсе не до этого. И вот я в городе Э., Жем ходит к котам и каждый день шлет отчеты, что и как, и среди прочего вдруг пишет, что потек унитаз. Я про себя думаю, что ага, знакомая ситуация, и удивляюсь разве что тому, что она сочла нужным упомянуть о такой мелочи. А она продолжает, что половых тряпок недостаточно, и она взяла еще и полотенце, а воду они с мужем перекрыли. Думаю, что ну ладно, перекрыли, так перекрыли, у меня как-то голова занята совсем другим, за котов я переживаю, а унитаз - подумаешь, немного воды на полу.

И вот я приезжаю домой, очень хочу в душ, довольно-таки хочу в туалет, а вода перекрыта. И на полу мокрые тряпки, мокрое полотенце, явно речь идет не о разлитом стакане воды. Но ладно, вода. Горячая открывается легко, холодную заело. Бегаю кругами, общаюсь с Жем - кран перекрывал муж, просто руками, но сегодня придти и открыть обратно не сможет, ааа. То есть, у меня реально ощущение полной безысходности, не понятно, что делать. Но как-то умудрилась газовым ключом ослабить гайку и добыть себе обратно холодную воду. И тут меня перещелкнуло, что все, воду я включила, проблема решена. А болото на полу... ну бывает.

На следующий день радость от того, что в квартиру вернулась холодная вода, немного поутихла, потому что на пол туалета холодная вода вернулась тоже. То есть, я наконец почувствовала себя девочкой-дебилом, потому что кто пустил все на самотек и довел до вот этого? Прааавильно. А перекрывать холодную воду обратно страшно, потому что вдруг опять не закроется. Ладно, вызвала сантехника, на следующий день он пришел, оказалось, что проржавели болты, соединяющие бачок с унитазом. Видимо, они ржавели уже какое-то время, а ту неделю, что меня не было, выбрали, чтобы проржаветь окончательно. Все исправили, хеппи энд, но все-таки проблемы надо решать сразу, как появятся, а не как я.

***

Во-вторых, у нас с друзьями была пельменная вечеринка. Суровый а-ля-рюс, на столе всякие соленья, картошка в мундире, сало, селедка, бородинский хлеб и красная икра. И топенада из анчоусов, оливок и каперсов, ее принес один из друзей, уловивший слово "соленья", но упустивший из виду все остальное. Я еще заранее накупила разнообразной цветной бумаги - аааа, в детстве мы бы все удавились за такую роскошь. Золотистая цветная бумага, серебристая, люминисцентная, блесточки всякие, наклеечки, мечта. Когда пришли гости, мы всеми соорудили себе из этой роскоши кокошники, и часть вечера провели в них, потому что какая а-ля-рюсская вечеринка без кокошников (под кокошниками страшно потеет лоб, если вы не знали). А потом лепили пельмени. И немного хинкали, потому что Белка из Осетии, и когда к ней в руки попадает кусок теста и кусок фарша, ее руки сами складывают хинкалину. И еще несколько мант, потому что  Гриша из Татарстана.

***

В-третьих, горгулья Дарси - звезда всех визитов к нам. Всем нравится, у всех вызывает умиление. Любит всех остальных людей больше, чем меня, но пока было холодно, залезал спать ко мне под одеяло. Ужасно смешной зверь. Бедная больная кошенька Снегурочка после болезни наконец вернула себе свой обычный цвет, такой белый, что кажется подсвеченным изнутри, и распушилась. Врач велела делать все, чтобы кошенька ела. Кошенька ночью, едва заметит, что я проснулась, ведет меня на кухню, мол, раз все равно не спишь, можешь же покормить такую хорошую кошеньку. Потом утром изображает пантомиму "эту кошку не кормили никогда в мире". Днем водит меня к мискам, в промежутках ворует еду у Дарси. Точно вам говорю, возвращается к ней аппетит! У Локи все штатно.

***

В-четвертых, у меня мерзкий грипп или еще какая-то зараза. Всю неделю отменяю уроки, иногда не отменяю и провожу, и тогда к концу первого же урока чувствую, что заканчиваюсь сама. Пытаюсь переводить, но сложно сосредоточиться. От попыток что-то сделать по дому устаю моментально, буквально вынесла мусор и изнемогла. Страшно радуюсь, что я запасливый хомяк - в морозилке нашелся замороженный куриный бульон, именно то, что надо.

***

В-пятых, в ближайшие пару недель нужно перевести несколько здоровенных презентаций, а потом, видимо, надо будет опять метнуться в город Э., переводить встречу двух матерых альфа-самцов. Это должно быть весело.
sehr zufrieden

(no subject)

Так вот, Цюрих. Цюрих чудесный. Маленький, со всех сторон окруженный горами, очень чистый, очень спокойный, с красивыми мужчинами и нарядными женщинами - я даже видела нескольких женщин на каблуках. Впрочем, мужчины тоже нарядные, как-то заметно, когда люди в целом одеваются не чтобы себе было удобно, а чтобы другим было на что посмотреть. И одежда такая, никакого дорого-богато, ничего вычурного, ничего экстравагантного, в основном классические фасоны, довольно спокойные цвета, но при этом видно, что оно прямо вот все сделано из денег. Хорошенькие домики, озеро с лебедями, вдоль озера сидят люди, что-то едят. В открытых кафе пьют кофе и белое вино. На домах вполне можно увидеть таблички, рассказывающие, что в каком-нибудь году, когда леса на месте Москвы еще были невинными желудями, в этой гостинице останавливался какой-нибудь правитель. И совершенно не исключено, что в этом доме так и находится гостиница, и в ней по-прежнему не стыдно принять какого-нибудь правителя, если вдруг он решит тут остановиться. Улицы идут вверх и вниз, рыночная площадь - на специально для этого построенном широком мосту, потому что просто на улице еще пойди найди достаточно ровного места, чтобы поставить прилавок.

В одном месте, на дорожке вдоль канала, прямо бросается в глаза отсутствие графити. Такая большая ровная стена - и ничего не написано, ничего не нарисовано. Присмотрелись, поняли, что что-то было, но отмыли. Оставили только небольших кота и зайца, если верить надписи, нарисованных в 2017 году. Может, они понравились отмывавшему, может, специально оставили, вдруг кто-то приезжий спросит, что же это у вас в городе нет графити, а его приведут за руку и скажут, что как же нет, вот, пожалуйста.

Вот тут - пожалуйста, не надо мне открывать глаза на правду и рассказывать, как оно на самом деле. Я в курсе, честное слово. Но что я хотела сказать: когда я думаю о Европе, я представляю себе именно такое: многовековое спокойствие и благополучие. Интересно, каково в таком месте быть бунтарствующим подростком. Или невыносимо, потому что среди всего этого покоя ни для какого бунта места нет совсем, или наоборот, чистой воды читерство, потому что за бунт вполне сойдет один брошенный на тротуар фантик или неаккуратно застегнутая рубашка.

Вот ребенком должно быть хорошо - видела детскую площадку, там рай. И везде, где дети - так же тихо, как в любом другом месте. Не кричат ни дети, ни на детей.

