Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Schwarz-weiss

(no subject)

Думаю о том, что жизнь несправедлива, и о том, что изначально сильные ученики неизбежно получают от преподавателя больше, и становятся еще сильнее, а слабые получают меньше, и остаются слабыми. Даже на индивидуальных занятиях, если не поджимают сроки, совершенно отдельно от того, кто там любимчик, а кто наоборот.

Новый материал понят с первого объяснения? Отлично, а кстати, вот еще несколько нюансов, а вот занятный факт, а вот интересный пример - это все не то, чтобы обязательно влияет на усвоение именно этой темы, но помогает лучше понять устройство языка в целом, его логику, и, вероятно, следующая тема будет понята еще легче. Бьемся над новой темой третий урок подряд, а ученик все равно путается? Какие уж тут нюансы, удалось заучить базовое правило, и на том спасибо. Ну то есть, просто чтобы не забивать человеку голову необязательной информацией, когда ему и с обязательной сложно.

Сделали все запланированные на сегодня упражнения, а до конца урока еще 10 минут? Прекрасно, вот еще парочка дополнительных упражнений, или, например, давайте повторим пройденное, или освежим в памяти что-то из старого, или, может быть, позанимаемся произношением. Урок закончился, а мы не успели сделать пару запланированных упражнений? Ну и ладно, основное я уже объяснила, вот вам домашнее задание, сами там еще позанимайтесь.

Простыми конструкциями получается говорить правильно и понятно? Здорово, вот вам еще интересная конструкция, а вот хорошее выражение, оно украсит вашу речь, а вот тут мы немного забегаем вперед, но вообще можно сказать вот так. В предложении из трех слов пять ошибок? Я вас умоляю, не забегайте вперед, говорите самыми примитивными предложениями, лучше просто и понятно, чем пытаться выпендриться, а в результате выдать нечленораздельный набор слов.

И так везде, и в результате при одной и той же программе, одних и тех же упражнениях, текстах и диалогах сильный ученик получает гораздо больше. При этом понятно, что недодавать ему чего-то ради абстрактной справедливости как-то нелепо, и перегружать дополнительной информацией и, скажем, увеличенным количеством домашних заданий того, кто с трудом справляется и с тем, что есть, тоже странно. В целом я исхожу из того, что никто тут ни с кем не соревнуется, у каждого свой темп, свои сильные и слабые стороны, свои возможности. Но все равно, приходится признать: жизнь несправедлива.
Blümchen

(no subject)

Спонтанно и незапланированно вместо уборки и прочего быта пошла с Ксой гулять по Арбату. Теперь имею множество эстетических размышлений.

На Арбат постепенно возвращаются художники и музыканты, мы видели ребят, танцующих брейк, и какого-то фокусника, и художника со спреями - хорошо, с ними улица становится живой. Но вот эти арочки... они, кстати, все-таки стали... нет, я не могу применительно к этому сказать "лучше". Скажем так, рвотный рефлекс никуда не делся, но хотя бы глаза не кровоточат. В настоящий момент я исхожу из того, что это был какой-то несчастный умственно отсталый ребенок с рабочих окраин, даже не из хрущевки, а из каких-то бараков, все вокруг серое, унылое и обшарпанное, даже ковра на стене и то не было. И тут вдруг где-то в конце восьмидесятых ему показали самый первый завезенный в страну дешевый ширпотреб - китайские пластмассовые кубики, елочную гирлянду, яркие искусственные цветы. И таким ему это показалось невыносимо прекрасным, что он впал от восторга кому. В которой и пролежал до этой весны. А этой весной его откачали и зачем-то сразу поручили украсить город. И он теперь как может пытается еще и еще пережить тот момент чистого восторга: яркая дешевая пластмасса, искусственные цветы, огоньки мигают.

