Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

2020

(no subject)

Второй день гуляю в пальто. В пальто! В самом начале сентября! Как будто кто-то повернул рубильник, с +27 до +17 буквально за ночь, а спустя пару дней уже до +7. У меня много разной одежды для разных этапов "прохладно", теплый подаренный Белкой худи и любимую легкую куртку надела ровно по одному разу, один раз обула балетки, всякие пиджаки остались ненадеванными. Дома холодно, Горгулья мерзнет. Мало этого - в кармане пальто нашла визитку гостиницы, в которой останавливалась, когда в последний раз была в Вене.

Я тогда регулярно летала в командировки в Днепропетровск через Вену. Удобной пересадки не было, и я, вместо того, чтобы страдать в аэропорту, выбирала рейсы так, чтобы провести в Вене пару дней перед командировкой как таковой, и потом еще день или два после. У меня там даже была "моя" гостиница в самом центре, где я останавливалась каждый раз, но вот именно в тот раз в "моей" гостинице не было свободного номера, и я выбрала другую, тоже близко к центру, но немного подальше, и она мне чем-то - не помню, чем - понравилась настолько, что я решила впредь останавливаться уже там. Это была уже обратная дорога, после скольких-то дней в Днепропетровске, я добиралась в гостиницу по темноте, не то, чтобы заблудилась, но и не так, чтобы легко нашла дорогу, а утром было холодно, очень ветрено и в целом неприятно, а я была уставшей после всех этих разъездов и переговоров, так что я какое-то время погуляла и вернулась в гостиницу. Подумала, что какой смысл пытаться еще что-то выжать из пребывания в городе, когда мне это все явно не в радость. Не в последний же раз тут, в следующий раз еще погуляю. Села в гостинице в лобби - не совсем даже лобби, большое помещение, где можно было позавтракать и сделать себе чай. Там еще была сотрудница - молодая очень красивая полячка, мы с ней поболтали. Она рассказала, что приезжает в Вену на несколько месяцев на заработки, но скоро перестанет, потому что выходит замуж. Не могу вспомнить, по-немецки мы разговаривали или по-английски, забавно.

Интересно, если бы я знала, что это последний раз - если не самый последний, то уж точно последний на долгое время - я бы попыталась надышаться перед смертью, или все равно подумала бы, что холодно, противно, я устала, оно того не стоит? В том, чтобы не портить себе впечатление от города принуждая себя им любоваться, тоже есть смысл, так-то.

***

Рассказываю Нинке, как мы лекционной компанией ходили на выставку:
- Было очень весело! Это выставка итальянских икон самого начала Возрождения...
- Лена, ты понимаешь, что эти два предложения вообще не складываются в одну историю?

Нет, ну правда было очень весело. Шесть взрослых, вроде как даже в чем-то солидных женщин радостно кидаются к картинам, охают, ахают, подтаскивают друг друга к чему-то особенно интересному "Смотри, смотри, тут красочный слой выцвел и виден набросок", отталкивают друг друга "И мне, и мне дайте посмотреть", перекрикиваются: "Кто помнит, у кого сиськи, у кого глазки?" - "Сиськи - Агата, глазки - Лючия. А мужик с мангалом это Варфоломей?" - "Не, Варфоломей с кожей, с мангалом, вроде, Стефан, нет?" - "А это тут кто стоит с пустыми руками? Как его опознавать, если он без символа?" - "Может, кто-то из евангелистов?" - "Ну нет, я так не согласна, без быка не Лука." Радуемся опознанным по символам святым и великомученикам как старым знакомым, досадуем на организаторов, что не расписали подробнее, где кто. "А мы же пойдем потом к Донателло? Я всегда хожу к Донателло" - "Непременно пойдем, какой смысл не идти к Донателло, если можно сходить?" Снова тянем друг друга в разные стороны: "Смотрите, а это тот самый император, который ввел налог на туалеты и сказал, что деньги не пахнут" - "Интересно, а выражение лица такое, как будто именно что пахнут" - "Ну так, слегка попахивают". "А давайте я вам покажу моего любимого мужчину! Смотрите, ну правда же он великолепный?" - "Ну кто же не любит Лоренцо Медичи?" - "А вы обратили внимание, что при всей нашей общей ехидности в зале Микеланджело мы замолчали?" - "Ну а что тут скажешь?"

Именно так и надо ходить в музеи - чтобы красота смешивалась с радостью и весельем.

***

С Нинкой гуляли в Серебряном бору. Оказывается, это была последняя прогулка по хорошей погоде, хорошо, что успели. Забавно, я же жила там рядом, и гуляла сколько-то раз, но всегда ходила в другую сторону, так что мне запомнился - ну парк. Хороший. Прудики там. Еще дома есть, где живут люди, круглый год или как на даче, но о них я скорее знала, чем видела. А в этот раз мы пошли как раз через эти дома, и потом вдоль реки, и потом уже к прудам, и у меня сложилось впечатление не столько парка, сколько ну вот такого пространства - островок чего-то вроде загородного поселка посреди города. Очень много народу. Вроде бы, хорошо погуляли, но это будет не то место, о котором я подумаю, перебирая в голове "куда бы сходить на выходных" или "что бы интересного показать приехавшей из другого города подружке".

Вот где я хочу еще погулять, это по жилым кварталам на подходе к парку - они какие-то очень странные на вид, дома разных необычных форм вплотную друг к другу, футуризм, урбанизм и антиутопия. Вблизи наверняка не так уж интересно, но хочется посмотреть. Там еще три одинаковых ровных башни, днем просто белых, а ночью две из них, те, что по краям, подсвечиваются красным-синим-зеленым-желтым, очень странное зрелище.

На обратном пути побыла иллюстрацией к проблемам первого мира - зашли в кафе, сделали заказ, оказалось, что у них сломалась машина, делающая лед, поэтому лимонад будет прохладный, но не холодный, а потом еще мне манговый мусс показался недостаточно манговым. И вот сижу я в кафе, и с одной стороны, очень я этим всем недовольна, а с другой - очень мне с меня же смешно.