Ближе к ночи меня ударило погулять по кладбищу. На кладбище меня зацепила одна могила - там было написано, что лежащая в ней женщина с какой-то сложной фамилией родилась за пару лет до наступления двадцатого века, и умерла - через пару лет после его окончания. Не запомнила точные даты, но было ей года 103-104. Весь двадцатый век, целиком, и все его основные события - уже достаточно взрослой, чтобы понимать и запоминать, и, вероятно, еще в здравом уме и твердой памяти. И при этом - это же нейтральная Швейцария, и, похоже, обеспеченная семья, из тех, у кого и в 19 веке не было проблем с деньгами, и в 21 все в порядке. Так что вполне возможно, что именно эту женщину в этом 20 веке вообще ничего не коснулось, где-то там далеко, за горами, что-то бурлит, а у нас тут лебеди на пруду, цветочки...

В воскресенье с утра долго, громко и очень настойчиво звонят колокола на церкви. У меня есть версия, что делается это, чтобы народ кинулся к колокольне бить лицо звонящему, ну а потом, раз уж пришли, чего бы и не остаться, не помолиться. Например, о том, чтобы на следующей неделе звонящий навернулся с колокольни. А потом город вымирает - нигде никого. Вроде бы, многие уходят гулять по горам, в том числе и старики, и молодые родители  со слингами и колясками.

В целом - ощущение немного мумми-дола. Конечно, на мое восприятие реальности всегда сильно влияет погода: в субботу, когда мы гуляли по городу, город был залит солнцем, на газонах всюду цвели крокусы и примулы, деревья - в набухших почках и приоткрытых бутонах. И еще отличная компания - в Цюрих меня пригласила моя бывшая, самая первая ученица, т.е. человек, невольно сыгравший в моей жизни очень важную роль - если бы мне не было настолько приятно и интересно работать с ней, может быть, я бы и не стала дальше преподавать, и все было бы как-то совсем по-другому. И вот теперь, спустя несколько лет после того, как мы перестали заниматься, мы впервые встретились - и оказалось, что не о немецком нам тоже приятно и интересно разговаривать. Как-то очень здорово было.

Узнала, что у швейцарских фермеров есть интересная бизнес-модель: простой швейцарец может за небольшие деньги получить у фермера разрешение всей семьей помогать тому на ферме, и за это, бонусом, право покупать со скидкой выращенные по сути им же фрукты-овощи. Нет, я понимаю, что необученный человек может помогать там, что за ним все надо еще раз переделывать, но все равно много думаю, как бы перенять этот передовой опыт.

Со швейцарским немецким столкнулась совсем мало, но то, что видела - аааааа, как они на этом говорят. С точки зрения человека, постоянно занимающегося немецким-немецким, ужасно смешно.

Пробовала бургер якобы с насекомыми, на самом деле с мучными червями. Ну люблю я пробовать ненормальную еду. На вкус - достаточно вкусно, чтобы доесть, но не достаточно, чтобы купить во второй раз. На мясо не похоже совершенно, скорее уж на хлеб. Но там и в составе 30 процентов тех червей, а остальное - глютен и добавленные, насколько я понимаю, для вкуса, сушеные помидоры и соевый соус. Зато черви - свои, швейцарские, поддержим местного производителя, о чем гордо написано на упаковке. Учитывая то, что я узнала о швейцарских фермерах, у меня есть идея, как именно на свет появился этот рецепт. Я так понимаю, однажды у одного швейцарского фермера в муке завелись черви.

И еще, конечно, швейцарский шоколад. Оказывается, того швейцарского шоколада, что продается в самой Швейцарии, у нас тут вообще нет. И не только у нас, я же много где бывала, и именно такого как в Цюрихе, не видела нигде. И это говорит нам о том, что швейцарцы гуманны, потому что если бы этот шоколад продавался везде, то не знаю, как вы, а я бы имела идеальную сферическую форму и работала бы только на этот шоколад. Почему при этом у них в магазинах продается и другой шоколад тоже, я не знаю. Возможно, швейцарцы его едят, как я ролтон, когда хочется почувствовать, что делаешь что-то заведомо мерзкое.

Фотографии как всегда в инстаграме, инстаграм в профиле. А я совершенно не в Швейцарии, а наоборот, в Москве, и мне даже во сне приходится переводить телеконференции. Но это совсем другая история.
koala

(no subject)

Вчера после утренних уроков обнаружила, что все планы к вечерним урокам у меня подготовлены, переводы переведены, квартира убрана, еда приготовлена, и даже все сериалы посмотрены. Так удивилась, что пошла гулять. Гулять в зимнем парке оказалось противно.

***

В тамбуре, где я живу, еще три квартиры. О соседях из самой близкой ко мне я знаю две вещи: во-первых, кто-то из них учится играть на гитаре, во-вторых, они любят выставлять свою обувь в общий тамбур. Иногда одну пару, иногда несколько, иногда как бы не все, что у них есть. На прошлой неделе, например, у них стояло две пары мужских кроссовок, сегодня - пара маленьких женских голубых тапочек. Будь они китайцы, я бы не удивлялась, но у меня есть смутное ощущение, что они не китайцы. В двух других квартирах живут женщины раннепенсионного возраста, они дружат между собой. Кто-то из соседей постоянно заполняет общий тамбур запахами невкусной домашней еды. Знаете, супы с подгоревшей поджаркой, дешевая жареная рыба, вареная капуста, все радости незамысловатой советской кулинарии. Эти запахи у меня вызывают очень противоречивые чувства. Разумеется, раздражение, и при этом превосходство, потому что я определенно готовлю лучше, и в то же время зависть, потому что у них, судя по запаху, дома всегда есть свежая горячая еда, а я готовлю хорошо, но эпизодически.

***

К слову о домашней еде и советской кулинарии - недавно варила рассольник, и мне понравилось, буду еще. У меня в семье рассольник не варили никогда, мы с братом его знали исключительно по детскому саду, и для нас, вообще-то воспитанных всеядными, это был синоним несъедобной еды, практически ругательство. "Да чтоб тебя кормили рассольником" - было у нас такое вот семейное проклятие. Я его попробовала совсем взрослой, кажется, уже в Москве, потому что я любопытная вообще и особенно любопытная до вкусов. И обнаружила, что вообще-то это вкусно. Но он для меня оставался экзотикой и довольно редким блюдом, потому что его подают скорее в столовой, чем в кафе или в ресторане, да и не так часто я хожу куда-то есть, а если хожу, не так часто заказываю супы. А тут вдруг подумала - а чего бы, собственно, не приготовить самой? И приготовила, и довольна, буду еще готовить. Но внутри себя пребываю в некотором шоке: "Я? Сама? Себя? Добровольно? Кормлю рассольником???"
Lächeln

(no subject)

В преддверии и ожидании - мой вишлист.

Самая простая опция - я не против того, чтобы мне дарили деньги, я их люблю.

Еще я люблю подарочные сертификаты, как переходное звено эволюции от денег к конкретному предмету. Точно пригодятся сертификаты Икеи и любых магазинов с косметикой.

Сложная, но интересная опция - подарить впечатления, т.е. пригласить меня в какое-нибудь хорошее место*, в которое я сама бы не догадалась пойти. Сложность заключается в том, что чтобы вручить мне такой подарок, вероятно, придется за мной побегать как Шарик за бобром. Но если есть идеи, попробовать стоит.

*Хорошими местами в этом контексте не считаются места, где занимаются каким-нибудь спортом или смотрят, как спортом занимается кто-то еще.