Я, вроде бы, так себе эстет, и на самом деле ни в чем таком особо не разбираюсь. Говоря со мной о хорошем вкусе, всегда надо помнить, что однажды у меня были туфли леопардовой расцветки. Но какие-то представления о прекрасном у меня все равно есть, и я даже к стрит-арту отношусь довольно скептически. То есть, уличные художники-музыканты-танцоры да, а те, кто пишет на стенах или развешивает какую-нибудь вязаную нёх (я пытаюсь внедрить в обиход это слово) по деревьям или еще как-то так самовыражается - очень и очень выборочно. Потому что архитектура - вообще-то сама по себе вид искусства. И красивое в украшениях не нуждается. Вот трансформаторную будку наскальная роспись скорее всего украсит, а здание, которое изначально было красивым, и на роспись не было рассчитано - очень сильно не факт. Но ок, по крайней мере это интересное культурное явление с уходящими в глубокую древность корнями, и оно бывает занятным и задорным. А вот эти их арки... очень много у меня по их поводу пожеланий, в основном грубого физиологического характера.

В одном из киосков на Арбате (угу, везде снесли, а где не надо поставили) много довольно годных кружек и стеклянных украшений. Цены, правда, конские, но хотя бы посмотреть можно. Но вот смотришь на них, и понимаешь, что когда тебе нравятся какие-то цацки, будь то чашки, подсвечники, украшения - любые или определенные, шарфики, или, скажем, все с изображением твоего тотемного животного, рано или поздно оказывается, что ты больше не можешь это покупать. Потому что все, что тебе нравится, интересно или приятно, у тебя уже есть. И еще немного сверх, потому что как только становится известно, что ты любишь вот это, все тут же решают, что именно это - отличный тебе подарок. И все новое будет только вариацией на тему того, что уже есть. А если этого вот прямо нет, значит, оно тебе прямо вот совсем не надо. Эта мысль одновременно и радует - наконец-то можно экономить, и расстраивает.

И Новый Арбат. Во-первых, это же надо было так вывернуться, чтобы и тротуар расширить, и сделать так, чтобы ходить по нему было менее удобно, чем до расширения. Я не верю, что это случайно, я думаю, люди голову ломали, до сантиметра рассчитывали. Мы с Ксой шли вдвоем, и постоянно оказывалось, что или она идет по ногам сидящих на Скамье, или я наступаю в клумбы, или и то и другое сразу. Гениально. Во-вторых, все эти застекленные павильоны, открытые терраски, карусель, качели, мини-скалодром, столики в виде светящихся кубиков - все это удивительным образом не бесит. Для градоукрашательных инициатив этого лета это прямо очень серьезное достижение. Но оно бы все очень хорошо смотрелось где-нибудь на набережной какого-нибудь теплого моря. А в центре города, вдоль оживленной улицы - странно. Ну правда, эта карусель чуть ли не на проезжей части стоит. Такое чувство, что довольно вменяемые архитекторы придумали проект, не зная, где оно потом будет находиться. Возможно, сейчас даже бегают кругами и кричат: "ААААААА". Но ведь вот блин же, как долго с нашим климатом можно пользоваться всеми этими открытыми терассками и качелями? В этом году - еще от силы месяц. А как все это светлое дерево будет выглядеть после зимы - довольно интересный вопрос. И это же не аллея в парке, это улица, она в первую очередь для того, чтобы идти из пункта А в пункт Б, очень даже может быть, что быстрым шагом, а не для того, чтобы нога за ногу обходить клумбы. И вот ее всю перегородили декоративными элементами, в нашем климате большую часть года бесполезными. Как-то кхм. И наконец, в-третьих, скамья. И даже Скамья. Сто пятьдесят два метра Скамьи. Сначала, когда на нее смотришь, конечно, не можешь не спросить себя, что именно хотел сказать городу и миру человек, придумавший Скамью. Но уже через первые десять метров тебя озаряет. Вот этот очень длинный, прямой и жесткий объект - это же практически памятник дедушке Фрейду, да не выпадет изо рта его сигара. А пройдя вдоль Скамьи все ее сто пятьдесят два метра, чувствуешь, что узнала об интимных переживаниях, страхах и комплексах автора Скамьи гораздо больше, чем когда-либо хотела знать. То есть, наверное, это даже круто, что человек может вот так открыто, перед всеми заявить, что у него проблемы, и пытается эти проблемы как-то креативно проработать, но правда - я бы предпочла об этом ничего не знать. И парковки там окружены очень узнаваемыми условно говоря символами плодородия. Вот то, что это именно парковки, я бы сама не догадалась, а эти каменные... мнэээ... столбики... Нет, конечно, всегда можно сказать, что это просто мне везде мерещится, но товарищи, сто пятьдесят два метра скамьи. Стоящей посреди тротуара, так, что идти по тротуару, вот только что специально расширенному, неудобно, и проемы в скамье есть, но не так, чтобы часто. Так что Новый Арбат нынче воплощает ни проехать, ни пройти, ни перепрыгнуть, ни обойти.