***

В проекте, в котором я работаю, одна русская фирма (заказчик) и несколько немецких. Я постоянно сотрудничаю с одной из этих немецких фирм, в том числе перевожу совещания. И вот на этих совещаниях русские требуют от немцев прислать им один там документ, и когда немцы начинают мяться и жаться, мол, ну мы не знаем, это же и работы столько, и вообще мы так обычно не делаем, и вообще, русские им отвечают, что а вот другие немцы, казалось бы, очень похожи на вас, вы, вообще-то даже и относитесь к одной корпорации, нам этот документ уже давно прислали, и уж так этот документ хорош, и уж так пригож, прелесть что такое, а не документ, мы тут всей командой на этот документ любовались и налюбоваться не могли, уж такое он загляденье. А вы, тати ночные, никак нам ничего не пришлете, никакой даже маленькой почеркушечки. И оно бы все так-то ничего, только эпизодически я поделываю кое-какие переводы и для тех самых других немцев. И бывает, что те другие немцы присылают мне на перевод тот самый документ, на который русские никак не могут налюбоваться, через пару недель после того, как русские по их словам всей командой испытали от него множественное удовольствие.
Böse

(no subject)

Введение:
Еженедельные совещания у нас проводятся по средам, всегда в одно и то же время. Список вопросов, которые хотелось бы обсудить, прямо совсем официально никто не отправляет, но некоторым количеством писем накануне стороны обмениваются, так что о чем будет идти речь, обычно понятно. Т.к. проект объемный и сложный, в нем с обеих сторон участвует много разных специалистов. Немцы почти все сидят в одном кабинете и по мере надобности подсаживаются ближе к экрану, русских подключается миллион черных квадратов, о которых никто толком не знает, кто все эти люди и зачем они здесь, да и здесь ли они вообще. Для успешного разговора нужно, чтобы всякой твари было по паре, специалист по теме А может продуктивно пообщаться исключительно со специалистом по той же теме А с другой стороны, если пары у него нет, то присутствующие специалисты по темам Б, В и так далее обычно помочь не могут.

Первая глава:
Очередная среда, очередное совещание, специалист с немецкой стороны берет слово и пересказывает письмо с вопросами к русскому коллеге, которое он отправил накануне. Немец сам по себе мужик ничего, но... говорит... он... как бы... это... сформулировать... нет, не так... как бы... описать... ту... скорость... ту... не очень... высокую... нет... он говорит медленно как я не знаю что. Я даже как-то окольными путями узнавала, действительно ли это его нормальная скорость, или, может быть, он думает, что так облегчает мне жизнь - и если второе, то пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, пусть перестанет. В общем, это все занимает время, и все сидят, и слушают, и только после того, как все письмо оказывается зачитано, русский руководитель проекта сообщает, что парного специалиста на русской стороне сегодня нет, он занят где-то еще. Немец прощается и отключается. Оставшиеся специалисты, те, у кого нашлись пары, обсуждают другие вопросы, спустя час русский руководитель проекта радостно сообщает, что русский специалист по той теме появился, и теперь ее можно обсудить. Немецкий руководитель проекта пытается вызвонить по телефону немецкого специалиста, но того нет на месте. Договариваемся провести дополнительную видеоконференцию специально по вот этим вот вопросам в понедельник.

Глава вторая:
Понедельник, утро. Я проснулась примерно на полчаса раньше необходимого, валяюсь в постели расслабленная и беспечная - люблю, когда с утра не надо никуда торопиться. Валяюсь, даже ни о чем конкретном не думаю, просто радуюсь жизни. Лениво смотрю на часы, и понимаю, что повалялась я, конечно, отлично, но долго - совещание уже 4 минуты как идет, причем идет, вероятно, лесом, потому что куда-то еще совещанию без переводчика идти трудно. Мгновенно просыпаюсь до такого состояния, в каком в первой половине дня вообще никогда не бываю, хватаюсь за планшет - и вижу в почте сразу несколько писем от руководителя проекта, одно за другим. Успеваю придумать много интересного по поводу их содержимого, храбро открываю первое, и читаю, что совещание спонтанно, за час до начала, отменили, а дальше обсуждение, на когда бы его перенести.

Глава третья:
Перенести совещание договорились на ближайшую среду, на час раньше обычного времени. Прислали новую ссылку. В среду я пытаюсь зайти по ссылке и не могу, потому что нет организатора конференции. Перепроверяю, та ли ссылка, тыкаюсь в нее еще раз, еще раз перепроверяю, пишу немецкому руководителю проекта, что не могу зайти, еще раз пробую, минут через 10 организатор наконец заходит в конференцию, все остальные следом за ним, начинаем общение. Немец... опять... очень... медленно... зачитывает... свои... вопросы. Русский товарищ в ответ сообщает, что он не настоящий организатор конференции, он только зашел под его логином, а теперь и настоящий организатор хочет зайти, но не может, поэтому сейчас мы все дружно покинем конференцию, он нам сделает еще одну ссылку, мы зайдем по ней и продолжим. Мы покидаем конференцию и ждем новую ссылку, еще минут десять. Я успеваю даже созвониться с немецким руководителем проекта, уточнить, не забыли ли про меня. Я нервная, да. Опять заходим. Немец... еще... раз... читает... свои... вопросы. Тот русский, что был вместо организатора, сообщает, что по обычной еженедельной ссылке все уже собрались и ждут, и давайте мы выйдем отсюда, поговорим там по остальным вопросам, а потом продолжим. Выходим, заходим, два часа обсуждаем еще всякие разные вопросы. Как мы их обсуждаем, это, конечно, отдельная песня, скажу одно: в какой-то момент я на нервной почве в голос заржала над предложением русского руководителя проекта, прямо ему в лицо. Наконец очередь опять доходит до этой несчастной темы. Немец... еще... раз... зачитывает... свои... вопросы. Русский их слушает и говорит, что ну по первому вопросу это мы друг друга не так поняли, потому что мы вам прислали не те чертежи, они правда очень-очень похожие, но немного не те, давайте мы вам пришлем те, может, так будет понятнее, по второму вопросу что-то сложно объяснять на словах, давайте мы вам лучше пришлем письмо, а по третьему что-то сложно понимать на слух, давайте вы нам лучше пришлете письмо, вот как то, что вы нам уже присылали, но тоже немного другое. Немец обещает в пятницу прислать немного другое письмо.