Я всегда рада чаю, кофе и шоколаду. Кроме чая с чабрецом (не люблю) и чая из Кофейной кантаты. Я не знаю, что с ним не так, теоретически он мне должен нравиться, но почему-то я не могу его пить. С кофе оттуда же проблем нет.

Также я рада любому интересному алкоголю. Я его даже не то, чтобы прямо много пью, но я его люблю пробовать.

Со специями, о которых, в общем-то, известно, что я их люблю, есть одна небольшая проблема - они у меня уже есть. Но если мне подарить что-то, чего у меня еще нет, я, безусловно, обрадуюсь.

Вообще-то я бы обрадовалась пачке сахара, но только очень определенного. Он темно-коричневый, как молотый кофе, влажный и сильно пахнет патокой. Продается в магазинах с индийскими специями. Более светлый коричневый сахар у меня есть. Два разных.

В целом, если это можно съесть или выпить, скорее всего, оно мне уже нравится.

Если это можно использовать для приготовления того, что можно съесть или выпить, вероятность того, что оно мне понравится, высока. Например, я уже какое-то время размышляю, не нужна ли мне мороженница.

Чашки, стаканы, бокалы и т.п. - тоже интересная мысль. О, и стеклянный заварочный чайник, пузатенький такой. Вот такая подставка, чтобы сверху чайник, снизу свечка, у меня уже есть.

Если этим можно помыться, намазать его на лицо, волосы или какую-нибудь часть тела, оно мне тоже уже нравится.

Всякие настолки, паззлы, головоломки и т.п.

Лимон или еще что-нибудь цитрусовое в горшке. Возможно, такие горшочки, в которых уже посажены семена лаванды или какой-нибудь кухонной зелени. Мне еще ни разу не удалось из них действительно что-то вырастить, но я бы еще попробовала.

С украшениями и аксессуарами сложно - я их люблю, но у меня их ощутимо больше, чем я успеваю носить.

Любимый цвет по-прежнему радуга, тотемные животные - коала и попугай, но котики и совунечки тоже приветствуются.
Blümchen

(no subject)

Типичное блюдо русской кухни характеризуется в первую очередь тем, что правильно его готовить умела исключительно бабушка рассказчика. Она либо родом была из особо правильной для приготовления этого блюда местности, либо работала кухаркой в каком-нибудь таком доме, где без правильно приготовленного этого блюда никак, либо, может быть, даже и спала с изобретателем того блюда лично. Так или иначе, крепкая была старушка, и уж она-то знала. При этом когда рассказчик наконец озвучивает тот самый единственно правильный рецепт, слушатели немедленно начинают задавать неприятные вопросы вида: "А что, ваша бабушка всю жизнь была, как теперь говорят, с психическими особенностями, или это у нее старческий маразм так интересно проявился?" Потому что никак иначе объяснить именно такой выбор продуктов и именно эту технологию невозможно, вы бы сразу их выбрасывали, не тратя время на производство своего хрючева, вы бы туда еще тертое яблочко добавили!

Ну и слово за слово, переругались все со всеми, потому что у каждого была своя бабушка, владевшая тем самым единственно правильным рецептом. При этом если собрать все единственно правильные рецепты и сравнить, то запросто может оказаться, что в них во всех есть один-единственный общий для всех ингредиент - вода. Или вовсе ни одного. А если неосторожно углубиться в такие нюансы, как резать или тереть на терке, да кубиками или соломкой, да какого размера кубики, да в какой последовательности слои, и после каждого ли слоя промазывать майонезом, можно нечаянно развязать маленькую гражданскую войну.

Пожалуй, это и есть главная традиция русской кулинарии - переругаться всеми вдрызг из-за какого-нибудь тертого яблочка, как будто если ты сейчас не отстоишь свою версию правильного рецепта, тебя этим неправильным блюдом будут принудительно кормить ежедневно до конца жизни.

И при этом, конечно же, любой знакомый с этими блюдами человек безошибочно узнает и борщ, и окрошку, и оливье, по какому бы рецепту они ни были приготовлены.

Это было вступление. Перед новым годом я прочитала в комментариях к чужому посту, что в оливье картошку можно заменить на авокадо. А мясо/колбасу - на креветки. Зачитала предложение Сашке. Подумали вместе. Нет, ну а что? В принципе, в принципе, если, скажем, взять не соленый огурец, а свежий, получится вполне стандартное сочетание, авокадо-креветки-огурец хорошо идут вместе. И горошек тоже не консервированный, а свежемороженый. Залить кипятком, чтобы оттаял, и вперед. Яйца лучше, конечно, перепелиные, раз такая пьянка, но и куриное сойдет. И заправлять, конечно, или домашним майонезом, или капелькой оливкового масла с лимонным соком. Укропа свежего немного. И нормальная получится оливьешечка.

Сегодня я это приготовила. И вы знаете, вкусно. На оливье, правда, не очень похоже, но если подвигать пропорции, и все-таки сделать домашний майонез, можно даже добиться сходства. Правда, я скорее в следующий раз двинусь в другом направлении и добавлю еще айсберг.

Но теперь, если я вдруг где увижу спор о правильном оливье, у меня будет при себе тяжелая артиллерия.
Schaf

(no subject)

На новый год я езжу в Питер - мне нравится иметь личную новогоднюю традицию.

В какую-то несусветную рань села в сапсан. Рядом со мной сел мужик, по которому как-то казалось, что он не против всю дорогу рассказывать случайному слушателю о своих взглядах на все. Но у меня как раз был открыт ноутбук, а в ноутбуке был открыт перевод, и я его как раз бодренько переводила. Мужик посмотрел какое-то время мне в экран, почитал про гидросбив окалины, и я как собеседник для него, видимо, умерла, чему и возрадовалась. Возрадовалась рано, потому что вскоре выяснилось, что такой же любитель и умелец захватить жестким захватом невинного человека, и мозолить ему уши до прибытия на станцию назначения, сидел через несколько кресел от нас. Сидел и вещал ровнехонько все то, за что я ненавижу таких случайных собеседников: и при Сталине-то такого не было, и изучать языки - пустая трата времени, и коллекция пластинок у него была в молодости (далее полный перечень и краткий анализ каждой), и еще какая-то чушь, которую и слушать противно, и спорить - только раззадоривать. И, главное, говори он это все лично мне, есть шанс, что к концу поездки он бы решил уйти в монахи, из тех, что дают обет молчания, но не кричать же: "Заткнись, мразюка, ты мне мешаешь" через головы. Я не сдержалась только когда он поведал миру, что вот раньше-то были у сотовых операторов тарифы 500 смсок, а сейчас нету, это значит что? это значит, люди совсем перестали общаться письменно. Не выдержала. Встала и сказала ему, что люди перешли на мессенджеры, потому что выгоднее. Теперь думаю, не подставила ли я таким образом всю его семью. То они (обе его дочери, о которых я теперь знаю больше, чем о некоторых френдах) могли ему сказать, что папа, мы тебе не пишем, потому что выгодных тарифов для смсок больше нет, а теперь он будет их общать в каком-нибудь вотсапе, бедняжек.

В Питере мы с Сашкой поумилялись, как три мальчика (ее сын и два его друга) играли в дочки-матери. Так, нет, стоп, это Питер. Они играли в отцы-и-дети.