Ну и из хорошего - были в парфюмерном магазине, нюхали Сержа Лютана, теперь я знаю, чем я хочу пахнуть.
Hell

(no subject)

Кажется, я дошла до того состояния, когда матерятся в закат, потому что другие способы выразить эмоции уже исчерпали себя, и слова закончились, а сказать хочется. Здесь невероятно. Смотришь в любом произвольном направлении, а там невозможно, до боли красиво. Проходишь ближе, чтобы рассмотреть, поворачиваешь голову, а там в переулке между домами такое, что перехватывает дыхание. Идешь уже туда, поворачиваешь голову в другую сторону, и уже: "Нет, ну ладно, ну имейте совесть". Всюду купола, башенки, эркеры, барельефы, барокко такое барокко, и все оно кажется как будто невесомым, состоящим из света. Церковь светло-светло-бежевая, почти белая, как будто выточенная из кости, как будто кружевная, залитая солнцем, острые ажурные шпили, стрельчатые окна, горгульи - невероятно.
В парках цветет сирень, цветут каштаны, цветут тюльпаны - они подобраны по оттенкам темно-розового и желто-красного так, что клумбы словно полыхают. Цветут еще какие-то кусты и деревья, воздух кажется вязким от густого медового запаха. Все газоны покрыты плотным слоем отдыхающих - парки красивые, но по московским меркам крошечные, газонов хватает впритык.
Думаю, совпали погода и мое настроение, и моя любовь к долгим прогулкам, кажется, что тут все пропитано блаженной беспечностью, как в первый день каникул, когда кажется, что впереди бесконечное счастье.
Я худший в мире фотограф - смотрю на то, что наснимала, и мне кажется, что это какое-то жалкое подобие ногтевой фаланги мизинца левой руки. Зато у меня почти получается ориентироваться по карте, только все постоянно оказывается ближе, чем я думала. В общем, Вена официально занесена в список моих любимых городов. Завтра попробую найти дом Хундертвассера.
Blümchen

(no subject)

Оказывается, в ашане есть "зеленые" кассы, на которых покупки не запихивают в миллион пакетов. Вообще я понимаю, что для магазина это изящный способ сэкономить на этих самых пакетах, чья стоимость все равно заложена в стоимость товара, но эти ненужные мне и вредные для окружающей среды пакеты меня раздражают не первый год, так что это хорошая новость. Ну давайте, скажите, что вы об этих кассах всегда знали.

***

Попыталась по рецепту из пинтереста сделать взбитые кокосовые сливки. Или я не так поняла рецепт, или у меня были неправильные сливки, но ничего у меня не взбилось. Но заправлять кокосовыми сливками кукурузные хлопья (надо же было их как-то использовать) - безумно вкусно.

***

Пока меня не было, кто-то сломал ключ в замке двери, ведущей в тамбур. С утра на двери висела записка с требованием тому, кто сломал ключ, заменить замок. Вечером появилась записка с требованием сдать деньги и получить новый ключ, немедленно, потому что замок уже заменили и к ночи дверь будет заперта. Когда я принесла деньги, в поломке старого замка попытались обвинить меня, но у меня алиби. Также оказалось, что соседи знают меня по имени. Я их толком не знаю в лицо.

