Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

2019

(no subject)

Я тут с изумлением обнаружила, что, оказывается, не записывала многие истории времен моего первого проекта (тэг "работа и другие маленькие радости"). Видимо, тогда я проявляла лояльность к работодателю и не хотела выкладывать на бублику что-то компрометирующее. Но тому уж скоро лет десять, завод благополучно построен и работает, чего бы не записать.

До того, как я ударюсь в воспоминания, я хочу пояснить пару вещей. Почему-то большинство людей услышав, что у немцев какой-то проект на постсоветском пространстве, думают, что это немцы тут что-то строят, так что все русские у них по умолчанию подчиненные, и мне советуют, например, если русские делают что-то не то, пожаловаться немцам. На самом деле все наоборот. Кто-нибудь в России или Казахстане решает построить новый завод, или расширить старый, и заказывает оборудование для него в Германии. Почему в Германии? Потому что тяжелое машиностроение вообще очень небольшой рынок, и легко может оказаться, что все поставщики нужного оборудования - немцы.  Все два. Так вот, мои немцы - как раз поставщики оборудования, так что пожаловаться-то я им могу, но максимум, что они мне ответят: "Да не говори, нас они тоже задолбали".

В том моем проекте я практически в первый, и надеюсь, что в последний раз работала на русских. После того, как я уволилась, те самые "мои" немцы захотели продолжить со мной сотрудничество, так что сейчас я фрилансер, но с постоянным крупным заказчиком.

Оборудование, которое производят мои немцы - ни разу не серийное производство. Для серийного производства - да, но само по себе штучное. Сначала долго обсуждается, какие у него должны быть характеристики, потом пару лет его только разрабатывают, и только потом отправляют заказчику. А т.к. это оборудование - не швейная машинка, а дура размером с многоэтажный дом, еще на десять метров уходящая в фундамент, его поставляют разобранным, и собирают уже на месте. Пока оборудование существует только на бумаге, технические совещания могут проводиться где угодно, и так я попадаю во всякие приятные места, а когда начинается монтаж, обычно люди предпочитают встречаться на месте, чтобы иметь возможность на все посмотреть и все потрогать. Именно поэтому в последнее время все мои командировки - в город Э. И да, заводы обычно не строят посреди какого-нибудь зажиточного туристического места, их строят там, где есть дешевая земля и дешевая рабочая сила, так что это всегда город Ээээээ, это что, город?, не один, так другой.

Так вот, оборудование поставляют разобраным, и собирают на месте. Но это же не икеевский комод, это сложная и, не смотря на размеры, требующего бережного обращения техника. Поэтому для сборки недостаточно схемы, даже и с картинками, нужны специально обученные люди. Но т.к. в норме это оборудование не собирают-разбирают туда-сюда, а один раз собрали, поработали несколько десятков лет, разобрали, утилизировали, заказчику свои такие люди не нужны. Для этого приглашается монтажная организация, у которой и люди, и всякое специально обученное оборудование. И еще приезжают шеф-монтажники - люди, которые умеют собирать не оборудование вообще, а вот эту конкретную машину. И эти люди обычно - сотрудники поставщика, то есть, опять моих немцев. И тут получается интересная загогулина, с одной стороны, заказчик - русская или казахская организация, и заказчик, понятное дело, может чего-то хотеть и настаивать, чтобы его желания выполнялись. Но, с другой стороны, на этом этапе шеф-монтажники обладают заметной властью. Они могут говорить всякие обидные вещи, например: "Температура в цехе не соответствует оговоренной в контракте, мы поехали домой, обеспечите температуру - зовите обратно." Или "Мы вам говорили вот в этом месте ничего не приваривать? А вы приварили. Все, снимаем с гарантии".