Съездили в магазин за продуктами. Выяснилось, что мы абсолютно не совместимы: Сашка в магазине преисполнена ненависти ко всему, и сурово идет по списку, максимально эффективно собирая в тележку именно то, что нужно, не глядя по сторонам. Для меня же любой большой продуктовый магазин каждый раз - как диснейленд для среднестатистического ребенка. Мне все нравится. Мне все интересно. Я все хочу. У меня праздник, и я пытаюсь извлечь из него максимум. Аааааа, соусы, давай посмотрим соусы! О, специи, я хочу самоутвердиться об специи! Посуда! Давай зайдем в отдел с посудой! При этом я, как известно, всегда твердо уверена, что еды будет мало. "Может, нам взять еще мандаринчиков?" - "Влад привезет фрукты" - "А колбасы?" - "Уже есть" - "Рыбы?" - "Есть икра" - "Может, надо еще алкоголя?" - "Так, все, больше я тебя не возьму с собой в магазин. Ты наказана". Вот. Больше меня не берут с собой в магазин, я наказана.

Заодно Сашка начала проявлять симптомы гриппа, но, понятное дело, за всей суетой было не до того, чтобы прислушиваться к ощущениям. Тридцать первого, как положено, строгали салаты (я, разумеется, переживала, что еды катастрофически мало, гости уйдут полупрозрачными от голода(с)). Гости пришли, потусили весело, но мало, потому что в компании был ребенок-жаворонок.

Первого Сашка окончательно слегла с гриппом. Я за нее расстроилась, но сама чудно провела день, валяясь в постели и глядя с ноутбука немецкие сериалы.

Второго заболела уже я. Болеть в гостях - ужасно неудобно. То есть, конечно, болеть неприятно всегда, но в гостях как-то совсем нехорошо. Чтобы чем-то заняться, продолжила ковырять перевод. И немцы активировались после праздников, прислали пару небольших писем, в том числе поинтересовались, не хочу ли я метнуться в город Э.

Третьего болели все. Я доделала перевод и отправила немцам. (очень довольна) Рассматривала цены на билеты в Берлин и на гостиницы там. Думала мысль метнуться буквально на полтора дня, на выходные. Не понимаю, насколько такое мероприятие имеет смысл.

Четвертого я кашляющим, чихающим, шмыгающим носом, сморкающимся и несчастным источником заразы переместилась на поезде из Петербурга в Москву. Вообще я была морально готова к тому, что меня будет ненавидеть весь вагон - я бы ненавидела. Но, вроде, обошлось. Сосед удивлялся, что ему за несколько дней в Питере ни разу не показали солнце.

Про пятое я помню только что пыталась выкашлять себя наизнанку, а Надя притащила мне лекарство и сварила куриный бульон. А, нет, вру, помню, что еще происходило. Я смотрела много серий Идиотов в горах и писала о них на фейсбук.

Сегодня мне в целом стало лучше, но пропал голос. Отменила на понедельник утренний урок, написала об этом Наде. Надя ответила, что у меня опечатка в предложении "Отменила на понедельник все уроки". Отменила остальные уроки. Понимаю, что это было необходимо, но недовольна. Посмотрела на ютубе документалки об оспе и о чуме. Почему-то показалось, что именно что-то такое уместно смотреть, когда у тебя грипп.

Приходили гости, играли в шляпу. Поняла, что очень соскучилась по всей шляпной тусовке и по играм. Было бы очень здорово собираться если не каждые пару недель, как раньше, то хотя бы раз в месяц, что ли. Поиграли прямо отлично, хочу еще.

(Еще очень хочу, чтобы вернулся голос, с голосом значительно приятнее, чем без него)
koala

(no subject)

Продолжаю сагу о том, как я провела. Торжества закончились, некоторые немцы уехали, перед оставшимися развернулись трудовыебудни.

В среду утром мы выползли из своих номеров, погрузились уже не в автобус, а в газель, и поехали забирать коллег из другой гостиницы. На месте оказалось, что коллегам из другой гостиницы объявили более позднее место сбора, так что к нашему приезду они еще не проснулись. Мы развернулись и поехали на завод. В пути немцы вспомнили о безвременно покинувших их галстуках, и принялись оплакивать их судьбу. "Это была семейная реликвия! Он мне достался от дедушки! Почему каждый раз, как я приезжаю на какие-нибудь празднования с этими русскими, у меня пропадает галстук?"

На заводе выяснилось, что нас никто так рано не ждут. То есть, в принципе, ждут, стол в переговорной накрыт, но вот разговаривать пока не с кем - они думали, что мы приедем только к обеду. Около часа искали, с кем бы поговорить, уже и коллеги из другой гостиницы подтянулись, а сколько раз я успела подумать "все это время я могла бы спать", я и считать не берусь, но наконец к нам пришел человек, и переговоры начались. Переводил в основном переводчик Александр. В начале проекта обычно на переговоры приглашали нас обоих, но со временем стали довольствоваться кем-то одним, так что мы давно не виделись. Мне кажется, за это время он стал гораздо лучше переводить. Впрочем, он и раньше переводил не то, чтобы плохо. Проблема с ним скорее в том, что он (ошибочно) считает себя самым умным, и немцы подозревают, что в ситуации, когда его не контролируют, он может переводить не то, что люди на самом деле говорят, а то, что ему кажется, было бы более уместным. Я не знаю, так ли это - понятно, что при мне он себе ничего такого не позволяет. И, собственно, иногда моя роль сводится к тому, чтобы быть талисманом от плохого перевода. Немцы считают, что одного моего присутствия в помещении достаточно, чтобы качество перевода достигло нужного уровня. Так-то я бы и сама с удовольствием поработала - простая понятная работа мне определенно нравится больше, чем дискотека с караоке, но Александр успел начать раньше меня, а вмешиваться в работу другого переводчика во-первых, очень невежливо по отношению к нему, во-вторых, нехорошо по отношению к тем, для кого переводишь - их это очень сбивает с толку, не понятно, кого слушать, и что вообще происходит. Так что я сидела талисманом, и подключалась только если общий разговор разбивался на два или если надо было перевести кусок письменного текста.

Стол в переговорной, как я уже упоминала, был накрыт. Это значит, что он был заставлен блюдами с выпечкой, вазами с конфетами, подносами со свежими фруктами, тарелками с сухофруктами и орехами так, что для ноутбуков пришлось разгребать место с краешку. Вода, чай, кофе - хоть утопись в них. Один из немцев попросил колы. Ему ответили, что можно, но только если он за нее заплатит.

Не очень эффективно, но и без больших потерь дожили до обеда. Спустились в столовую. Тут ко мне подбежал ответственный за наши трансферы товарищ с квадратными глазами, и тыча пальцем в одного из немцев, испуганным шепотом возопил:
- Лена! Откуда он здесь?!
- Кто, Кристоф? Он приехал с нами.
- Нет, откуда он сегодня, здесь, на заводе???
- Он приехал с нами, из гостиницы, на машине.
- Его не было в машине! Я думал, мы его потеряли! Я объехал три гостиницы! Я его искал везде! Я думал, он пропал. И вот я прихожу сюда - а он здесь. Как будто из воздуха. Как он сюда попал???
- Дима, он ехал с нами на машине. Он сидел позади меня.
- Не может быть. Спроси его.
- Кристоф, ты же сегодня утром сидел в машине позади меня?
- Ну да, а что?
- Вот этот говорит, что тебя с нами не было.
- Но я же был.
- Думаю, он тебя не заметил.
- Но мы же с ним разговаривали! По английски.
- Дима, Кристоф говорит, что вы с ним в дороге разговаривали.
- Ой все.