***

Соседи вообще довольно странные. Недавно консьержка меня спросила, почему я не вызываю электрика заменить лампочку. На мое: "Ээээээ, што?" объяснила, что у нас в тамбуре две лампочки, одна ближе ко мне, другая ближе к активным соседям. Оказывается, та лампочка, что ближе ко мне, перегорела, и соседи рассказали об этом консьержке, отдельно оговорив, что электрика вызывать не надо, потому что раз лампочка ближе ко мне, значит, и заниматься этим должна я. То есть, они заметили, они подумали о том, что надо что-то делать, и тут же решили, что лично они ничего делать не будут. И при этом мне самой ничего не сказали - пожаловались консьержке, что я ничего не делаю. А я вообще не обращала внимания, что одна из лампочек не горит - я не очень часто читаю в подъезде, и еще реже вышиваю бисером, а чтобы попасть ключом в замочную скважину света хватало. Если подумать, я даже не знала, что лампочек должно быть две. Электрик, если что, бесплатный.

Спустя пару дней после разговора с консьержкой, как раз в день моего отъезда, перегорела и вторая лампочка, когда я вернулась, все уже заменили.

***

Понедельник любит спать на стиральной машине. В какой-то момент я подумала, что бедному котику же жестко, и постелила ему полотенце. С тех пор на стиральной машине любит спать Снегурочка, а Понедельник с грустным видом спит где придется. Вообще я подозреваю, что эта белая принцесса - главная в прайде.

***

Так давно не доходили руки сделать уборку у себя в комнате, что сейчас мне кажется, что я занимаюсь скорее археологическими раскопками.

***

Четыре часа, уже темнеет. Фу.
Brille

(no subject)

В этом году я довольно мало езжу. После прошлого года, который я, кажется, весь провела на чемоданах, как-то совсем не было такой потребности. И в Москве столько всего интересного, и столько всего разного, со временем мне, конечно же, захочется еще чего-то, со мной всегда так, но пока что мне интереснее расслабленно гулять по одному городу, чем метаться с места на место. Но вот кто-то выложил в инстаграме фотографии откуда-то из Европы, кажется, из Будапешта, и кольнуло - все-таки хочется окунуться и вот в это, узенькие улочки, булыжные мостовые, готические соборы, черепичные крыши, а сейчас, осенью, у многих на крыльце выставлены горшки с хризантемами или разложены тыквы, а на дверях висят венки, тоже какие-нибудь осенние. Рассматриваю собственные прошлогодние фотографии - фахверковые домики в диком винограде, средневековый замок, все такое аккуратное, чистенькое, добротно-нарядное, вспоминаю чистый, пахнущий осенью воздух - все-таки какой-то частью себя я всегда по этому скучаю.

А кто-то еще поехал в отпуск в Таиланд, и тоже выложил в инстаграм фотографию, а на фотографии виден домик для духов, и это тоже что-то такое знакомое, что-то внезапно - о, да это же родные края... совсем не хочу возвращаться в Бангкок, это не мое, но я помню это ощущение, когда выходишь из охлажденного помещения на улицу, и тебя обнимает жаркая влажная тропическая ночь, и воздух, пропитанный запахами еды, на половину состоящей из специй, и в поле зрения сразу крутейшие небоскребы, золоченые храмы, старинные деревянные дома и уродливые бетонные коробки в черных разводах. И все лица вокруг не похожи на твое, и ты не понимаешь ни слова из того, что вокруг говорят, и, кажется, я все время чувствовала себя там чужой, но вдруг оказывается, что какая-то часть Юго-Восточной Азии застряла во мне, а какой-то кусочек меня остался там, и я думаю, что было бы здорово окунуться в бангкокский вечер, пройтись по переполненным торговцами улицам, накупить местных фруктов... нет, ни в коем случае не надолго, только посмотреть, буквально на минутку.

Или ну его, Бангкок, лучше в Куала-Лумпур, или в Гонконг, или в Сингапур - столько всего, что я еще не видела. Или вот Австралия. Или Великобритания. Или Израиль. Или вообще все равно что, просто чтобы море. Теоретически можно устроить что угодно, ну, то есть, конечно, деньги, и, конечно, я не люблю путешествовать одна, но если бы мне действительно по-настоящему хотелось, уж наверное бы что-нибудь да придумала...