На этом расходимся с чувством сделанного дела. Кстати, сегодня понедельник, мне на перевод это немного другое письмо никто не присылал.

При этом они же правда крутые, это очень сложный проект, где нужно учесть какой-то невероятный миллион деталей, у меня мозг вскипает, когда я пытаюсь себе представить, как руководители проекта это все, хотя бы в общих чертах, удерживают в голове. Сколько пластов накопленного за всю историю опыта и знаний сходятся даже в одном единственном чертеже. Как люди вот так между делом, прямо внутри этого обсуждения, придумывают что-то новое. И да, когда там целая толпа специалистов, и у каждого не один этот проект, пойди их еще сгони в одну конференцию. Но.
2020

(no subject)

Наткнулась у себя на текст, написанный для друга когда-то в прошлом году. Как и многие он тогда обнаружил, что от обычной-привычной-нормальной жизни осталось очень мало, практически только работа, зато работа теперь пытается занять все время, все пространство и все силы, а когда работаешь из дома, выстроить границы оказывается сложнее, чем можно было бы подумать. Я же начала и работать из дома, и сначала взращивать в себе трудоголизм, а потом его выпалывать, до того, как это стало мейнстримом, так что я описала для друга свой опыт, можно сказать, в качестве одной из опорных точек для размышлений.

Сейчас, вероятно, это уже не так актуально - все уже или вернулись обратно в офис, или как-то, наверное, разобрались с новыми реалиями. Но не пропадать же тексту.

Я всегда довольно много работала, это часть семейного воспитания (с которым мой психолог который год пытается бороться) – работать это хорошо, правильно, достойно, не работать – плохо и стыдно. Мамина жизнь всегда вращалась вокруг ее работы, и жизнь всей семьи в общем-то тоже, так что я не очень представляю, как может быть по-другому. Кроме этого, у нас всегда была установка, что если ты держишься на ногах, значит, ты можешь работать, не было такого, что если у тебя болит спина, то можешь сегодня не таскать ведра с водой для поливки, например. Так что учиться считаться со своим самочувствием мне пришлось уже взрослой, начиная с концепции «можно считаться со своим самочувствием».

Но по-настоящему серьезно все началось в Бангкоке. Я оказалась одна в чужом мире, у меня не было рядом друзей, с мужчиной, за которым я туда переехала, отношения начали разваливаться с первого дня, в общем, привычный мир я благополучно разрушила, а новый оказался довольно неприветливым. Малоизвестный факт обо мне – на новом месте мне какое-то время очень страшно одной перемещаться по улице, т.к. я очень плохо ориентируюсь в пространстве и могу потеряться, отойдя от дома буквально на пару метров, а в Бангкоке все усугублялось пониманием, что если что я не смогу спросить дорогу. Правда, я с неделю не выходила из квартиры, потому что мне было страшно. То есть, плохо все и не понятно, как вообще удержаться в здравом уме. А работа это что-то привычное. Знакомое. Понятное. Что-то, что хорошо получается. За что тебе говорят спасибо, и платят деньги, и когда погружаешься в работу, можно не думать обо всем остальном, просто работаешь, знаешь, что делаешь свою работу хорошо, знаешь, что если сделаешь вот это и вот так, то получишь вот такую сумму и, вероятно, еще и некоторую эмоциональную подпитку в виде благодарности. Пожалуй, я там выжила в значительной степени благодаря работе, это была соломинка, за которую я удержалась.

А потом я вернулась в Москву. Никто из моих друзей ни разу не дал мне понять, что считает меня неудачницей, скорее я была для них человеком с крутым необычным опытом, с другой стороны, я мало с кем делилась подробностями. Но я сама себя считала как раз неудачницей – собиралась построить новую жизнь, а вернулась спустя полгода ни с чем, отношения не сложились, язык не выучила, в стране не прижилась, живу у подруги в гостевой комнате в непонятном статусе, с работой все тоже как-то непонятно. Вообще я ужасно хотела вернуться в офис. А потом случился контракт с моими немцами, и я уже стала не непойми кто, а переводчик, работающий на серьезную немецкую фирму, а потом еще рубль упал, а мне платили в евро, и я себя почувствовала уже не непонятно кем, а человеком, который не так уж плохо устроился в жизни. Ну и в проекте было как раз много работы, и я в нее погрузилась полностью. Кажется, первые пару лет в Москве я вообще не помню, что я делала, с кем общалась, куда ходила – я работала. Я помню эпизоды, когда дома заканчивалась нормальная еда, а я не могла оторваться от работы, и выедала какие-то совсем безумные припасы, вроде листов нори для суши просто из пачки или пшеничных отрубей со вкусом картона и сроком годности, истекшим в прошлом тысячелетии. Или когда ко мне приходила подруга, я оставляла ее на кухне, а сама уходила к себе в комнату, чтобы отключить ноутбук, но забывалась и полчаса переводила. Собственно, я это и называла «у меня запой». Правда, я же должна была чем-то еще заниматься, кроме работы? Вообще не помню.

Я, разумеется, продолжала работать, приезжая в Гонконг к Наде или в Питер к Сашке, я работала в поезде по пути в Воронеж, в аэропорту и в самолете по пути в командировки, что-то мелкое с телефона во время встречи с друзьями, я могла проснуться ночью в туалет, посмотреть на телефоне, который час, увидеть письмо с просьбой перевести документ, и перевести его сразу же.

Я не согласна с тем, что это все о стремлении чего-то достичь или даже о том, что если я не буду этого делать, меня не будут любить. Это скорее попытка убежать от одиночества и от ощущения неопределенности. Сейчас я уже привыкла к собственному статусу фрилансера, а первое время это было… один ненормальный написал про меня в жж «нигде не работает, время от времени дает какие-то консультации по скайпу», и я до сих пор это помню, потому что это попало в больную точку – это в какой-то степени было моим восприятием себя: я нигде не работаю (т.е., конечно, работаю примерно везде, но нет какого-то присутственного места, куда я хожу), я занимаюсь непонятно чем, я вообще в жизни болтаюсь на птичьих правах. А когда работаешь – хорошо так работаешь, с полной отдачей, на износ, ни о чем не думаешь. У тебя просто сил не остается ни о чем думать.

