Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Hut

(no subject)

У меня, собственно, всего один вопрос к мирозданию: на дворе всего-то вторник, что ж я уже так устала-то?

***

Сегодня приходила моя любимая женщина. В какой-то момент стало понятно, что всепланетной пандемии может быть и достаточно, чтобы заставить меня регулярно делать зарядку и отказаться от лишних углеводов, но чтобы я еще и самостоятельно занялась уборкой, нужно какое-то более более крепкое колдунство. (Не нужно. Пожалуйста, не нужно никакого более крепкого колдунства. Я очень люблю мою уборщицу и предпочла бы видеть ее у себя дома чаще, а не реже. Спасибо).

***

С другой стороны, я прикинула - час моего рабочего времени стоит дороже, чем час ее времени, так что если я занимаюсь своей работой в то самое время, когда она занимается своей, я не трачу деньги, а экономлю. Во как.

***

Ну и вот опять, как прогулка в масках: при встрече не обнялись, кофе вместе не попили, ну что за жизнь вообще. У нее брат умер от короны. Как-то даже если думаешь, что ну вот ладно, позволю себе этот кусочек нормальной жизни, все равно все оказывается не так, как раньше.

***

Но в квартире чисто и хорошо.

***

Визит уборщицы у меня складывается из трех этапов: уборка перед уборкой, во время которой надо разложить вещи, валяющиеся где попало, по местам, или хотя бы по таким местам, где я их найду, потому что иначе их придется искать по всей квартире. Кроме этого, я убираю с глаз долой разное, что ни к чему видеть моей глубоко религиозной уборщице. Деньги и еще какие-то ценности нет, их можно оставлять где лежали, поднимет, протрет под ними, положит на место. Но вот мне на книгообмене досталась Библия секса - не думаю, что свидетельнице Иеговы будет приятно узнать о существовалии этой книги вообще, и о ее существовании в моей библиотеке в частности. То есть, по большому счету, конечно, не ее дело, и плевать, но моего уважения к чужой религии хватает как раз вот настолько, чтобы убрать книжку на полку повыше, повернув корешком внутрь. Потом сама уборка. Потом уборка после уборки, во время которой я вытаскиваю обратно все заныканное и снова распределяю его по поверхностям. Это, конечно, довольно смешно.

***

К слову о библии и книгообмене. В книге об истории физики оказалось как-то слишком много на мой вкус восхвалений христианству и библейской культуре. Мне, вроде, и возразить нечего - то есть, ну ок, у автора вот такое мнение, а я вопрос досконально не изучала, и как-то все равно противно. Досадно, в остальном читать довольно интересно.

***

И к слову о тратах: вчера пошла в разнос и заказала неоново-желтые лаковые лодочки на шпильке, футболку с надписью Big Brother is watching you and he is bored и две пары асимметричных сережек.

***

И все-таки, устала-то я так с чего?
Blümchen

(no subject)

Отпуск проходит хорошо, только как-то очень уж быстро.

Первые несколько дней мы как-то очень ударно занялись разнообразной культурной программой, потом я почувствовала, что у меня мощная сенсорная перегрузка и темп пришлось сбавить. В конце концов, надо же что-то оставить и на следующие разы.

Надина подруга Лиза живет не в Гонконге, а в "основном" Китае, но регулярно приезжает погостить. (кстати, мы ее уговорили больше писать о повседневной жизни в Китае у себя на фейсбуке, потому что мне, как застарелому блогеру обидно, когда у человека миллион баек и вся эта экзотика из первых рук, а никто об этом не может почитать). Лиза через знакомых нашла экскурсовода, чтобы нам устроили маленькую частную экскурсию по паре храмов и парку бонсаев. Экскурсовод к сожалению оказалась тем самым типом экскурсоводов, с которым у меня пожизненная проблема - стандартная программа, рассчитанная на людей, не знающих по теме вообще ничего, и никакого запаса для продвинутых пользователей. В теории я не считаю, что все обязаны интересоваться мировыми религиями, или что не знать основы буддизма - стыд и позор, но на практике, когда мне приходится в стотысячный раз выслушивать историю о том, как выросший в изоляции от внешнего мира мальчик столкнулся с больным, старым и мертвым, заснул под баньяном и пришел к ряду спорных выводов, немного сатанею. Вот слушать, как кто-то на полном дурацком серьезе рассуждает о феншуе, гороскопах и китайской медицине оказалось внезапно новым и непривычным опытом. Как-то в моем повседневном круге общения такое не принято.