А еще при шеф-монтажниках есть пара-тройка переводчиков или переводчиц. Я - не они. Я - офисный переводчик, сижу в белой рубашке в переговорной, хожу по ресторанам с высоким начальством, или перевожу многостраничные документы. А на заводе народ в каске скачет следом за немцем то под потолок, то в подвал, перекрикивает отбойные молотки, уделывается какой-нибудь смазкой, и вот всякое такое. Меня иногда отправляли на завод помочь, и мне какое-то время даже нравилось, я помогала найти в ящиках нужные болты, подавала инструменты, и просто с удовольствием тусила с шеф-монтажниками, мы с ними до сих пор, если сталкиваемся, кидаемся друг другу на шею. А вообще основным переводчиком на заводе была Марина, мы с ней не то, чтобы дружили, но приятельствовали, к тому же, нам нравилось чувствовать, что в паре мы знаем, что на самом деле происходит, лучше, чем кто бы то ни было, потому что понимаем все, что говорится, а не половину, ну и через меня проходит все официальное общение, а Марина своими глазами видит все на месте. Заводское начальство хочет что-то скрыть от московского начальства? Московское начальство хочет как-то сыграть против заводских? Лена и Марина на бегу столкнулись в коридоре: "Привет, что тут у вас? Ага, прикольно". Никак не использовали, просто было весело.

(Вступление получилось длинное, поэтому в воспоминания ударюсь в следующий раз)
koala

(no subject)

Узнала о существовании преподавателя английского, берущего с учеников по 6000 рублей за часовое занятие, и утверждающего при этом, что по его ощущениям он работает практически бесплатно, за идею.
Даже не могу сказать, что много думала, скорее побыла в этом.

Вот если бы он позиционировал себя как: "Да, я беру за свои занятия в несколько раз больше, чем в среднем по больнице, но да, я вот настолько хорош", я бы, пожалуй, поняла. То есть, ок, я все равно не представляю, что же там может быть за настолько золотая методика, но если находятся люди, готовые платить хоть за эту самую чудо-методику, хоть за имя, хоть за пафос - ну что, молодец, хорошо устроился и, чего уж, мы все хотим быть как он. Но вот в сочетании с "да разве ж это дорого?" все-таки неприятно. Как минимум потому, что мне сложно поверить, что товарищ ни разу не интересовался расценками на этом рынке, и прямо вот совсем не в курсе, что и как. В чем сакральный смысл такого кокетства?

Или вот еще рекламируют языковую школу, в которой не только избавляют от языкового блока, но и объясняют, почему его не существует. То есть, избавляют от того, что по их же утверждению не существует, что само по себе красиво. Но я себе представляю этот диалог:

- Здравствуйте, у меня языковой блок.
- Здравствуйте, языкового блока не существует, это все у вас в голове.
- Да ладно! Что, правда у меня в голове? А я-то думал, он в заднем кармане джинсов, нет, не этих, других, тех, что я забыл, когда гостил у моего любимого дядюшки Сигизмунда Васисуальевича, под Урюпинском. А он, оказывается, у меня в голове, кто бы мог подумать.

То есть, это можно называть разными словами, но да, бывают люди, которые по разным причинам боятся/стесняются говорить на языке, который на самом деле неплохо (или даже очень хорошо) знают. И я не понимаю, как утверждение, что ничего такого нет, может помочь решить проблему.

(Кто сейчас занес руки написать "нужно просто попасть в среду/в ситуацию, когда у тебя нет выбора"? Да, некоторым помогает. А некоторым становится хуже. А кто-то заговаривает на волне адреналина, а потом возвращается на исходную позицию, как будто ничего не было.)

В общем, гляжу на мир и удивляюсь.
Blümchen

(no subject)

У меня сейчас состояние: "А где лето? Нет, погодите, где лето? Мне обещали лето, где? Что значит, закончилось? Когда? Оно же вот только что... я же собиралась... у меня же... нет, я все понимаю, но лето - оно же должно быть? Где?"