Тут еще надо понимать, что это сейчас я преподаватель с опытом, репутацией и разработанными материалами, по которым я могу провести урок в любой момент, а тогда я только начинала, с кем-то из учеников складывалось, с кем-то нет, материалы я только разрабатывала и опробовала, и все было как-то очень зыбко и непонятно, так что преподавание было скорее источником постоянных сомнений, чем подпиткой.

Да, разумеется, постоянно были какие-то попытки разделить работу от неработы, не работать после какого-то времени, или по выходным, или работать не с того же места, на котором я сплю, но это все разбивалось о то простое обстоятельство, что на самом-то деле мне хотелось работать, так что я сама с собой вела партизанскую войну и придумывала отговорки «ну это же правда очень важный документ», «ну я же предыдущие несколько дней мало работала, значит, сейчас можно», «ну это же вообще легкий документ, это не считается». То есть, одной рукой боремся с трудоголизмом, другой нагребаем больше работы.

А потом пару лет назад у меня после прямо очень сильного завала случилось затишье в переводах, и я вдруг стала работать всего 30-35 часов в неделю, это было какое-то совершенно волшебное безделье, мне казалось, меня порвет от такого количества свободного времени. И была чудесная золотая осень, и я много-много гуляла каждый день. И я вдруг поняла, что я счастлива. Что у меня классная жизнь. В моей жизни много всего, что доставляет мне радость, и, главное, что мне хорошо с самой собой. Мне не нужно никуда бежать от себя или от чего-то прятаться.

Как мы понимаем, я после этого не перестала работать, и я даже не стала работать мало по меркам большинства людей. Но это какой-то тумблер, который перещелкнуло – я не строю свою жизнь вокруг работы. Эй, я даже могу поехать на 10 дней в отпуск, и там вообще не работать! Я могу заниматься своими делами зная, что у меня в почте висит непрочитанное письмо от заказчика или есть недоделанный перевод. Я могу вообще решить, что что-то мне на сегодня достаточно, и отложить работу в сторону, и заняться чем-то другим, и это что-то другое даже не будет какой-то другой работой.

Я думаю, что с одной стороны, у меня ушло ощущение, что я должна оправдывать само свое существование тем, что я работаю, с другой мне стало хорошо с самой собой. Мне не нужно забивать тревогу или недовольство собой или страх заглянуть в себя – мне не тревожно, я довольна собой, я заглядывала в себя, мне там понравилось.
2020

(no subject)

Бывают люди, которым, по крайней мере, как мне кажется, нравится испытывать омерзение. Заметив что-то досадно-неприятное или вызывающее некоторую брезгливость, такой человек ни за что не пройдет мимо, о нет, он сфокусирует на мерзости все свое внимание, рассмотрит и обнюхает ее со всех сторон, потрогает, рассмотрит и обнюхает вымазанные пальцы, и будет еще долго принюхиваться и прислушиваться к своим ощущениям. Эти люди купаются в мерзости, упиваются ею, смакуют оттенки, описывают ярко, образно, в мельчайших подробностях, подбирая из синонимического ряда самые тошнотворные слова, из тех, что нормальный человек добровольно и в рот-то не возьмет, любуясь тем, как вокруг расходится смрадное кольцо.

Я на такое эмоционально реагирую, потому что у меня мама такая. Вот, допустим, наступит она на улице во что-то не то. Обязательно расскажет всем, с кем встретится в течение следующих нескольких дней, в идеале - подгадав момент, когда человек ест, да не просто расскажет, а опишет и консистенцию, и цвет, и запах, и как она шла, и ей воняло, а она не могла понять, откуда, а потом заметила, и не просто подберет вызывающие максимальную гадливость слова, но еще и будет издавать специальные звуки, лично меня доводящие до рвотных позывов. А то и не станет сразу отмывать обувь, а бережно сохранит, чтобы показать и дать понюхать домашним. С радостью и гордостью. Да, совершенно искренне не понимая, что не так, и почему ее не хотят слушать.

Я это, как можно заметить, умею, но не люблю. И когда мне предлагают посмотреть и понюхать, не люблю особенно. И не понимаю, зачем, ну зачем так делать. Неужели правда охота фиксироваться исключительно на гадком, пропуская мимо что-то красивое и радующее. Неужели не понятно, что рассказы о мерзком отпугнут больше людей, чем привлекут. И зачем, зачем, зачем множить мерзость.

А сейчас вот думаю. У человека в депрессии отключаются эмоции. При этом т.к. отрицательные эмоции важнее для выживания, чем положительные, они сохраняются дольше. А отвращение, брезгливость - штука для выживания индивида очень важная, то есть, сохраняется долго. Способность радоваться ушла, способность тошниться от вида условных сандалий, надетых на носки, осталась. А человеку же, так-то, свойственно не только испытывать эмоции, но и хотеть их испытывать. Причем разные эмоции, не только окситоциновое мимими, но и испугаться, и разозлиться, мы это любим, нам от этого в конечном итоге хорошо.

Ну и представим себе бедолагу, который из всех возможных эмоций, из всего их прекрасного спектра может испытывать одно только отвращение. Брезгливость, гадливость, ксенофобию, омерзение. Ничего другого. Весь его мир - равномерно-серый, без оттенков, туман, унылый и беспросветный. И среди него - отдельные яркие вспышки. Что-то, дающее почувствовать себя хоть немного, но живым. Почувствовать хоть что-то. Будешь тут обращать внимание, цепляться и смаковать оттенки. И тем, кто тебе дорог, будет тащить, как кот дохлую мышку, потому что это правда самое значительное и, странным образом, радостное, что с тобой произошло за день, неделю или месяц.