За исключением звукового сопровождения экскурсия была интересная. Первый храм - тысячи будд. На самом деле там что-то около тринадцати тысяч статуй будды, и все совершенно разные. Точнее, очень много статуй Будды в мужской ипостаси, и они правда совершенно разные, с разными фигурами, разными выражениями лиц, за разными занятиями. И есть немного женских фигур - вот они в принципе отличаются, но все явно по одному образцу, миловидные и явно сексуализированные. Забавно.

Второй храм одновременно буддийский, даосский и конфуцианский - они удачно друг другу не противоречат. Там еще принято гадать: люди берут коробки с палочками, на палочках что-то написано, коробку надо долго-долго трясти, пока одна палочка не выпадет, тогда ее нужно нести к специально обученному человеку, чтобы он истолковал результат. И серьезно прямо много народу сидит перед алтарем, трясет коробочками.

Все-таки мне нужно как-то строже придерживаться моего же правила не ходить в действующие храмы, потому что как-то неправильно это, смотреть на людей, занятых таким интимным делом, как на дегу в зоомагазине.

Гонконг удивительное место - вообще-то город, развитый и современный, но в нем есть и горы с лесом, по которым можно ходить целыми днями, и деревни, и в море есть острова с традиционными поселениями. Такой мир в себе. Мы гуляли по горам и забрели в деревню. Нормальная такая деревня как деревня, по дороге бредет стадо коз, в огородах теплицы (хотя, наверное, они не столько именно теплицы, сколько защищают грядки от птиц). Дальше есть еще поселение, на первый взгляд кажется - трущоба, потому что дома - трехэтажные коробки, стоят вплотную друг к другу и при этом довольно беспорядочно, зелени много вокруг, но не на улице, напоминает небольшие городки в Таиланде. Но если присмотреться, понятно, что скорее наоборот - место непростое и недешевое. Очень чисто, стекла в окнах тонированные, дома отделаны красивой и по виду дорогой плиткой, заборчики затейливые, у домов стоят дорогие машины и дорогие велосипеды. И еще рядом строятся точно такие же дома.

Еще мы ездили на остров с традиционным рыбацким поселением. Вот там правда дома из палок и консервных банок. Правда, у меня сложилось ощущение, что там не так, чтобы правда живут, очень уж много туристов.

А на следующий же день после возвращения в Москву мне придется опять сесть в самолет и полететь в город Э., что-то им там потребовалось срочно обсудить. Честно говоря, предвкушение этой поездки мне порядочно портит последние дни отпуска.
Blümchen

(no subject)

Когда я делаю упражнения на английское произношение, у меня возникает потребность взять в руку хрупкую чашку тонкого фарфора, отставить мизинец и отпивать чай маленькими глотками в паузах между предложениями.

Вот, кстати, неловкий момент - своим ученикам, с которыми я занимаюсь немецким, я постоянно напоминаю о необходимости заниматься самостоятельно, повторять пройденное и регулярно делать упражнения. Угадайте, как часто я сама делаю свои упражнения по английскому, а также какое у меня бывает литсо, когда я понимаю, что занятие завтра, а заданное на дом сочинение не написано. И ведь никто меня не гнал на эти галеры, мне самой хотелось и хочется. И я все-все понимаю про необходимость домашних заданий. И вот все равно.

И еще неловкий момент, когда вдруг осознаешь, что заставляешь своих учеников делать именно те упражнения, которые когда-то в студенчестве тебя больше всего раздражали и казались самыми "господи, ну вот зачем". И ведь не потому, что не можешь придумать ничего лучше, или "я страдала - теперь вы страдайте", а потому что поработав с языком понимаешь, что именно вот эти упражнения - самое то что надо.