***

Глубоким ночером воскресенья отправила заказчикам последний перевод. На самом деле я не так, чтобы неотрывно работала все выходные. Скорее я все время уговаривала себя перевести еще кусочек, и отвлекалась на все подряд, потому что правда, невозможно так, нельзя так с живым человеком. Это еще не выгорание, но я не хочу проверять, сколько до него осталось. Состояние непрекращающегося забега по движущемуса в противоположную сторону эскалатору у меня было с конца марта или, может быть с начала апреля, я не то, чтобы работала нон-стоп, ни на что не отвлекалась - несколько раз за это время мне даже удавалось не работать по два, а то и по три дня подряд, а дней, когда я только преподавала, но не переводила, было вообще довольно много, но вот это ощущение, что я постоянно кому-то что-то должна, что у меня есть недоделанная работа, что пока меня не подгоняют, но могут начать в любой момент, что я могу только отвлечься от работы, а не бездумно расслабиться, оно меня очень серьезно вымотало.

***

Понедельник и вторник я провела в некоторой оторопи от того, что все. Валялась на диване и тупила в интернет, примерно раз в 10 минут вскидываясь, что, наверное, надо что-нибудь переводить. У меня есть огромный список того, что нужно/хочется/хорошо бы сделать, когда будет возможность, но эти дни я про него даже не вспоминала, больше всего хотелось просто лежать плоско, тупить, и чтобы никто гарантированно не трогал.

***

В процессе валяния купила билет в Гонконг, как всегда, на позднюю осень. Купила после того, как Надя примерно в десятый раз напомнила, что надо купить билет, цены растут. Между прочим удивилась, что действительно, относительно дешевые билеты уже есть далеко не на каждый день, нужно выбирать и подгадывать. Только сейчас поняла: в моей голове сейчас первая половина лета, а вторая половина осени - где-то совсем нескоро, в реальности же осталось всего два месяца, и правда, крайний срок покупать билеты на самолет. Мне еще придется как-то привыкать к этой мысли.

***

Откопала у Нади в шкафу "Моя семья и другие животные" на украинском. Я теперь читаю на украинском, простые книги, которые уже читала. Первую книжку я прочитала пока ездила в Питер, оно вышло как-то само собой. Это незамысловатая подростково-молодежная польская книжка (Терпкость Вишни, если кому-то интересно), когда-то мне ее давала читать подруга. Правда, ничего выдающегося, но мне захотелось перечитать. А ее, видимо, издавали маленьким тиражом - нет нигде. На флибусте - только перевод на украинский. Я вокруг него ходила, наверное, пару лет, а тут что-то подумала, что можно же хотя бы попробовать. И мне прямо как-то очень понравилось. Я не могу сказать, что понимаю прямо все, но вполне достаточно. И отдельно замечу, что нет, мне не смешно. То есть, я прекрасно знаю, что у многих людей с родным русским украинский вызывает определенную реакцию, я даже что-то читала о том, почему это так работает, и даже больше скажу, мне, с моим немецким, бывает ужасно смешно читать что-то на голландском, а украинский - неа. Интересно узнавать знакомые корни, пытаться вычислить, что там с грамматикой, интересная гимнастика для ума, просто красивый и какой-то уютный язык. Так что я решила понемногу продолжать в том же духе. Заодно посмотрим, до какой степени можно выучить язык таким образом.

***

Еще за эти же два дня (воздух свободы явно ударил в голову) успела списаться и провести пробное занятие с преподавательницей иврита. Иврит мне не нужен низачем, но я хотела его если не выучить, то хотя бы понадкусывать, примерно всегда. И у меня сейчас как раз настроение заняться чем-то бесполезным, просто потому, что левой пятке так захотелось. С другой стороны, я довольно-таки уверена, что преподавателю полезно время от времени смотреть на процесс с другой стороны.