Очень это печально, конечно. Ну и повод напомнить себе, что собственное отсутствие депрессии - не заслуга, а везение.
2020

(no subject)

Вчера гуляли с Нинкой по ботаническому саду. Парадоксальным образом повезло с погодой - весь день шел дождь, то меленько накрапывал, то лил как в хорошем душе, сбивал лепестки с цветущих деревьев, затапливал, превращая в непролазное месиво, газоны, промывал и наполнял свежестью воздух, и - отпугивал от парка людей. Весь огромный парк оказался практически полностью в нашем распоряжении, без вальяжно прогуливающихся толп, без велосипедистов, без шустрых детей на самокатах - безлюдный волшебный парк. И японский садик с цветущей сакурой тоже пустой и безлюдный, вы вообще представляете себе, какая это редкость - цветение сакуры без толп? Гуляй в любую сторону, подходи куда хочешь, разглядывай, никого не распихивая, делай фотографии без других людей в кадре - редкое, штучное везение.

***

На днях я ехала на лекцию, переходила со станции на станцию, флиртовала в планшете с одним симпатичным товарищем, одновременно переписывалась с Колей, и договаривалась с Нинкой о субботней прогулке, и еще с Белкой и Женькой о встрече на следующей неделе, и, может быть, Надя или Сашка что-то писали в наш общий чатик, и на меня внезапно спустилось ощущение бесконечной близости с дорогими мне людьми, связи всего со всеми. Кажется, что ты в этот момент существуешь отдельно от всего окружающего, метро, переход, спешащие вокруг тебя люди словно смазаны, а ты - внутри своего пузыря, в который никто посторонний не может проникнуть, и в то же время ты словно растворяешься в мире, ты везде, ты можешь дотянуться до тех, кого любишь, несмотря на любое расстояние, в этот момент ты практически всесильна.

Поднимаешься на улицу - там мелкий дождь, уличные музыканты, запах тополиных почек, на входе на Арбат продают мороженое - мир дружелюбен и прекрасен.

***

На прошлых выходных была на дне рождения. Странное ощущение. Отвыкла. Полтора десятка человек разной степени междусобойной близости, вроде как собрались приятно провести вечер, посмеяться, расслабиться, отключиться от повседневных проблем, и все как-то так и идет - шутки, байки, весело. И тут одна дама, в целом, в общем-то, даже вполне приятная, вдруг начинает вещать о том, что у нее за прошедшие месяцы наболело - о страхе смерти, о том, как болели и умирали ее котики, и как она их выхаживала, и как она теперь не может перестать думать о том, все ли она сделала правильно, и сделала ли она все, что могла, а потом начинает вспоминать былые поездки в Европу, и рассуждать о том, когда же уже, и куда в первую очередь она хочет поехать - и прямо физически чувствуется, как настроение в помещении проседает, как вынутое из духовки суфле. И накрывается бетонной плитой. Все-таки отсутствие у нас культуры смол тока - большая беда. Оно же так-то, в общем-то, ясно, что у человека внутри раздрай, и очень надо выговориться, выплеснуть из себя, получить порцию поддержки и понимания, и что да, ты хорошая, и все делала правильно, и все будет хорошо, а тут как раз так тепло, и уютно, и доброжелательно - вот он, твой шанс получить все желаемое. И в нашей культуре такое поведение в принципе очень даже сходит за норму, очень мы любим чуть что - и о важном, не о погоде же нам говорить, честное слово. Но мать природа, я туда шла не за этим. Думаю, и другие тоже шли на эту вечеринку за чем-то другим. Бывают разные ситуации, разная аудитория, разная степень близости - как-то бы вот это все хорошо бы различать.

Тиндер в этой связи, конечно, вспоминается - там тоже толпы и толпы людей без представления об уместности и базовых навыков непринужденной приятной беседы.

***

Сегодня снова дождь. Сонно и уютно. Я с утра лениво выползла из постели, сварила большую чашку какао с ромом и зефирками, выпила и заползла обратно в постель. Очень лень из нее вылезать, но вообще-то надо бы, потому что мы сегодня идем в кино.
Sonnenblume

(no subject)

Сегодня меня волной накрыло ощущением моей нормальной жизни в ее полном прекрасном объеме.

Уже несколько дней стоит чудесная погода, вчера я даже гуляла без куртки - Белка мне подарила ярко-красный худи, мягкий и теплый, вот в нем днем было уже хорошо, к вечеру, правда, все-таки немного зябко. Забавно проходить в нем мимо людей в шапках и куртках с меховыми воротниками.

Видела цветущие крокусы, но не сфотографировала, потому что забыла телефон дома.

Неделю назад мы играли в 60 секунд оффлайн - выиграли, хотя играли вчетвером, а обычное число игроков за столом - 6. И Надя в первый раз играла оффлайн, она, конечно, очень умная, но все-таки опыт играет роль. Учитывая, что онлайн мы все время были в самом низу таблицы, даже со всеми возможными оговорками возникают некоторые мысли. Сегодня опять играем.

А сегодня мы с Ксой и Зайцем ходили в Третьяковку на выставку Бенуа и его тусовки. Сама выставка - ну в общем хорошая, но просто оказаться в музее, ходить от картины к картине, слышать краем уха, как рядом экскурсовод с восторженными придыханиями рассказывает о тонких вибрациях и атмосфэре, а нам в это время Кса рассказывает про портрет женщины с младенцем, написанный Серовым на листе кровельной жести: пока Серов писал портрет, первый ребенок подрос, и родился второй, и он, в общем-то, тоже не вполне уже младенец. Мой комментарий: представляю себе, как перед приездом Серова хозяева дома прячут всю бумагу, все холсты, чтобы ему не пришло в голову начать рисовать, но он видит живописную женщину с младенцем и хватает лист жести. А еще, как оно часто у Серова, лицо прописано очень подробно, а остальное - обозначено отдельными мазками, при желании можно придумать, что видишь, что ребенок рассыпается осенними листьями или кусками паззла, и придумать историю о том, что ребенку не суждено вырасти. Заяц: и все такие: жеееееееесть. В общем, пока все проникаются величием, мы изображаем бригаду клоунов.

И вот это - ощущение дома, ощущение мира-в-порядке.

А в магазинчике с сувенирами у них там черные худи с Черным квадратом! Хотеть.