И еще один момент - и, если что, я не родилась зная несколько иностранных языков, я их тоже учила и в процессе в волю погуляла по разнообразным граблям - когда начинаешь учить язык, очень хочется скорее заговорить, а вот грамматику как-то совсем не хочется. Грамматика это довольно скучно. Нет, разобраться, как оно устроено и работает, это еще интересно, а вот упражнения - они монотонные, они неинтересные, в них нет особого простора для фантазии, и вообще, я язык учу для того, чтобы на нем говорить, а не для того, чтобы заучивать три формы глаголов и множественное число существительных, давайте лучше сейчас говорить как получится, а грамматику подтянем как-нибудь потом.
Оказывается, подтягивать грамматику как-нибудь потом гораздо более сложно и муторно, чем учить ее правильно с самого начала. Если сначала, то вот ты разобрался, вот ты сделал упражнения - и дальше говоришь уже правильно. А когда исправляешь выученное как попало - вроде, разобрались, вроде, сделали упражнения правильно - а потом начинаешь говорить и говоришь опять так, как затвердил за все то время, что говорил как бог на душу положит, потому что от упражнений рефлекс свежий и хрупкий, а от разговоров как попало - давний и прочный, и чтобы его переломать, приходится делать гораздо больше упражнений и гораздо пристальнее за собой следить, именно с ощущением ломки и насилия.

Смотреть на один и тот же процесс параллельно с двух противоположных сторон - очень интересный и полезный опыт. Но тут, конечно, надо еще сказать, что у меня очень клевая преподавательница и хорошие ученицы.
Lächeln

(no subject)

Каждый год в этот день передо мной встает этот вопрос: что отвечать, когда мне говорят "Христос воскрес". Обижать человека, который, вроде как, от чистого сердца, не хочется, но и участвовать в том, во что я не верю, тоже. Т.е., вроде бы, не трудно, и язык не отсохнет, но правда неприятно.
Атеисты, агностики, пастафариане, буддисты, иудеи - все, кого не касается этот праздник - как вы обычно отвечаете?
Lächeln

(no subject)

Вчера видела в школе мужчину, одетого как средневековый монах - темно-бурое, почти черное расклешенное платьишко в пол, на шее здоровенный - сантиметров семь длиной - крест темного металла. Так засмотрелась на наряд, что даже не обратила внимания на лицо, заметила только, что белый, не старый, не уродливый. А сегодня увидела его же, но в шортах и футболке, узнала по кресту, который в этот раз висел прямо поверх футболки. Теперь ломаю голову - если это правда католический монах, то чего он ходит в шортах и футболке, а если им можно, то зачем было надевать сутану - жарко же. (на самом деле слово "жарко" не в полной мере передает ощущения от сегодняшней погоды) А если не монах, то тем более. Что монах делает в школе, догадаться не сложно - в ней и кроме него учится некоторое количество понаехавших проповедников. Есть, например, американка (не та, о которой я писала, другая), которая однажды проснулась и услышала, как бог велит ей нести людям любовь. И она, вместо того, чтобы обратиться к специалистам по звучащим в голове голосам, продала все, что у нее было, и бросила работу, и записалась в миссионеры, и теперь несет любовь тайским проституткам. Видимо, ближе к дому проституток, нуждающихся в любви, не нашлось, или вести душеспасительные беседы с людьми, говорящими с тобой на одном языке, не спортивно. Я даже слышала, что изначально школа была ориентирована именно на проповедников.
Но все-таки, зачем ходить на занятия в сутане?
Lächeln

(no subject)

Пару недель назад читала за деньги чужие письма.
Нет, серьезно. Это были старые открытки на немецком, которые надо было перевести на русский.
Текст на открытках в основном довольно стандартный: поздравляем с Рождеством, желаем счастья и здоровья в новом году, поздравляем с Пасхой - ну, как оно принято. И еще много открыток, в которых никого ни с чем не поздравляют, зато шлют приветы: из солнечной Италии, из дождливой Ирландии, из Испании, где погода в этот раз выдалась переменчивой, из-под Берлина, куда автор поехал на пикник с коллегами, из Вену, куда метнулись семьей, из Кельна, где навещали родственников... и ведь никакой ценной информации, никаких новостей, никаких подробностей, просто: мы сейчас в отпуске в очередном городе, откуда шлем вам привет. И я все это читаю - и в этом есть что-то завораживающее, эти кусочки чьей-то чужой жизни, но кроме этого вертится на краю сознания, что я вижу что-то знакомое: "Я вот тут. Считаю необходимым об этом сообщить". Что-то такое... что-то, что является частью современной, привычной жизни. Нет, я в курсе, что некоторые до сих пор шлют и такие вот открытки тоже, но сам этот рефлекс, приехал-отметься... О! Так вот как выглядел Foursquare до интернета!
Lächeln

(no subject)

Жизнь постепенно налаживается.