***

Первый урок прошел как-то так:

- А это оглассовки, в реальной жизни они не используются. Вот эти три читаются как а.
- А они чем-то различаются?
- Ничем.
- Но их три?
- Да.
- И они не используются?
- Да.
- Ага. Зачем экономить на оглассовках.
- Это шва. Она не читается.
- Но при этом она оглассовка?
- Да.
- И в реальной жизни она не используется?
- Да.
- А если используется, то все равно не читается?
- Да.
- Действительно, а чего бы нет-то.
- А это оглассовки для э. Главное, что надо знать про оглассовки для э...
- Это то, что я среди них вижу шва!
- О, хорошо, что вы ее уже видите!
- Плохо, что я ее вижу в оглассовках для э!
- Я вас утешу, как э она читается по строгим правилам.
- Вы могли бы меня утешить тем, что она все равно не используется в реальной жизни...

***

Основное, что я вынесла из этого первого урока: гласные - клевые. Люди, мы все недостаточно ценим гласные!

***

В среду я вспомнила, что вообще-то можно выходить из дома. Допустим, погулять это слишком смело, привыкать к новым обстоятельствам нужно постепенно, но можно же сходить на почту, и в магазин тоже можно, купить каких-нибудь продуктов, из которых можно приготовить какую-нибудь еду, просто вообще немного развеяться. А завтра тогда, может быть, пойду погулять. Или договорюсь с кем-нибудь встретиться. У меня же еще очень много планов. А на улице вдруг оказались тяжелые, красивые и пугающие облака, и холодный совсем не дружелюбный ветер, и в полисадниках уже отцвели многие цветы, и, похоже, даже и многие фрукты как-то сходят. И я вся такая: "Погодите, но как же так? А лето? Было же лето? Ведь только что же, ну?"

***

А потом мне прислали на очередную доработку Сизифову камасутру.
Blümchen

(no subject)

Я, пожалуй, перетащу сюда из фейсбука, потому что пост мне нравится, а там потеряется. А кто уже читал - ну извините.

Я ездила на 10 дней в гости к подруге (сейчас уже вернулась). В первую ночь спала под пустым пододеяльником, потому что было тепло, а потом немного похолодало, и подруга предложила принести мне плед. Я согласилась. Спустя какое-то время увидела, что плед лежит на моем спальном месте. Сказала подруге: "Ой, ты уже принесла мне плед, спасибо большое!" Ответ подруги: "Лена! Я его принесла 15 минут назад. Ты лежала на диване. Я сказала: "Вот тебе плед" и положила его тебе практически на ноги. Ты никак не отреагировала, я решила, что для тебя это не такое значимое событие, чтобы меня благодарить, и не стала как-то заострять на этом внимание". Я не видела, как она подходила. Я не слышала, что она что-то говорила. Я понятия не имею, как и в какой момент плед оказался на диване. Он там просто как-то оказался.

И вторая ситуация вчера же. Это частный дом, он обнесен забором из листового металла, в заборе ворота, с воротами что-то не так. В какой-то момент все обитатели дома разъехались по своим делам, а я осталась в доме работать по своему обычному расписанию. Меня заранее предупредили, что пока никого нет, могут придти люди чинить ворота, чтобы я не пугалась. Я провела уроки, примерно в это же время приехали хозяева. К этому моменту ворота оказались сняты, причем не просто, а срезаны болгаркой. Ворота большие, так что вряд ли их снимал один человек. И вряд ли эти несколько человек общались жестами. Я все это время сидела с открытым окном в нескольких метрах от тех самых ворот. Вела уроки. Хозяева попытались у меня узнать, когда были рабочие, долго ли они работали. Я напрягла память и признала, что, возможно, в какой-то момент чувствовала легкий запах дыни. То есть, да, кажется, были какие-то звуки. Возможно, голоса. Но я не уверена. Повторяю, болгарка, пара метров.