Заодно внушила Диме, что он должен шустрым выхухолем метнуться к месту вчерашнего безумия и спасти галстуки.

За обедом с интересом узнала, что то, что я про себя описывала как дурацкую сельскую свадьбу и вечер усмирения духа, некоторые из других присутствовавших описывают, используя слова "шикарно", "душевно", "а пели как весело", и прочие "хороший тамада, и конкурсы интересные". Страшно далека я от народа. И очень стараюсь не сокращать дистанцию.

Александр рассказал, что после нашего отъезда там была еще и драка. То есть, прямо отлично погуляли, перед людьми не стыдно.

После обеда Дима привез из ресторана мешок галстуков. Я, как дед Мороз, прошлась вокруг стола, и немцы разобрали свое имущество. Я еще и попросила Кристофа сфотографировать оставшиеся, и выслать фотографии на опознание уехавшим коллегам. Хэппи энд.

Я надеялась, что вечером нас оставят в покое, но нет, опять накрыли поляну, к счастью, в ресторане при нашей же гостинице. Спустя какое-то время я поняла, что русские, нуждающиеся в переводе, уже свалили, оставшиеся сами хорошо говорят по-английски, но при этом общаются между собой, а немцы - между собой, причем о каких-то своих других проектах, разговор, никак не предназначенный для перевода, и лично для меня не очень интересный. Так что я тихонько, ни с кем не прощаясь, смылась к себе в номер. И там, посмотрев на часы, поняла, что я могу проспать восемь - восемь! - часов, и при этом до сна у меня еще почти полтора часа свободного времени. Вот оно, счастье. Вот она, безграничная свобода и сводящий с ума миллион возможностей. Это же можно медленно, никуда не торопясь, вдумчиво принять душ. Помыть голову. Налепить на лицо маску - я всегда беру с собой в командировки тканевые маски, ими удобнее всего пользоваться, и ими еще ни разу никто не заинтересовался при досмотре ручной клади. Спокойно, никуда не торопясь, потупить в интернет. На этом, собственно, все, но просто побыть одной, не мониторя постоянно окружающее пространство, не нужна ли я кому-то, это уже шикарный отдых. И спать.
koala

(no subject)

Вторник, вечер. Курсивом написано то, что было в плане встречи.

18:30 - 18:45 - Трансфер из гостиниц в ресторан

Ресторан находится на четвертом этаже нового торгово-развлекательного центра. Ступени центра, разумеется, покрыты плиткой, которая зимой становится скользкой, как будто рота Аннушек пронесла по ней цистерну масла. На вопрос немцев, почему люди, живущие в этом климате, и, казалось бы, знающие его особенности, используют именно эту плитку, мне ответить нечего - самой интересно.

18:45 - 23:00 - Праздничный банкет

Нас заранее предупредили, что днем можно одеться попроще, а вот к вечеру надо будет принарядиться. Костюмы, галстуки, все серьезно. Мы еще между собой обсуждали, как это должно выглядеть для людей, которые по работе всегда в костюмах и галстуках, а смокингов с собой не прихватили, да и перебор. Обсуждали вариант днем без галстука - вечером в галстуке, днем джинсы и пиджак - вечером костюм, днем голубая рубашка - вечером белая. Лично я предлагала днем рубашка - вечером глаженая рубашка, по-моему, отличная идея. У меня самой при себе не было костюма, но были белая рубашка и галстук, а т.к. многие мужчины довольно скоро поснимали пиджаки, я хорошо вписалась в коллектив. Другие женщины при этом были одеты кто во что горазд - кто просто в платье, кто в маленькое черное, кто в платье в пол, кто в платье в блестках. Я на это посмотрела, и подумала, что надо будет разжиться брючным костюмом и придерживаться политики белых рубашек и галстуков. С одной стороны, мне нравится, что у женщин так много вариантов самовыражения. У мужчин-то выбор сводится к серый костюм - синий костюм, а у нас - все, чего душа пожелает, включая те же самые костюмы. Но при этом если бы мне пришлось думать, какой именно вариант выбрать, и потом смотреть и прикидывать, а не слишком ли я просто оделась, а не слишком ли я нарядно оделась, а не должна ли я была разжиться под это дело новым нарядом, я бы изошла на нервы, а тут - у меня галстук, значит, я в формате, живите с этим. Опять же, в условиях, когда нет времени переодеться, или не известно заранее, какой формат планируется, очень удобно.

Сначала был фуршет. Шампанское, коньяк, канапе с кониной, канапе с мясным паштетом, украшенные мясом. Музыканты играют джаз. Ко мне подошел незнакомый потрепанный молодой человек. Сказал, что он - местный переводчик, и что он обо мне наслышан. И имел неосторожность попытаться сделать мне комплимент в том духе, что надо же, как необычно, женщина, а занимается техническим переводом, и у нее хорошо получается. Пришлось открыть ему профессиональную тайну: я перевожу, не используя гениталии.
Прошу занести в протокол: нервный тик у него был еще до того, как он со мной заговорил.

Вскоре после этого нас пригласили в основной зал, попросив рассаживаться за столики в соответствии с планом рассадки. Мы с моими немцами оказались за вторым столиком, практически на самой сцене, за первым сидел владелец всего с мэром города Э. и личными друзьями. Этих личных друзей мы видели накануне в футболках, на праздник же они пришли в мятых штанцах, потрепаных свитерках и чуть ли не кедиках. То есть, вокруг народ в костюмах, женщины (в том числе и их женщины) в вечерних платьях, они же - в чем им удобно. Тоже, в общем-то, способ обозначить свое общественное положение.

Зал ресторана, надо сказать, сделан интересно - как будто находишься внутри огромной юрты. И даже не очень кичево, без особого дорохо-бохато. То есть, пожалуй, даже хорошо. Вышли ведущие, девушка в шикарном вечернем платье и молодой человек. Девушка весь вечер выступала только по-казахски, молодой человек говорил на смеси русского, английского и немного немецкого. Тут надо знать, что я очень люблю Willkommen bienvenue welcome из Кабаре в исполнении Алана Каминга, так что на словах "Добрый вечер, good afternoon, guten Abend, добро пожаловать, welcome, willkommen" у меня сработали неизбежные ассоциации, и я поняла, что будет весело.

Стол, разумеется, уставлен закусками так, что не видно скатерти. И мы ни-че-му не учимся, так что начинаем есть. В это время начинается концертная программа, кто-то что-то поет и танцует. В принципе, ничего так поют и танцуют, но мы сидим рядом с динамиком. Один из немцев запустил на своем телефоне приложение, измеряющее уровень шума, и сказал, что по немецким нормам охраны труда нам нельзя здесь находиться. Через пару номеров ведущие опять на смеси языков просят внимания и объявляют, что сейчас внесут бешбармак. Официанты, каждый с подносом бешбармака, выстраиваются в колонну. Играет что-то бравурное. Официанты с бешбармаком обходят зал кругом почета, после этого расставляют бешбармак по столам. Эти люди таки понимают за эффектную подачу. (При этом я убейте не понимаю, чего местные так носятся с этим бешбармаком. Манты у них вкусные, плов тоже, и даже неизменная колбаса из конины, когда обвыкнешься, ничего так, а бешбармак - на удивление унылое блюдо, совершенно ни о чем, при этом вокруг него накручивается какой-то зверский пафос).