Сегодня отправила сделанные переводы. Есть у меня заказчица, которая мне очень нравится. Правда, обмениваемся с ней короткими письмами, строго по делу, а все равно остается ощущение общения с приятным человеком. И текст у нее на удивление приятный для перевода - язык хороший, и содержание интересно просто для себя, в общем, очень меня все в ней радует. Но есть нюанс. Работа в общем и целом срочная, есть срок, он не то, чтобы сильно жмет, но несколько поджимает. А у нее еще не полностью готов оригинал, мы работаем конвейером - она пишет очередной кусок, присылает мне, я его перевожу, отправляю ей, она мне присылает следующий. И я, зная, что человеку срочно, человек волнуется, а человек же хороший, не надо ему лишний раз волноваться, сама очень переживаю. И когда занимаюсь переездом, или другим заказом, или в музей хожу, чувствую себя перед ней очень виноватой. Я же ей обещала, что сроки мы соблюдем, я обещала, что будет быстро, а сама... она же, наверное, уже все ногти сгрызла, а меня не пинает только потому, что вежливая. То есть, для этих кусков перевода у нас сроков нет, но есть же окончательный срок, и в принципе мы в него укладываемся, но все-таки... И каждый раз, когда я ей отправляю очередной фрагмент, и пишу, что извините, что так долго, можно высылать следующий, его я постараюсь не задерживать, я получаю в ответ огромнейшее спасибо и извините ради бога, но следующий кусок еще не готов, будет через пару дней. И каждый раз я читаю это, и испытываю огромное облегчение от того, что не подвела хорошего человека, а также не менее огромное желание немедленно перестать быть собой.

Кстати, сегодня, работая над этим самым текстом, каким-то образом ухитрилась перевести за час 5 страниц. Около 9000 знаков. Или я как-то запуталась в своих расчетах, или я была в ударе - я не знаю, какая скорость считается средней по палате, но для меня это прямо много.

А вечером мы встретились наконец-то с masha_presly, ели в Чайна Тауне огромных креветов (Маша сказала, что это не огромные, это так. А по-моему, зверь-креветы), болтали о моей бывшей (бывшей!!!) начальнице, о ее начальнице (кажется, тетки - разлученные в детстве близнецы), о специфике съемного жилья в Москве и в Бангкоке, о погоде (не буду писать, сколько у меня сейчас градусов), и как-то... как-то в общем-то вроде бы все у меня хорошо.

А еще до меня постепенно доходит, что когда очень страшно и неуютно от того, что все вокруг непонятное и непривычное, и очень раздражает собственная неспособность просто взять и сделать, не зависая и не разбираясь, что к чему, что-то простое и само собой разумеющееся (это унизительно, выбирать стиральный порошок, ориентируясь по картинкам на упаковке!), есть только один способ с этим справиться. Разбираться, пробовать, привыкать. Сидеть, жалея себя, в ожидании, когда уже наконец все как-то само собой рассосется, менее хлопотно, но в то же время и менее эффективно. Пока что к своим безусловным достижениям я причисляю освоение процедуры "положить деньги на телефон".
Hand

Время собирать камни

Завтра после работы чемодан-вокзал-Воронеж, так что сейчас спешно собираю сумку. В принципе, что там особо собирать? Зарядка для телефона, зубная щетка, дезодорант, леггинсы и длинная футболка, чтобы спать в поезде (аааа, как я высплюсь!), ну и сувениры для мамы:
маленький камушек со святого источника в Тульской области
крупный красивый кусок гранита, валявшийся у меня во дворе перед домом
здоровенный округлый булыжник, валявшийся на газоне по пути на работу
маленький круглый камушек с дырочками, привезенный Ритой из Португалии
здоровенный угловатый темно-серый каменюка и совсем тонкая красиво блестящая каменная пластинка, то и другое с Белого моря, тоже от Риты
и целая коробка ужасно красивых образцов минералов, бывшими когда-то частью коллекции Виты
(я не знаю, кто хочет ссылки на себя, а кто наоборот, не любит, когда его поминают всуе, если что, скажите, я исправлю)

Нелегка ты, сумка хорошей дочери.