Вполне возможно, что инопланетяне уже прилетали и пытались вступить в контакт с землянами. Светили прожектором, размахивали ложноножками, поднимали в воздух коров, вообще пытались привлечь к себе внимание. Но нарвались, бедолаги, на меня, так что им пришлось улететь незамеченными.
koala

(no subject)

Немецкие сериалы, по крайней мере те, что я смотрю, спокойно-неспешные. Даже если теоретически он умереть и не встать остросюжетный, этот острый сюжет смягчают какими-нибудь милыми семейными сценками и щедро разбавляют красивыми видами той местности, где происходит действие (благодаря этому мне захотелось покататься по восточной части Германии, я там почти не была). Сериалы, что я смотрю - о врачах и о спасателях в горах, так что основной сюжет там не о борьбе хороших героев с плохими героями, а о борьбе хороших героев с плохими внешними условиями. Соответственно, там нет интриг, нет тщательно скрываемых на протяжении многих серий и раскрывающихся в самый неподходящий момент секретов, никто никого не подставляет с далеко идущими последствиями - все выступают единым фронтом. Даже если в какой-то момент кто-то с кем-то что-то не поделит, общая проблема быстро заставляет всех помириться. Плохие герои в принципе есть, но они, тогда уж, прямо глобально очень плохие. Это сразу видно, и они плохие во всем. Не надо думать, кого мы тут любим, не надо решать для себя какие-то морально-этические вопросы. Плохие всегда глобально плохие, и их, когда они неизбежно проигрывают, не жалко. Да, разумеется, хорошие всегда побеждают, больные выздоравливают, заблудившиеся выходят к людям, попавшие под лавину выкапываются. Если кто-то с кем-то поссорился, в конце они мирятся. Если в начале фильма показывают девочку-сироту, ищущую маму, к концу серии мама находится. Если в начале серии ребенок теряет любимого плюшевого мишку, в конце серии находится мишка. Разумеется, все всегда женятся. Иногда, конечно, все-таки кто-то умирает. Но, во-первых, очень редко, во-вторых, обычно это кто-нибудь плохой. В целом же все это очень, очень спокойно. Это звучит скучновато, и так оно и есть, но в этом есть своя прелесть, и как-то в общем-то привыкаешь.

Ну и как-то я начала смотреть сначала один, потом еще один, потом еще, и на другие, которые не немецкие, у меня времени не осталось. И я стала забывать, что бывает по-другому. А тут Лера вдруг принесла мне первый сезон The Magicians, который Волшебники. Это сериал, как бы это сказать... в общем, автор обкурился Нарнией, и начал писать фанфик по Гарри Поттеру, поглядывая в журналы для подростков. Я думаю, хорошо, посмотрю начало первой серии. Ну просто чтобы что-нибудь смотреть и на английском тоже. Начинаю и понимаю, что ну нет, как-то я это все разучилась. Кто тут хороший? Кто плохой? Кого мы любим? Вот это они делают - это они правильно делают или нет? Когда больница или горы, оно понятно, что больного лечим, заблудившихся в горах спасаем, нет вопроса, надо или нет, а вот тут герои что затеяли - это они правильно затеяли, или это будет прогулка по граблям? Нет, я вот это вот как-то не могу. Ну, может быть, еще одну серию. Просто чтобы не говорили, что я бросила не начав. Но вообще, конечно, ужасно. К тому же, герои все - сплошные истерички. Умственно отсталые при том. И что они все делают, и зачем, я не понимаю. Хорошо, еще серию, но вообще, конечно, это смотреть невозможно. Потому что, во-первых, невозможно сопереживать всем этим героям, во-вторых, никакой логики, в-третьих, автор какой-то озабоченный, в-четвертых, ладно, четвертую серию тоже посмотрю.