Начинаются торжественные речи. Почетные гости по одному выходят к сцене и говорят разное. Когда говорят русские, мы с Александром с места переводим для немцев, когда доходит очередь до немцев, я выхожу к сцене вместе с ними и участвую в представлении. Один из русских добрым словом помянул Сталина, в этом месте у меня случилось такое лицо, что Александр мне через стол закричал, чтобы я терпела. В городе, построенном на костях заключенных! Нет, правда, дна не существует. Речи перемежаются песнями и плясками, кажется, какой-то недобитый сталинист подкрутил громкость так, что у меня болят уши. Т.е. я на полном дурацком серьезе сижу за столом, и пальцами зажимаю уши, потому что иначе невозможно.

Бешбармак заменили на какое-то другое блюдо, и потом еще на какое-то, каждого, разумеется, подают столько, чтобы им одним можно было наесться на неделю вперед. Официантки постоянно подливают напитки. Тосты звучат, музыка играет, я мысленно составляю список видов деятельности, которые мне нравятся больше, чем корпоративы.

А, еще был конкурс "угадай песню по картинке", уровень "на картинке туфли с красной подошвой и брюки", буа-га-гашечки, угадавшему пришлось бы сказать слово матом. Но народу нравится.

Еще владелец всего после очередного тоста выпил водки и занюхал макушкой переводчика Александра, после чего сделал зверское лицо. Это было красиво, потому что, видите ли, переводчик Александр мажет волосы какой-то дрянью - я вот своим волосам иногда делаю маску из кокосового масла, и они при этом не выглядят настолько промасленными, как волосы Александра каждый день. И при этом эта его дрянь еще и отчаянно смердит. А еще в Александре 204 см роста, и владелец всего заставил его для занюхивания наклониться. То есть, прямо вот сцена из какой-нибудь комедии положений.

А потом началась еще и дискотека. Я - не танцую. Это не то, чтобы принципиальная позиция, но скорее нет, чем да. А вот пьяные казахские олигархи - танцуют. Некоторые даже не так уж плохо танцуют, честно говоря. Иногда меня пытаются выдернуть на танцпол, я выхожу, потом возвращаюсь за стол. Та женщина, что поскользнулась на вокзале, наоборот, радостно устремилась танцевать, а потом рассказывала, что пристроившийся к ней представитель местной элиты тут же принялся ее лапать, но за ее честь вступился другой представитель местной элиты, правда, после того, как он ее отбил, он решил, что ему за это полагается какая-то награда, так что ее пришлось отбивать второй раз, уже немцу. У меня же наметилось совершенно отдельное развлечение: меня постоянно сдергивал с места кто-нибудь из немцев, тащил за рукав к кому-нибудь из местных и спрашивал: "Элена, что этот человек хочет мне сказать?" Этот человек мог, например, ответить, что он только что все прекрасно объяснил по-английски, так что в моих услугах он не нуждается, я могу уходить. "Элена, так что он говорит? - Что он уже все сказал по-английски! - Это был английский??? А что он на нем сказал? - Он отказывается мне отвечать". На этом разговор обрывается, потому что меня уже тащит за рукав другой немец: "Элена, что он хочет мне сказать?" - "Он хочет, чтобы я перевела вам песню, которая сейчас играет" (если кому-то интересно, "Ребята нашего двора" Любе). Или, например, я не матерюсь в постах, поэтому не могу процитировать дословно, но смысл речи сводился к тому, что товарищ с друзьями собирается в январе во Вьетнам, где они собираются злоупотреблять алкогольными напитками, вести активную половую жизнь, и все у них там будет очень хорошо, и недурно (слышь, ты так ему и скажи не-ну вы поняли), а если немец даст свой вотсап, то ему с радостью скинут фотки (и если кто-то думает, что я по какой-то причине не могу перевести подобные речи на немецкий максимально близко к тексту, то он плохо меня знает).

Владелец всего поснимал со всех, кто ему попался на глаза, галстуки, повесил их себе на шею, и ходил по залу довольный. Попытался снять с меня. Я закрыла галстук рукой и сказала, что нет, не отдам, это мое, нет. И он отстал. Очень по этому поводу собой горжусь. Мне кажется, человек, способный отстоять свой любимый галстук в неравной битве с пьяным казахским олигархом, способен на многое. Владелец всего унес галстуки в неизвестном направлении и вернулся без них.

23:00 - 23:30 - Трансфер из ресторана в гостиницы

Ровно в 11 нас пригласили выйти на террасу, полюбоваться салютом. А когда через пять минут салют закончился, попросили занять свои места, потому что сейчас перед нами выступит таки да, солистка некогда известной группы Ace of Bace. И она таки вышла, и выступила. Надо будет почитать, что с ней такое случилось, потому что страшно же: вот ты звезда мировой величины, твои песни играют из любого утюга, и вдруг хоба - и ты выступаешь на торжественном открытии завода в городе Э. Выступила ничего так, спела, собственно, все песни, которые приходят в голову, когда думаешь об этой группе. Мне бы в голову не пришло идти на их концерт добровольно, но если бы в тот год, когда они были популярны, мне кто-то сказал, что у меня в жизни будет такой эпизод, наверное, мне было бы приятно.

Спустя какое-то время концерт закончился, и продолжилась дискотека. Со всеобщим братанием и желанием общаться через меня. Один немец настойчиво звал к себе в гости кого-то из местных, вместе с его женой и четырьмя детьми. Обещал принять у себя дома как родных. Выступавшая звезда спустилась в люди и танцевала со всеми подряд. В какой-то момент обняла меня (я не знаю, почему). Официантка все время ко мне подбегала: "Может, вам чаю? А хотите тортик? А я вам еще чаю принесла, горячего". И погладила меня по щеке. Я даже спросила одного из немцев, я что, выгляжу такой несчастной? Немец ответил, что, вроде, нормально выгляжу. Тем не менее, больше никому не приносили тортик, только мне.

Дискотека тем временем переросла в караоке. Пьяные властелины мира прогнали со сцены игравшую группу (буквально), и стали петь сами. И если танцевали они неплохо, то вот пение заставило меня пожалеть, что нам не довелось послушать наркобызы. В этот момент я хотела слышать наркобызы, я их вожделела. Постепенно я вспомнила и то, что ведь у нас всех был шанс убиться в Восточном экспрессе, почему мы его так бездарно упустили? Сказала об этом Рюдигеру, Рюдигер мечтательным голосом откликнулся: "Да, мы могли бы просто запотеть до смерти... это был бы такой легкий выход..."

Около двух зал почти опустел, в него пробрался товарищ, ответственный за все наши перемещения, и стал просить Александра каким-то образом выдернуть немцев с мероприятия и транспортировать их в автобус. Александр с высоты себя окинул взглядом зал: кто-то из немцев отжигает на танцполе, кто-то продолжает общение с убежденным, что знает английский, казахом, кто-то ищет свой галстук, кто-то и вовсе убрел неведомо куда, и выразил сомнение в успехе затеи. Я же вскинулась: "Формируем стадо и гоним на выход? Уже начинаю".