Кхм, так я, собственно, о чем? Я о том, что вместо всего вышеперечисленного я лечу на три дня в командировку в Днепропетровск.
Blümchen

(no subject)

Сходили с бывшей, еще воронежских времен, коллегой в усадьбу Салтыкова-Черткова на выставку, чье название я не помню, но что-то про Алису в стране чудес. Саму эту усадьбу я видела буквально пару недель назад, и тогда мы со спутником друг друга спрашивали, а что это за голубой дом, и что там внутри, а оказывается, внутри там выставочное пространство. Обстановки со старых времен в усадьбе нет, но есть, например, мавританская комната, стены и потолок которой покрыты резным деревом, очень красиво, и есть комната в готическом стиле - стрельчатые окна, ажурная лепнина, и еще где-то на потолке лепнина с какими-то животными, и еще есть камин, сделанный Врубелем - огромный, обрамленный как будто сухими переплетенными деревьями, и над ним зеркало до потолка - очень впечатляет. В общем, усадьба изнутри оказалась очень интересной. А выставка... несколько забавных объектов, ориентированных на владельцев палок для селфи (Вы обращали внимание, что человек с палкой для селфи в поисках удачного ракурса выглядит, как будто у него в руках миноискатель?). То есть, тут пенопластовый трон, там огромная чашка - фиговины, на фоне которых можно сделать забавную фотографию себя. Но их не очень много и они не сказать, чтобы потрясали воображение. В общем, ради самой усадьбы идти туда на какую-нибудь выставку имеет смысл, я бы, пожалуй, и еще раз сходила, чтобы рассмотреть повнимательнее, ради конкретно этой выставки определенно не стоит (тем более, что входной билет неоправданно дорогой).

А потом мы отправились гулять куда глаза глядят, и загуляли в какие-то очень красивые места, которые я раньше не видела, и с моим топографическим кретинизмом теперь уже вряд ли найду. Там был такой дом, такой дом - массивный, с барельефом, с эркерами, с башенками, весь какой-то очень уверенный в себе и надежный на вид, такой прямо "мой дом - моя крепость". И еще видели то ли дворик, то ли скверик, очень уютный, с цветущим жасмином, кармашек спокойствия. И еще кучу каких-то совсем мелких штуковин - забавную вывеску, окно в обычном доме, внезапно украшенное огромным металлическим цветком, что-то еще из серии можно пройти мимо и не заметить, а можно специально приводить друзей, чтобы показать. Переулки пропахли липой, бульвары - еще какими-то цветами, из тех, что не дают о себе знать днем, и начинают пахнуть в сумерках. Бывают такие прогулки, когда город словно показывает: "Посмотри, посмотри, что у меня еще есть! Посмотри, какой я котик! Погладь котика!"

Еще мимо проезжал лимузин, расписанный под хохлому - вот его бы можно было бы и отменить. Хотя, с другой стороны, зато теперь я смогу всем рассказывать, что видела такой вот артефакт, так что пусть будет. С третьей стороны, мне кажется, расписанный под хохлому лимузин - это явная аллегория. Не могу подобрать слово (ну кроме того, которое я произнесла сразу, как только увидела), но есть в этом образе что-то узнаваемое. Как арт-объект это бы казалось чем-то излишне очевидным, перебор, пошло, а вот когда оно просто есть и ездит по улицам... ну и всегда остается кусочек надежды, что тот, кто это придумал, имел в виду сделать это иронично.
koala

(no subject)