И еще - как же я соскучилась по тому, чтобы нажяжаться на выход. Краситься. Надевать украшения. Конечно, можно было бы все это делать дома, хоть десять раз за день, но я экстраверт, я вижу себя глазами других людей. При том, что я совершенно спокойно кому угодно и в какой угодно ситуации показываюсь с босым лицом, сколько же удовольствия в том, чтобы создать образ, чтобы выглядеть.

На следующих выходных играем в шляпу, а потом в четверг - лекция, причем по придуманной мной же теме. Из лекционной компании меня уже спрашивали, что это я перестала ходить, и все ли у меня в порядке.

Временами как-то странно - я что, правда вот так запросто иду в музей, и сижу в кафе, и встречаюсь с друзьями в любых количествах? Разве так можно? Приходится напоминать себе: Лена, ты при-ви-та, этот квест - пройден, по крайней мере лично для тебя. А другие люди, учитывая абсолютную доступность прививки в Москве, это все-таки уже точно не моя ответственность. Ужасно сочувствую тем, кто не может привиться по медицинским показаниям, краем сознания отдаю себе отчет, что вообще-то у нас тут третья волна, но мой личный маленький мир снова стал таким, как мне нравится, и мать природа, как же я от этого счастлива.
2020

(no subject)

У маленькой Горгульи большая радость - солнце поднимается так высоко, что его лучи достают до кровати в Надиной комнате, и вечно мерзлый кот ограниченной пушистости Горгулья Дарси может существенную часть дня валяться в солнечном пятне.

Я же узнала словосочетание "барическая пила", и мне кажется, что этой пилой мне пытаются распилить голову изнутри. На неделю включали весну - высокое теплое солнце, опавший свалявшийся снег, все тротуары в лужах. Я в своих резиновых сапогах радостно ходила прямо через все лужи, пока другие прохожие аккуратно на цыпочках пробирались по краю. Пахло весной, чувствовалось, что мир оживает. А сейчас опять минус двадцать и даже еще хуже, и сил моих нет смотреть на белое месиво за окном, а выходить туда не хочется вовсе. К следующей неделе должно потеплеть, потепление тоже пройдется по моей многострадальной голове, но все равно, не могу дождаться.

Сходила в парикмахерскую подравнять концы. Собственно, в парикмахерскую было пора еще год назад, так что концы это сантиметров пятнадцать. Сделала фотографии до и после, планируя прикалываться, что с моей длиной волос пятнадцать сантиметров в одну или другую сторону даже не заметно. Выложила в инстаграм, посмотрела, и сказала: "Блииииииииин". Заметно. Не понятно, где именно проходит граница, но она есть, мои волосы из вау-какие-у-тебя-длинные-волосы вернулись в просто довольно длинные волосы. Они выглядят гуще и здоровее, чем до стрижки - потрепаннные концы их не украшали, и объективно все еще длиннее, чем в среднем по палате, но вот это вау ушло, и меня это расстроило.

Впрочем, у меня сейчас вообще странное состояние. Я за этот год привыкла, что у меня временами бывают периода условно беспричинной тревожности или вселенской грусти, и научилась с ними справляться, вплоть до того, что я знаю, что мне в такие периоды лучше есть и пить, а от чего лучше отказаться, в общем, это стало чем-то досадным, но понятным, контролируемым и управляемым. Сейчас же я чувствую в себе такую же условно беспричинную постоянную фоновую агрессию. Бесит все, особенно все. Пытаться проанализировать, что именно бесит, на мой взгляд бесполезно, потому что если даже копнуть глубже и ткнуть пальцем в любую причину, я скажу, что да, это, конечно же, оно, но не факт, что это будет действительно настоящая причина, скорее еще один повод позлиться - я это уже проходила с тревожностью. Я думаю, это вылезло на поверхность все накопившееся за год, и в принципе по сравнению с тревожностьью это скорее прогресс, но агрессия для меня переживание довольно нетипичное, я не умею с ней обращаться и экологично стравливать. Единственный привычный мне способ слить яд это написать в жж язвительный пост с тэгом "слив яда", но для такого поста нужен конкретный повод, а как раз конкретного повода у меня и нет.

Хотя вот сегодня ставила ученице произношение, и поняла, что упражнения по немецкой фонетике это прямо отличный способ проораться, причем без жертв и разрушений, да еще и с пользой.

Мы с Надей ходили гулять - Зарядье, Красная площадь, Никольская и Тверская, попали под снегопад, видели на Красной площади грузовик с надписью "Транс-шоу", не думаю, что это то, что приходит в голову, когда читаешь "транс-шоу", ГУМ украшен красными флагами с серпом и молотом, эти флаги висят прямо над надписями Луи Виттон, при этом из церкви напротив доносятся звуки богослужения - как у людей не взрывается мозг от такого фьюжна? Как же я за этот год соскучилась по Москве.

Мы даже зашли в кафе, мы с прививками, можем себе позволить, сидели за столиком, ели еду, вокруг были другие люди, сотрудники в масках, все остальные, разумеется, без. Одновременно как-то так странно, непривычно - так что, можно? и совершенно привычно, ничего особенного, вовсе мир за год не изменился. Надо бы уже постепенно чаще выбираться.
2020

(no subject)

Еще я думаю о том, что если кого-то в принципе жизнь готовила к прошлому году, то именно меня. Я уже 7 лет успешно работаю из дома, причем у меня такое расписание, что как минимум половину недели для меня проблематично куда-то выбраться. У меня много друзей и знакомых в других городах и странах, в том числе, в других городах жили и живут мои ближайшие друзья, так что общение в интернете для меня привычно и естественно. У меня чудесные друзья, с которыми мы все это время поддерживали друг друга, обменивались полезными находками, просто давали друг другу необходимое количество общения и чувство близости вне зависимости от расстояния. У меня хороший психолог. У меня нет детей. У меня не так много хобби, связанных с физической активностью или тусовками, зато много связанных с тем, чтобы что-то посмотреть-почитать-послушать, почитать книгу или послушать лекцию онлайн для меня приятный и желанный досуг, что-то, чем я с радостью занималась всегда. Вокруг меня множество интересных и креативных людей, придумывавших все это время разнообразные проекты и движухи. Даже в парикмахерскую мне не обязательно ходить чаще, чем раз в год. Одна из моих дежурных шуток - в этом году я с интересом наблюдаю, как все человечество учится жить как я. То есть, если в принципе кому-то было суждено выйти из 2020 отдохнувшей, посвежевшей и с магнитиками, то мне.