Короче говоря, целый сезон за один вечер, все планы на субботу пошли лесом, а теперь у меня еще полтора сезона, и как так вообще жить и зачем они со мной так.
Blümchen

(no subject)

В начале лета я задумалась, не устроить ли в сентябре большой новый набор учеников, не как я обычно делаю в последнее время "освободился один час", а написать какой-нибудь условно рекламный текст, попросить друзей о репостах, у себя же как-нибудь извернуться и утрамбовать расписание, может быть, по субботам начать работать, или начинать рабочий день не в десять, а в девять... пока я думала, сентябрь приблизился, и не успела я, собственно, решить, хочу я с этим связываться, или нет, у людей сработал рефлекс "сентябрь - надо учиться", и на меня посыпались письма с просьбой взять еще ученика, и еще ученика, и еще ученика. Та часть субботы, которую я была готова отдать работе, оказалась заполнена еще до того, как я поняла, правда я этого хочу, или все-таки нет. Вообще это все очень приятно, и ощущение собственной востребованности, и грядущее увеличение дохода, но мысли о том, как бы мне все успевать, и при этом не урабатываться до утраты радости жизни, меня пока что скорее пугают. Точнее, пожалуй, не мысли, а их отсутствие. "Как, как я буду это успевать?" - и тишина в голове.

Отдельно не могу не рассказать, что сразу два запроса имеют вид "несколько лет живу в Германии, закончила тут языковые курсы, говорить не то, чтобы не могу совсем, но то, как я говорю, мне не нравится, сделайте что-нибудь". И это не первый, не второй и не третий случай в моей практике. То есть, я, конечно, регулярно повторяю мантру: "Те, кто после языковых курсов доволен результатом, ко мне не обращаются, поэтому у меня не может быть репрезентативной выборки", но то, сколько людей именно живя в Германии и закончив курсы там, в результате оказываются вынуждены искать дополнительного преподавателя, впечатляет.

А еще от заказчика, которому я не могу отказать, пришел здоровенный перевод. Не очень срочный, но и не так, чтобы можно было пока расслабиться и отложить на потом. В общем, если август у меня прошел под девизом "дольче вита" - относительно мало работы, потому что ученики в отпусках, массаж через день, всякие масочки, прогулки - сентябрь, видимо, будет называться "от забора до отбоя". И темой вчерашней вечеринки можно было бы считать "запомните меня такой, какая я сейчас".

Да, вчера у меня была вечеринка, я ее назвала полугодовым днем рождения. Потому что с некоторыми друзьями получается увидеться только на дне рождения. И вообще, захотелось воспроизвести формат - много еды, много народу, шумно, весело. Получилось отлично, думаю, не устраивать ли такое еще почаще. То есть, теперь определенно не раньше, чем я закончу тот перевод, зато уже есть пара идей по исполнению, например, собраться и всеми дружно лепить пельмени с разными начинками.
Blümchen

(no subject)

Мне довольно часто приходится переводить на разных заводах. Понятное дело, если люди приехали специально, чтобы осмотреть завод, им может понадобиться и позадавать какие-то вопросы рядом с работающим станком, и залезть на подмостки под крышей цеха, и спуститься в подвал, а мне приходится бодренько скакать следом, ничего не поделаешь (как я залезала по лесам на десятиметровый пресс они до сих пор вспоминают). Но вот осмотр закончен, все вопросы по поводу увиденного заданы, можно было бы вернуться в переговорную. В переговорной хорошо, там тихо, там нет бетонной пыли и работающих станков, там можно сесть в кресло, там можно обсудить все что хочется обсудить. Но нет, каждый раз выясняется, что лучшее место для обсуждения любых вопросов – посреди стройплощадки, на горе щебня, под стрелой работающего крана – да, это все одновременно, к тому же, место рассчитано с такой ювелирной точностью, что до него доносятся звуки и от сварки, и от отбойного молотка, и еще от какого-то перфоратора. Каждый раз. Почему? За что?