В процессе работы над переводом залезаю в википедию. На немецком. Смотрю, на каких еще языках есть эта статья, вижу алеманский. Я знаю слово "алеманский", это группа диалектов немецкого, мы что-то такое проходили то ли на истории языка, то ли на каком-то подобном предмете, кто ж это все упомнит. Но чтобы вот так прямо на этом писать статьи в вики? Однако иду по ссылке. И - о да. Это тот самый густой, плотный, ядреный диалект, на котором говорит очень существенная часть немцев, с которыми мне доводилось так или иначе пересекаться - почему-то так выходит, что я общаюсь и работаю главным образом с людьми из юго-западной Германии. Т.е. это как раз то, что мне знакомо и привычно, сама не изображу, но понимаю хорошо. И когда читаю, легко могу себе представить, как это звучит. Но я привыкла, что так звучит разговор на какие-то простые бытовые темы, просторечие. А тут - нормальные такие серьезные статьи, об архитектуре, о лингвистике. Но вот на этом. Который как бы немецкий, но вообще-то как бы даже и не совсем немецкий. Или совсем не немецкий. Очень, очень странное ощущение.
(как-нибудь между делом освоить, взорвать мозг немцам, заговорив с ними на этом)
Lächeln

(no subject)

Есть женщины в тайских селеньях...
Вчера при помощи пилки для ногтей и шлепанца собрала остов икеевского комода и один из трех ящиков. Да, можно было бы купить набор инструментов в Икее. Да, можно было купить хотя бы крестовую отвертку где-нибудь еще, я даже знаю несколько мест. Но мы не ищем простых решений. Сегодня, правда, запал прошел, и глаза бы мои остатки комода уже не видели. Пожалуй, завтра все-таки куплю отвертку.

Сегодня были в океанариуме у рыб. В прошлый раз, когда там были, мне показалось, что рыб было как-то больше, но все равно очень там здорово.

Видела местный рынок. Если кто читал "Никогде" Геймана - когда с крупной улицы с небоскребами вдруг сворачиваешь куда-то под мост, и в проулок, а там вдруг люди торгуют разным, кажется, что на тебя напрыгнул Нижний Бангкок. Поднимаешь голову - над тобой небоскребы. Опускаешь голову - сумеречный рынок как он есть. А того, что я собственно хотела (определенных фруктов), как раз нет. Некоторым образом это даже облегчение, потому что на этом рынке мне скорее неуютно.

Осмотр себя в зеркале показал, что у меня полная голова седых волос. Кажется, за три недели в Бангкоке я поседела сильнее, чем за три года в Москве. Все равно взрослой себя не чувствую совершенно, то есть абсолютно.
Hand

(no subject)

Я даже не могу сказать, понравился мне Бангкок или нет — он странный, он непривычный, он не похож ни на какой из городов, какие я видела раньше. Там рядом огромные небоскребы и старые потрепанные двухэтажные дома, огромные торговые центры и лотки уличных торговцев, и тут же где-то между небоскребом и торговым центром — буддийский монастырь, который стоял на этом месте, когда еще и города не было. И оно все рядом, без переходов, теснится и наползает друг на друга. Внезапный фьюжн на каждом шагу.


Скажем, транспорт — есть таксисты на мотоциклах, то есть, мотоцикл, к которому прилагается водитель в оранжевом жилете, за какую-то плату он тебя отвезет куда надо. Есть тук-тук — тоже типа мотоцикла, но с тележкой сзади, в тележке две лавочки, может поместиться человека четыре. Есть маршрутка — пикап в кузове которого — две лавки, если в ней свободно, то ехать даже приятно — ветерок обдувает, но вот когда она переполнена и приходится стоять на приступочке сзади, цепляясь за поручень, чтобы не вывалиться на ухабе или слишком лихом повороте, иначе, как «шайтан-арба» это транспортное средство не назовешь. Есть автобусы, есть обычные такси (машины самых веселеньких расцветок), есть легкое и обычное метро — то и другое выглядит ультрасовременно. Представить себе в одном городе такое метро и такие шайтан-арбы удается не сразу, даже когда видишь то и другое собственными глазами. И бонусом — есть многоместные лодки на каналах, трогательно поджимающие крышу, проходя под низкими мостами, и совсем большие лодки на реке, то и другое не аттракцион, как речной трамвай в Москве, а полноправный общественный транспорт.


Пешеходной зоны в привычном понимании нет, но в некоторых местах есть пешеходная зона, расположенная над проезжей частью. С нее можно зайти в торговые центры — сразу на второй этаж. Почему-то эта штука меня очаровала.