И начала. Задача была не легкая. Кто-то действительно убрел в неизвестном направлении. Кому-то было весело и он никуда не хотел уходить. Кто-то считал, что никак нельзя уйти раньше официальной отмашки от принимающей стороны. Но за жалких полчаса мне удалось собрать большую часть немцев в одну компактную группу и убедить их переместиться в автобус. Александр остался с меньшей группой стоять насмерть.

Перед автобусом мы за каких-то пятнадцать договорились, что завтра мы выезжаем в десять. То есть, после обеда. Но лучше в одиннадцать. Но в одиннадцать мы не встанем, так что в час. Но если мы выедем в час, работать мы начнем не раньше двух, то есть, ориентировочно в три, а у нас много работы, так что в десять.

В три мы окончательно погрузились в автобусы, нас развезли по гостиницам (заехать, выехать, развернуться, повторить), после этого доползти до номера, раздеться, принять душ, умыться, поставить будильник на 9:20, упасть в постель.
koala

(no subject)

Ну вот, я вернулась, поспала и пообнималась с котиками, теперь буду писать героическую сагу о том, как я провела, вероятно, по одному дню на пост, иначе выйдет слишком длинно. Курсивом я буду писать то, что было написано в плане встречи, а обычным шрифтом - как оно было на самом деле.

Понедельник

5:40 - Встреча гостей (19 человек) в аэропорту города А.

6:00 - 6:30 - Трансфер из аэропорта на вокзал

6:30 - Мой самолет с задержкой в 20 минут приземлился в аэропорту города А. Я довольно быстро прошла через паспортный контроль, встретилась с немцами, мы стоим и ждем водителя.

6:30 - 11:00 - Трансфер на литерном поезде из города А. в город Э.

7:00 Пришел водитель, нас всей веселою толпой загрузили в большой автобус и повезли через ночную Астану. Зимняя ночная Астана красивая - простор и огни. Постепенно светает, на улицах появляются люди, идущие на остановки. Я смотрю на них в окно и мне неуютно - много воспоминаний. Думаю о том, что вот то, что мне не надо, совсем не надо вот так по утрам, по темноте и снегу, брести на автобусную остановку, это очень важное мое достижение.

В Астане закрытые автобусные остановки! То есть, знаете, как выглядит обычная автобусная остановка - навес и одна стенка сзади, может быть, еще что-то вроде недостенок по бокам. А там есть остановки в виде целого маленького домика, передняя стенка вся стеклянная, внутри горит свет и стоит что-то среднее между скамейкой и диванчиком. Люди могут ждать своего автобуса в относительном тепле и без ветра. По-моему, гениально, и некоторым градоправителям стоило бы немедленно ознакомиться с опытом.

Около восьми - мы подъехали к вокзалу. Перед вокзалом стоит старинный паровоз, то ли настоящий, то ли просто скульптура, немцы весело шутят, что вот на нем мы и поедем. Водитель автобуса пытается припарковаться на парковке для легковых автомобилей. Заезжает передом, не помещается, выезжает, разворачивается, заезжает задом, в это время какой-то из стоявших на парковке автомобилей хочет выехать, автобус выезжает, чтобы его пропустить, потом опять заезжает, не помещается, выезжает, пытается заехать опять - и так минут двадцать, под комментарии одного из немцев: ну, давай, еще раз туда-сюда, еще раз, а теперь давай еще раз вокруг клумбы, мне это особенно понравилось. Никто не понимает, что происходит, и чего мы, собственно, ждем.

Около половины восьмого - в автобус заходит женщина и говорит, что поезд уже вот-вот подадут, как только - она нам сразу скажет.

Еще минут через десять поезд наконец подали, мы выбираемся из автобуса и идем на перрон. На путях стоят три вагона, нас разделяют на две неравные группы, более высокое начальство отправляют в третий вагон, остальных - в первый. По пути одна из нас (нет, как ни странно, не я) красиво поскальзывается и падает. Ей помогают подняться, под руку доводят до вагона. Наш вагон - нормальный такой современный спальник, мы по нему распределяемся по одному человеку на купе, и идем в тот вагон, что посередине.

Заходим в вагон посередине дружно восклицаем: "Нет, это надо фотографировать" и возвращаемся в свои купе за телефонами. Фотографию я выложила в инстаграм. Стол плотным слоем заставлен всякой едой. Какое-то время ходим вокруг него, наконец усаживаемся и начинаем понемногу что-то клевать. Тем, кто в более пафосном вагоне, еду подали туда же, но два самых главных начальника перебираются к простым смертным, потому что так веселее. Я с ними до этого не была знакома, и узнала, что это было самое высокое начальство, только на следующий день, когда всем выдали бейджи, по поведению это никак не считывалось. В тот момент, когда все уже наклевались на пару дней вперед, заходят официантки в нарядной униформе и предлагают желающим кашу. Я спрашиваю, что за каша. Официантки отвечают: "Молочная". Пытаюсь уточнить, она все-таки из чего. Отвечают: "С молоком". (оказалось, рисовая, никто ее не захотел).

9:10 Один из немцев спрашивает у официанток, когда же поезд все-таки поедет. Потому что сидим в общем-то хорошо, но все-таки интересно. Официантка отвечает, что по плану отправление в 9:00, так что уже скоро.

Около половины десятого поезд все-таки тронулся, мы еще немного посидели и разошлись по своим купе. Один из самых больших начальников сказал, что ему больше нравятся диванчики в центральном вагоне, чем в его купе, и перетащил туда вещи. Я попыталась смотреть в окно, но быстро поняла, что этот пейзаж я уже видела, легла и даже не то, чтобы заснула, скорее отключилась.

11:00 - Трансфер гостей с вокзала в три разные гостиницы (в городе Э. не нашлось гостиницы, в которую можно было бы поселить 19 человек)

11:00 - Я проснулась от того, что поезд остановился. Выглянула в окно, увидела серое здание вокзала на сером снегу на фоне серого неба. Подумала, может ли быть такое, что мы уже приехали, и все остальные уже выгрузились. Сообразила, что даже если мы действительно приехали, вряд ли народ смог бы выгрузиться так быстро и, особенно, бесшумно, да и вряд ли бы меня оставили просто так лежать в вагоне. Заснула обратно. Так и не знаю, где это мы были.

11:15 - 12:00 - Заселение в гостиницы, свободное время, отдых

12:15 - 12:45 - Трансфер из гостиниц на завод

12:24 - 13:45 - Обед

14:00 - 15:30 - Осмотр нового цеха

14:00 - Наш поезд наконец-то прибыл в город Э. Переводчик Александр потом говорил, что специально по этому поводу вокзал закрыли для всех остальных, и поэтому там никого не было. Честно говоря, я не заметила, к тому же, я видела расписание поездов - там в общем-то и некому было бы быть. Но может и правда. Нас опять загрузили в автобус, как школьную экскурсию, пересчитали по головам и повезли по гостиницам. Гостиницы не так, чтобы прямо рядом, поэтому развозка заняла около получаса. К тому же, перед одной из гостиниц водитель опять исполнил этот странный танец: въехал передом, выехал, развернулся, въехал задом, выехал, развернулся - и так минут пять. Под комментарии ворчливого немца.

14:30 - Наконец в гостинице. Полчаса свободного времени - как раз достаточно чтобы очень быстро принять душ, переодеться и минимально накраситься.