А обратно я поеду в компании розового поролонового дрына длиной чуть больше полутора метров и толщиной... ну, скажем, с запястье. Девушка, которой я его буду передавать, в письме спросила, как мы друг друга узнаем.
Ernst

(no subject)

С утра пораньше сходила к зубному, сейчас лягу досыпать, а когда проснусь, не хочу думать ни о политике, ни о религии, ни о работе, ни о чем серьезнее "испечь шарлотку или лучше творожные булочки с изюмом" и "сходить в парикмахерскую или пообрастать еще немного". По крайней мере до конца выходных, а там посмотрим.
Brille

(no subject)

К нам опять приехали немцы, сначала их повезли показывать строящийся завод, а потом их, пока они не пришли в себя от увиденного, подхватили под белы руки, загрузили во внедорожники и по внедорожью повезли на то, что в плане поездки было скромно обозначено как «обед».
Немцы-то думали, что подробно осмотрят стройплощадку, потом подробно обсудят между собой и с нами ее состояние, между делом что-нибудь перекусят и продолжат работу. Если честно, я тоже так думала. Да, вот такая я наивная. Обед оказался выездом к некому «святому» источнику, рядом с которым оборудована площадка для пикника – мангал, длинный стол под навесом, все радости жизни. Сам источник представляет собой струйку воды, вытекающую из холма и ручейком сбегающую в реку. На пути ручейка установлена окуналка под гордым именем «купель», над окуналкой повешена икона – вот и вся святость, никакой истории о том, чем именно отличился именно этот родник, что его причислили к лику святых, вроде, нет. Но место пользуется популярностью – тут тебе и лесом полюбоваться, и воздухом подышать, и водочки откушать, и шашлычка поесть, ну и, заодно, в купель окунуться, то есть, сделать что-то и для души тоже, милое же дело. Природа там потрясающая, очень хотелось хоть немного погулять, но кто ж меня отпустит?

Стол заставлен даже не то, что «чтобы скатерти не было видно», а так, что какая-нибудь небольшая африканская страна могла бы на таком количестве жратвы продержаться несколько месяцев: горы овощей, горы ветчины и сала, горы копченой рыбы, причем это как бы даже не закуска, а элементы декора, потому что перед каждым сидящим ставят то тазик ухи, то тазик плова (реально тазик, меня не хватило отъесть хотя бы четверть порции), то пытаются подсунуть охапку шампуров шашлыка, и все это заливается потоком водки, куда там тому ручейку из источника – нормальное такое русское застолье, как скажет Мурмель, b&b.

Уха к великой гордости принимающей стороны была из стерляди и это слово знала Марина – переводчица, работающая на стройплощадке, а копченая рыба, заинтересовавшая дорогих немецких гостей, оказалась лещом, и на нем мы зависли. И вот, значит, мы смотрим друг на друга, смотрим на рыбу, смотрим на немцев, пытаемся по мере сил поддержать беседу о том, что же это за рыба такая, им прямо очень интересно, как она называется, а мы бы и рады, но вот не сложилось. (Чувааак, тебе вкусно? Ну и ешь, зачем тебе знать, что это? Ты же видишь – рыба, какая-то рыба, ты же завтра сам не вспомнишь, что это было, зачем спрашиваешь? Нет, не карп. И не окунь. Сам-то еще какие-нибудь названия знаешь? Ок, если тебе так легче, давай будем считать, что это карп, он не обидится.)* А наш дорогой начальник замечает наше смятение, и дружелюбно так, по-отечески, спрашивает: «А что, у вас так бывает, что вы не знаете вот такое вот простое бытовое слово?»
Мы ему ничего не ответили. По-моему, мы святые.**