Вот зелени — деревьев и цветов — как-то мало, ну или меньше, чем я ожидала увидеть. Парки красивые, но маленькие, и, скажем так, не на каждом шагу. Но красивые. Что встречается на каждом шагу, так это домики для духов и портреты короля.


Народ на улице тоже довольно разношерстный — тайцы, китайцы, индианки в сари, мусульманки в хиджабах, сикхи в чалмах, фаранги всех мастей. Кстати, псевдоэтнические тряпочки веселеньких расцветок — юбки с запахом, шаровары, туники, штаны с узором из слонов и разводов — продаются почти исключительно в местах скопления туристов и носят их тоже почти исключительно белые туристы. На фоне подчеркнуто скучно одетых тайцев смотрится это мягко говоря глупо. Белых довольно много, кажется, в любой момент в поле зрения есть хотя бы одна группа.


Сами тайцы — маленькие. В среднем, наверное, мне по плечо. И худые, прямо вот очень, такие все тоненькие и хрупкие. Не толстые, а просто не совсем худые тайцы воспринимаются как редкость и штучный товар. Я себя среди них чувствовала самым огромным человеком в Таиланде. Довольно красивые, женственные — вне зависимости от пола и, видимо, ориентации, просто так выглядят. Заметно, что в моде белая кожа — самые нарядные, подчеркнуто ухоженные девушки все неестественно белокожие. В моем восприятии в целом — изящные, но совершенно асексуальные существа.


Старый город совсем не оправдывает ожиданий человека, много ездившего по Германии и привыкшего, что старый город это извилистые улочки, нарядные домики, пряничность и мимимишность. В банкогском старом городе дома просто старые, без нарядности и мимимишности. Что нарядное, так это монастыри — вот где количество всевозможных нарядностей на квадратный сантиметр оказывается каким-то совсем невероятным. Мне кажется, по сравнению с некоторыми буддийскими храмами собор Василия Блаженного — эталон минимализма.


В зоопарке самыми бодрыми и оживленными животными оказались черепахи — все остальные по случаю жары спали, а две довольно крупные черепахи подрались, упирались лоб в лоб, привставали на дыбы и толкали друг друга по клетке, довольно шустро.


Чайна-таун это филиал базара на Деве, если вы читали Асприна. Если не читали, то... ну там торгуют. Там торгуют всем и всего много. То есть, реально очень, очень много всего. И это не рынок или магазин, а район города, там улицы, по которым ездят мотоциклы и тук-туки, и ходят люди, там старые тайские монастыри и китайские храмы. Может, там даже и живет кто-то. Но в основном торгуют. Прямо вот очень, очень торгуют.


Жарко, но жару не всегда успеваешь осознать, потому что тайцы охлаждают все, что могут и чем круче считается место, тем сильнее его охлаждают — в автобусах, в вагонах метро, в едальнях и торговых центрах может быть даже очень холодно. Простужаешься от бесконечных кондиционеров, конечно, на раз.

Кстати, помнится, как-то одна известная фешн-блогерша с присущим ей пафосом и самолюбованием рассказывала, как во время поездки по Таиланду она придумала носить легкие платья и босоножки в сочетании с плотными колготками, именно из-за постоянного чредования жары на улице и холода в помещении. Я еще тогда заподозрила, что она дура у нас с ней разные представления о прекрасном, а теперь, побывав на месте, могу сказать это со всей определенностью. Да, то жарко, то холодно. Но, во-первых, выйди я на улицу в плотных колготках, в соответствии с рекомендацией лучших стилистов, я бы, скорее всего, свалилась с тепловым ударом не дойдя до следующего охлаждаемого места, да и от мысли, что что-то теплое, плотное, прилипало бы к потеющим ногам, противно, но ладно, у всех разная терморегуляция и разное восприятие, гораздо интереснее во-вторых: да, кондиционеры, да, вентиляторы, да, дует и холодно. Но. Дует-то всегда сверху. И мерзнут и продуваются в первую очередь шея и плечи, а ногам при этом вполне комфортно. Так что думаешь, конечно же, вовсе не о колготках, а о кофте или, может быть, шали. Местные девушки, кстати, довольно часто прогуливаются по торговым центрам или подобным местам именно в таком виде: босоножки или балетки, голые ноги, юбка по колено и относительно теплая кофта с длинным рукавом.