15:00 - Выезжаем из своей гостиницы и едем собирать остальных. Перед одной из гостиниц водитель опять (опять!) исполняет ритуальный танец с въехать-выехать, два круга вокруг клумбы, и так далее.

15:30 - 16:00 - Перерыв на кофе

15:30 - Обед в лучших традициях карательного гостеприимства. Стол заставлен холодными закусками. В тот момент, когда гости плотно наедаются, перед каждым ставят по тарелке супа. После того, как суп съеден, на середину стола выставляют тарелки с пловом. Каждый берет себе сколько-то и ест. После того, как все наелись пловом, перед каждым ставят по тарелке с мантами. Когда все наедаются уже по брови, на середину стола выставляют тарелки с выпечкой. Все вкусно, но очень много.

За едой обмениваемся впечатлениями о поездке. В нашем вагоне было на мой вкус приятно тепленько, те же, кто ехал в более пафосном вагоне, описывали эту поездку как пятичасовое пребывание в сауне без возможности из нее выбраться.

16:00 - 18:00 - Осмотр нового цеха

После обеда осматриваем новый цех. Мне очень хотелось сказать, что народ, я осматриваю этот цех в четвертый раз только в этом году, во второй раз за два месяца, можно я пропущу, но это было бы невежливо. И на самом деле это было не так же, как в прошлые разы. Я видела действующие заводы, я видела заводы в процессе их создания, но вот это - готовый, новенький, сияющий чистотой, пустой и тихий цех - это было особенное ощущение. И когда на пробу запустили машины - нагревательная печь, открывающаяся оранжевым раскаленным порталом в ад, заготовка, от которой жар расходится на много метров вокруг, пресс, лепящий из заготовки новую форму, как куличик из песка, руки манипуляторов, похожие на охотящихся змей - это очень круто, и понимать, что ты, вроде бы, куда-то там каталась, и складывала какие-то буковки, и говорила какие-то разговоры, и при этом ты была частью создания чего-то большого и настоящего, очень-очень здорово.

Слушать, как монтажники перекрикиваются: "Кто нажал на кнопку? Зачем? Ты с ума сошел?" скорее занятно. Интрига.

И еще я думала, что в цеху будет прохладно, и надела тонкий свитер. В цеху было градусов 30. Упс.

18:00 - 18:15 - Трансфер в гостиницы

Если бы составлявший план сам его перечитал, он бы понял, что не может такого быть. 15 минут там до ближайшей к заводу гостиницы, а от нее еще столько же до следующей, а тех, кто жил в самой дальней, возили на отдельной машине.

18:15 - 19:00 - Свободное время

Не 45 минут, а полчаса. Душ, переодеться, освежить макияж, бегло просмотреть фейсбук.

19:00 - 23:00 - Ужин в кафе при одной из гостиниц

19:00 Нас загружают в автобус, везут к другой гостинице, перед гостиницей водитель исполняет уже ставшие привычными ритуальные движения, народ из этой гостиницы тоже загружают в автобус, и всех нас везут в ресторан. Объясняют, что это будет как бы разминка перед завтрашними торжествами.

Стол в ресторане плотно заставлен разнообразными закусками. Люди, кажется, ничему не учатся, и опять наедаются ими досыта. В тот момент, когда все наелись, вносят тазы шашлыка. Под это все, конечно же, произносится множество тостов, водка льется рекой. Тосты можно свести в один: "Успешное сотрудничество, успех проекта, успехов в будущем, надежные партнеры, приятное сотрудничество, достигнутые в проекте успехи, счастливое будущее, успешное сотрудничество, очень важный для всех нас проект, не просто деловые партнеры, а настоящие друзья, успехи во всем, за прекрасных дам, успешное сотрудничество, мы все одна большая семья, давайте выпьем за переводчиков, успех проекта, за прекрасных дам, на здоровье - Харальд, ты тут пьешь весь вечер, скажи, за этот вечер хоть кто-то говорил "на здоровье?" - да, я, только что, успешное сотрудничество". После того, как все до бровей наелись шашлыка, выносят специальные блюда - внизу горячие угли, сверху блюдо с мясом с картошкой. Водку мешают с пивом, пиво запивают водкой. Немцы, правда, в своих тостах затеяли игру: за столом сидели представители шести разных поставщиков, и каждый в своей речи между "успешное сотрудничество" и "хорошего вам настроения" аккуратно вставил намек на то, что мы тут самые крутые, а все остальные так, на подтанцовках. Они же все не первый такой проект делают вместе, сто лет друг друга знают, и вот так друг над другом подтрунивают постоянно. Это было правда очень смешно, но сложно пересказать, не вдаваясь в технические подробности.

Кроме этого, почему-то все время за столом упоминали группу Ace of Bace, почему-то в связи с завтрашними торжествами, но как-то не понятно, в какой связи.

23:00 - Все уже напились до полупрозрачности и наелись до невозможности дышать. Даже я уже начала думать о том, что, может быть, когда я столько готовлю на свой день рождения, я не совсем права. В этот момент в зале приглушили свет и внесли в него каравай с воткнутыми здоровенными бенгальскими огнями. Поставили каравай на стол, включили свет, потушили огни, разрезали каравай - оказалось, что внутри у него плов (я не знала, что плов можно готовить еще и так). Раздали плов. Опять очень вкусно, но что ж столько-то.

Около полуночи все-таки встали из-за стола, загрузились в автобус, одного из немцев пришлось скорее заносить, чем заводить. Доехали до первой гостиницы, заехали во двор, выехали, развернулись, заехали, совершили торжественный вынос тела того немца, повезли в гостиницу остальных.

В гостинице немцы решили задержаться в баре, выпить еще по пиву, поделиться впечатлениями, поболтать в более расслабленной обстановке. Позвали меня, и мне показалось, что это хорошая идея. Едва мы уселись и взялись за бокалы, из соседнего зала примчался одетый в футболку и треники владелец этой гостиницы, и нового завода, и в общем-то всего города. Чисто поприветствовать дорогих гостей и выпить с ними водки. Частично по-русски под перевод, частично по-английски, частично танцем рассказал, что его семью, поволжских немцев, департировали в это прекрасное место в 1939, но они нашли тут новый дом, и теперь он хочет, чтобы Казахстан стал мировой державой (сам он живет в Швейцарии, но его родители и другая родня - по-прежнему в городе Э.). Рассказал, что на самом деле снежного заноса не было, просто он же как-то обещал кому-то из немцев прокатить его на поезде, ну и вот, пацан сказал - пацан сделал. И за это надо выпить. Кстати, на завтрашнем торжестве будет выступать Ace of Bace, потому что он так сказал. И за это надо выпить тоже.

Рабочее время бара уже давно закончилось, сотрудники на нас смотрят волком, но, понятное дело, никто не жужжит, все улыбаются и машут.

1:30 - За владельцем всего пришли его друзья, тоже в футболках и трениках, как будто они не пили вместе, а занимались в тренажерке (тела там у всех правда такие, что как-то веришь, что они вообще не пьют, а вместо этого не слезают с тренажеров), мы тоже разошлись. Доползти до номера, раздеться, приготовить одежду на завтра, умыться, выставить будильник на 8, упасть в постель. Вспомнить, как тебе посоветовали, чтобы как-то скрасить себе тяготы командировки, взять с собой средства по уходу за лицом и телом, до которых дома не доходят руки. Заснуть с этой мыслью.