На самом деле я не очень святая – выяснилось, что я чудовищно, невыносимо ревнива. Н-е-м-о-г-у сидеть и слушать, как переводит другой переводчик. Казалось бы, и Марина мне симпатична, и переводит она хорошо, а если бы и не слишком хорошо – там же такие разговоры, что хоть как их переводи, все равно все выпили уже столько, что сами себя плохо понимают, и вообще, когда еще выпадет такая возможность, сидеть за столом с русскими и немцами и не переводить? Это ж счастье: хочешь сама в беседе участвуй, от собственного лица, хочешь - ешь спокойно, не заглатывая все подряд не жуя, хочешь - просто сиди и молчи, редчайшая же возможность – посидеть и помолчать. Ан нет, приходится зажимать себе рот и бить себя по губам, чтобы не вмешиваться. Вообще две переводчицы за одним столом*** это забавно: кто-нибудь начинает что-то говорить и мы обе рефлекторно начинаем переводить. Замечаем, что и другая начала, замолкаем, вежливо киваем друг другу – ты хочешь? Если ты хочешь, то я помолчу. Обе молчим. Видим, что другая молчит, синхронно решаем, что, наверное, она не очень хочет (хочет спокойно поесть, поучаствовать в беседе, просто помолчать), начинаем переводить, опять обе одновременно. Господа забывают о разговоре, заинтересованно смотрят на нас. Мы дуэтом шепчем: «Давай лучше ты, я уже забыла, что он сказал». Поворачиваемся к оратору, извиняемся, просим повторить. Оратор повторяет. Мы начинаем переводить – да, опять обе.

А также был жутковатенький момент, когда я вдруг почувствовала, что не понимаю одного из немцев. Причем именно того, с которым общаюсь чаще и больше всего. У него вообще не очень простая речь – говорит быстро и с ощутимым диалектом, но я-то давно привыкла. Я его в каких только условиях не переводила уже, и всегда все было ок. А тут – он издает ртом какие-то звуки, интонированные в связанное высказывание, какие-то звукосочетания кажутся мне знакомыми, но вместе они не складываются, не понимаю. Смотрю на Марину: «Хелп, я его не понимаю, переведи ты!» Марина: «Я его с самого начала не понимала, слишком быстро, а сейчас вааще нет, давай сама» Я: «Андреас, извини, я не расслышала, повтори». Повторяет – вроде, что-то такое брезжит, но – нет, не могу, не доходит. «Андреас, пожалуйста, еще раз». Он уже чуть ли не по слогам проговаривает – ага, все понятно, перевожу. Следующая фраза – опять то же самое. И мне неловко вот так переспрашивать, и его это как-то не радует, а что делать-то? Люди, это реально страшно. То ли я глохну, то ли крышей двинулась, то ли вот оно, то самое, чего я так старательно боюсь – я забыла немецкий (прямо вот так, за одну секунду, только что помнила, а теперь уже нет)… и постепенно-постепенно доходит: человек выпил, и выпил много, голова у него, видимо, вполне ясная, но язык, сцуко, заплетается со страшной силой. Это не я повредилась в голове или в ушах, это просто он, зараза, очень невнятно говорит.

Камень с источника украла, конечно.****

* Хотя я работаю на предприятии, занимающемся тяжелым машиностроением, на каждых переговорах меня преследует рыба. Каждый раз кто-нибудь хочет о ней поговорить, и регулярно оказывается, что я не знаю нужного названия. И, главное, я же знаю довольно много названий, и специально готовлюсь, но рыба каждые переговоры разная, пойди угадай, какие слова понадобятся в этот раз. На второй день переговоров, например, я переводила светскую беседу о том, что половодья нынче не те, что раньше, так что рыба мечет икру в осоке, как положено, но вода опускается раньше, чем мальки успевают развиться, поэтому рыба вымирает (экологическая катастрофа, конечно, но я в глубине души позлорадствовала).

** Если вы тоже считаете, что «стерлядь» и «лещ» - простые бытовые слова, убейте себя об стену, я за вас рада.

*** Мы должны были сидеть на разных концах стола, но все постоянно пересаживались, мы вслед за ними, вот и оказались рядом.

**** http://kaffeesahne.livejournal.com/290818.html