Еще с жарой связан интресный выверт восприятия — очень трудно поверить, что рано темнеет. Ну как же так — так тепло, и так рано темнеет. Головой все понимаешь, но оооочень странно.


Самое клевое место, по-моему — парк «Древний Сиам». Там собраны интересные образцы архитектуры со всей страны, что-то действительно перенесено, с чего-то сделаны реплики, в натуральную величину или слегка уменьшенные, что-то, что на самом деле разрушено, восстановлено по руинам и описаниям. Очень красиво и очень интересно.


Самое не клевое место — Паттая. Причем не только в Таиланде, а вообще. Конечно, у меня есть причины быть необъективной — всю дорогу туда в автобусе на меня очень неприятно, узкой ледяной струей, дул вентилятор, который невозможно было отключить, только повернуть, так что я всю дорогу выбирала, какую часть тела мне меньше жалко и направляла врага на нее, а на месте у меня нерепарабельно поломалась застежка на купальнике, пришлось срочно покупать новый, подходящий по размеру очень условно, но и без этого город мне не понравился как-то вот совсем. Душный, пыльный, обшарпанный, провонявший выхлопными газами, пережаренной едой и еще чем-то неопределенным, набитый неприятными, плохо одетыми людьми — туристами и местными, без нормального транспорта — только с шайтан-арбами, весь какой-то неприятный. Прошлись по улице, которая смесь Арбата и квартала красных фонарей. Может, ночью там интереснее, а днем — душно, пыльно, торгуют каким-то хламом, всюду линялые вывески на английском и русском, обещающие самых-самых девушек, многочисленные кафешки, заманивающие посетителей предложением полакомиться борщом — божечки, в стране, где запросто можно получить порцию прекрасного том-яма, люди добровольно едят этот вареный салат. Все вместе выглядит дешево и жалко. И еще отдельно про местное море. С берега оно выглядит несколько мутным, как будто в воде много песка. Когда в него заходишь, понимаешь, что это не так. В воде много не песка — в воде много дохлой рыбы, банановых шкурок, пустых пакетов, еще какого-то мусора, так много, что задеваешь что-то практически на кажом гребке. Я буквально зашла, попробовала проплыть пару метров и тут же, содрогаясь от отвращения, развернулась обратно к берегу — я даже представить не могла, что море может быть до такой степени грязным. Не море, а мусорный контейнер, в который плеснули соленой воды. Пока возвращалась к берегу, какая-то сволочная медуза успела тяпнуть меня за запястье — не сильно, но без этого мой восторг, видимо, был бы не полным.


Еще про Лаос, про еду, и, может быть, вспомню еще о чем-то, но не все же сразу.
Brille

(no subject)

Нас со второй переводчицей скоропостижно пересадили в комнату без инженеров. Но без окон. Но без инженеров. Но без окон. Вот интересно, архитектор, планирующий здание с большим количеством кабинетов без окон - он же что-то при этом имел в виду? Он таким способом пытался поведать миру о каких-то своих скрытых комплексах? Или по-другому объективно никак?
Там всего четыре стола, за двумя, стало быть, мы, остальные два пока пустые и кого за них посадят, пока не известно, скорее всего, кого-то нового.
Обещают, что это все временно, прямо вот буквально на минутку, даже зеркало на стену повесить не разрешили, потому что мы же вот-вот уйдем, а дыра в обоях останется.
Интересная, однако, тенденция: только я стала записывать наблюдения за мальчиком Женей - мальчик Женя переехал в другой город. Написала пару постов про инженеров - меня отсадили от инженеров. Что такого увлекательного можно часто и помногу писать о небольшом кабинете без окон, с четырьмя столами, шумным кондиционером и слишком большой для такого маленького помещения картине маслом, изображающей что-то зеленое?