И вот в целом - да. У меня в этом году появилось некоторое количество новых знакомых, и еще с заметным количеством людей мои отношения стали ближе и интенсивнее. Я узнала и опробовала некоторое количество новых вещей. У меня о прошедшем годе множество хороших воспоминаний. И при этом я понимаю, что я эмоционально вымотана практически в ноль. Я устала от постоянной фоновой тревожности. Постоянно болеет кто-нибудь из друзей и знакомых. Я понимаю, что сейчас непременно у кого-то зачешутся пальцы сказать, что лично у него никто из знакомых серьезно не болел - давайте я сразу скажу, что клево вам, а у меня болели, видимо, вы умеете выбирать знакомых лучше, чем я, и на этом разойдемся. Но даже не в этом дело. Устаешь от того, что какие-то элементарные вещи - встретиться с подругой или нет, зайти в магазин или заказать доставку, поехать на метро или на такси - внезапно отращивают себе статус выбора между жизнью и смертью. Нет, не на сознательном уровне, или не совсем на сознательном уровне, но все равно это какая-то постоянная избыточная осознанность. Вот просто чуть больше стало простых бытовых вещей, о которых постоянно приходится помнить, и разница оказалась заметна.

А еще начав чуть больше встречаться со знакомыми, я обнаружила, что утратила часть социальных компетенций. При встрече с кем-то, особенно с кем-то, кого я давно не видела (то есть, практически с кем угодно), каждое базовое действие выполняется не автоматически, на рефлексах, а только после маленькой заминки, после некоторого обдумывания. Не понятно, какое расстояние теперь комфортно для общения с хорошими знакомыми, кто-то нечеловечески соскучился по возможности потрогать живого человека, а кто-то и в мирное время не любил, когда его трогают. Не понятно, о чем мы хотим говорить, а о чем нет, вроде как и хочется обсудить актуальную повестку, и сил уже нет ее обсуждать. И не угадаешь, какая тема может оказаться болезненной. И еще вот это ощущение, что аааааа, человек, живой человек, с ним можно разговаривать - и тебя может сорвать, и ты начинаешь ему рассказывать все подряд, все, что накопилось с прошлой встречи с живым человеком, и в этот момент тебя прет, у тебя эйфория, а на следующий день хватаешься за голову и думаешь, что вела себя как пьяное чудовище, выбалтывала слишком много лишних подробностей и не давала собеседнику вставить ни слова. А все же сейчас очень усталые, хрупкие и ранимые, а ты не уверена, что не разучилась считывать реакцию собеседника, а еще у тебя все время в организме присутствует некоторая фоновая тревожность, и новый повод поесть себя вписывается в твое общее состояние как родной. Вплоть до того, что через пару дней после встречи не выдерживаешь и пишешь этому человеку, чтобы извиниться, уточнить, все ли между вами в порядке и поклясться, что ты не всегда такая.

Так получилось, что за три дня я об этом говорила с тремя разными людьми, и все трое сказали, что у них ровно то же самое. После этого я подумала, что хорошо бы написать пост, потому что каждый же думает, что он один тихонько сходит с ума, а когда понимаешь, что ты такой не один, что это общая проблема, становится легче. Написала, и действительно пришли в комментарии люди со словами о том, что да, у них то же самое. Я думаю, со временем все наладится, но вот прямо сейчас - сложно.

Конечно, конец зимы это всегда сложно, устаешь от холода, темноты, сенсорного голода, сложно точно сказать, что в актуальной измотанности от пандемии, а что просто от февраля. Красиво совпало - через две недели у меня должны отрасти антитела, и как раз закончится календарная зима. И последние сильные морозы, если верить прогнозу, тоже пройдут. А потом растает это мерзкое белое месиво, и будут подснежники, и запах мокрой земли, и деревья в зеленой дымке, и можно будет гулять-гулять-гулять, и, может быть, я даже вспомню, чем же я планировала заниматься, когда это все закончится.
2020

(no subject)

В пятницу сделала второй укол, растите антитела большие и маленькие. Побочек никаких не появилось, разве что место укола болит. Кажется, можно постепенно выдыхать и начинать делать что-то из того, что давно хотелось, но выяснилось, что я как-то забыла составить план. То есть, я начала больше встречаться с друзьями и ходить в тренажерный зал, а что еще-то? Лондон пока так и не светит, прогулки начнутся, когда закончится снег, а остальные желания как будто усохли за неактуальностью.

Когда все это началось, я думала, что когда наконец разработают вакцину, если хоть одна падла, хоть полсловом, хоть движением брови заикнется о том, что прививки это плохо, этого человека будут бить ногами всем человечеством, пока от него и ему подобных не останется и воспоминания. И что мы видим? Правильно, что человечество продолжает делать все возможное, чтобы удерживать мое мнение о нем на известном уровне.

То, что все имеющиеся прививки от ковида по состоянию на сейчас еще не прошли проверку временем, это понятно и естественно, но, скажем, моя мама лично знает людей, на полном дурацком серьезе верящих в чипирование. Не как я говорю, что в прошлый раз поставили чип, а в этот драйвера, а искренне считающих, что Биллу Гейтсу сотоварищи больше нечем заняться, кроме как тамагочить семью каких-то воронежских охламонов.

Много думаю о том, как победили оспу. Для этого пришлось привить все человечество, ок, кроме тех, у кого были реальные противопоказания, вероятно, но без всяких этих вот "хотим зеленый чешуйчатый хвост - не хотим зеленый чешуйчатый хвост". Привились все как миленькие. Ок, допустим, в Союзе или Китае в принципе не сильно спрашивали, кто там чего хочет, но прививали же и весь первый мир. В семидесятые годы двадцатого века, то есть, в принципе в наше уже время. Как они это провернули? Оспы боялись достаточно сильно, чтобы не выкобениваться? Лобби антипрививочников без интернета не было таким бодрым и развесистым? Люди были дисциплинированнее? Свобода личности ценилась не так высоко? От всего понемножку? И ведь победили же. Когда я об этом думаю, человечество меня восхищает.

Мой добрый друг на эти мои рассуждения ответил, что непривитые просто не прошли естественный отбор. Тоже да, конечно.
2020

(no subject)

На новый год я любовалась фейерверками над Темзой. Мне нравится эта фраза. Разумеется, с экрана ноутбука - Коля показал по видео. Но это правда было ощущение волшебства, возможность быть рядом вне зависимости от расстояния, смотреть на то же, на что смотрит твой друг, разделить момент. Нам очень повезло жить в эпоху интернета.

Вообще я же настраивалась на новый год в одиночестве, вероятно, вообще без признаков нового года. Ну вот разве что букет из еловых веток купила. Посмотрела на него пару дней и поняла, что без игрушек он выглядит потрепанным, достала из Надиных закромов игрушки и впервые за взрослую жизнь нарядила елку. Ок, еловый букет. Но нарядила. А потом довольно спонтанно приехала Надя, и развесила шарики и гирлянды везде, и как-то сразу стало понятно, что нужно и стол накрыть, и шампанским запастись (брютом для меня и сладким для Нади, но потом все равно для меня, потому что она выпьет всего-ничего, а мне после бутылки брюта будет уже не важно), и включить какое-нибудь рождественское кино (Гринча. Нам не пришел в голову никакой рождественский фильм кроме Гринча. Думаю, что-то в атмосфере). А потом мы еще по видео подключились к Сашке и ее семье, а позже, когда Надя ушла спать, я переключилась на Колю, и праздновала во второй раз, уже вместе с Лондоном. Так что у меня получился праздник в окружении самых близких и любимых людей, очень радостный и трогательный.

Похоже на то, что когда раздавали разные блага, я, вместо того, чтобы встать в очередь за семьей или любовью три раза встала в очередь за друзьями. Как-то невероятно мне с ними везет.

***

Первого января подруга, с которой я встречалась вот прямо за пару часов до Надиного приезда, написала мне, что у ее мужа пропало обоняние. У нее самой симптомы слабенькие и вот только появились, но. Мы с Надей, кажется, даже особо и не обсуждали ситуацию, просто посмотрели по календарю, две недели проходят когда? Ага, понятно. Сидим дома. Сейчас две недели уже прошли, мы по-прежнему здоровы, но продолжаем сидеть дома, потому что зима, мерзость, совершенно не хочется никуда выходить. Точнее, выйти из дома как раз очень хочется - погулять, подышать свежим воздухом, посмотреть на что-нибудь красивое, но выходить в то, что показывают за окном - нет. Извините, спасибо, нет.

Вот у меня Горгулья - лысый котик, он умеет очень выразительно показывать, что он не приспособлен для таких климатических условий. А я кто? - лысая обезьяна. Лысые обезьяны к таким климатическим условиям приспособлены примерно так же, как лысые котики. У Горгульи есть свитер, у меня есть куртка, но ни то, ни другое не меняет ситуацию в целом.

***

Работа началась четвертого января, первую неделю ее было относительно мало - все-таки часть учеников еще на каникулах, и часть немцев в отпуске, сейчас уже как всегда, по обычному расписанию, с обычной загруженностью. Одна ученица, появившаяся у меня год назад, сказала, что в течение всего этого года немецкий был для нее тем единственным, что шло по плану. То есть, это был новогодний зарок, заниматься немецким - и действительно весь год занималась, по расписанию, по скайпу не потому, что пришлось, а потому что именно таким был изначальный план, размеренно и методично, без каких-то внезапных подскоков и поворотов. Мне это оказалось как-то очень приятно, чувствовать себя островком стабильности посреди сходящего с ума мира.

***

В тему и в то же время на полях: прочитала тут рассуждения о том, как не обрастать привязанностями. Подивилась разнообразию мира - я-то как раз изо всех сил обрастаю привязанностями, пускаю корни и разветвляю сети, мне кажется, люди, которых я люблю, и любимые места, и вещи, и разные варианты переживаний, это то, что удерживает меня в мире и составляет смысл жизни. Без привязанностей холодно и пусто, и зачем так вообще жить.

Это, конечно, не о том, как правильно, а как нет - тут нет никакого правильно и неправильно, есть только то, что подходит и не подходит конкретному человеку.

***

О разных способах взаимодействия с действительностью - я очень легко принимаю новые правила игры, "теперь так". Вот, скажем, завелась на кухне моль - ок, значит, теперь живем с молью. Моль же, не крокодилы. Надя в этом отношении совершенно не такова, она приехала, увидела пролетевшую по каким-то своим делам моль, и немедленно выдала мне ловушку для моли. Потому что там, где я по умолчанию настроена принимать, Надя по умолчанию настроена изменять все, что можно изменить, и настраивать мир под себя.

На ловушке для моли написано, что благодаря своей сексуальной привлекательности ловушка подманивает самцов моли, после чего самцы плотно к ней приклеиваются, размножение моли прекращается, моль вымирает.
Во-первых, ну здорово, даже ловушка для моли обладает сексуальной привлекательностью.
Во-вторых, теперь кухня нарядно украшена корчащимися трупами возбужденных самцов.
В-третьих, я так и вижу, как в залежах продуктов сексуально фрустрированные самки моли спрашивают друг у друга: "Куда подевались все нормальные мужики?" и заедают фрустрацию. Моей гречкой, между прочим, заедают.

(всю крупу я в результате все-таки выкинула)

***

Смотрела второй сезон Постановки, почему-то его сначала выложили исключительно в русской озвучке, без возможности переключиться на оригинал. Много думаю о том, как же можно вот так запросто испортить хорошую вещь, вроде, даже и ляпов-то каких-то особых нет, но все обаяние ушло. И какие противные голоса у актеров озвучки. Даже не то, чтобы объективно неприятные, но они перетягивают на себя все внимание и от картинки, и от текста, и от сюжета, слышишь только эти голоса, а слышать их совершенно не хочется. С другой стороны, думаю о том, что если бы записывать, как я общаюсь с друзьями, сериал был бы, наверное, даже смешнее.