Недавно друг меня спросил, что мне больше всего нравится в моей работе, и что сильнее всего раздражает. Так вот, сильнее всего раздражает, когда тебя сначала просят письменно перевести какой-нибудь документ, да, прямо тут, во время переговоров, никак нельзя отложить на потом, нет, даже до сегодняшнего вечера отложить нельзя, пожалуйста, прямо сейчас, там же немного, мы подождем. И вот ты открываешь документ, начинаешь его переводить, стараешься, между прочим, сделать это как можно быстрее, потому что все же его ждут, и тут тот же самый человек, который только что тебе объяснял, как срочно ему нужен этот документ, радостно заявляет: «Ну а пока у нас в переговорах вынужденная пауза, я хотел бы задать нашим дорогим немецким гостям пару вопросов». То, что вынужденная пауза у нас из-за того, что единственная переводчица занята, ему в голову почему-то не приходит. Ок, я откладываю письменный перевод и перевожу устно пару вопросов. И тут же он меня спрашивает, когда будет готов письменный перевод, что-то пауза затянулась. На удивление часто повторяющаяся ситуация. (Если кому-то интересно, объяснила ли я этому человеку, что я по этому поводу думаю – да, объяснила. Попросил ли он прощения – да, попросил. Верю ли я, что это больше не повторится – нет, не верю. Спрашиваю ли я себя, как он умудряется не надевать трусы на голову – да, регулярно).

Хотя на самом деле в этом проекте очень приятные люди. Мне есть с чем сравнивать, и очень заметно и отношение к работе, и общая порядочность, и уважительное отношение друг к другу и ко мне в том числе. Занятная деталь – в этот раз обратила внимание, что русскоязычные участники проекта в полном составе привыкли пожимать мне руку. Это приятно. То есть, не то, чтобы я настаивала на том, чтобы мужчины мне пожимали руку всегда и везде, так-то не до каждого человека в принципе хочется дотрагиваться, и когда компания смешанная, я не обращаю внимания. Но когда я практически всегда единственная женщина в помещении, и все остальные добрых пять минут пожимают руки все всем, игнорируя одну меня, это правда неприятно. И у меня все-таки есть ощущение, что одинаковое для всех приветствие в начале дня влияет на то, что меня воспринимают не как ну такую девочку, что она понимает, но пусть уж посидит, а как специалиста и важного участника проекта.

Что касается того письменного перевода, ситуация была отдельно пикантной из-за того, что мультитран решил, что именно сейчас ему надо показать мне рекламу алиэкспресса. И не просто какую-то, а силиконовых накладок на соски, колготок с прорезью в промежности и чего-то фаллического. Хорошо различимые картинки. А у меня слева и справа довольно серьезные люди, экран хорошо просматривается, и словарь мне нужен. При этом ничего такого я там не покупала и, насколько я помню, не смотрела. Покупала, разумеется, много всего, но никаких сисек-писек. Почему именно во время совещания мне решили показать именно это – загадка. У большого брата есть чувство юмора.

И еще совсем не связанное, но вызвавшее примерно такое же ощущение «рука-лицо» - то ли я в дороге чуть-чуть похудела, то ли мои новые штаны растянулись, но они начали с меня спадать. То есть, их можно было снять не расстегивая, и именно это они все три дня пытались проделать совершенно самостоятельно. За три дня я в совершенстве освоила искусство незаметно - не очень заметно - так, чтобы не очень бросалось в глаза… да в общем-то уже все равно как, лишь бы правда не свалились на пол - поддерживать штаны на ходу. Все-таки хорошо, что большая часть совещания проходила в переговорной, т.е. сидя, иначе я бы точно оставила неизгладимое впечатление.

И еще одна история не про меня. Один из немцев, которые там сейчас живут, рассказал, что когда он только-только заселился в снятую для него квартиру, к нему в дверь постучал сосед, пацанчик лет 25, и дал понять, что если немец хочет, чтобы ему жилось на новом месте если не хорошо, то по крайней мере не невыносимо плохо, ему следует давать этому пацанчику некоторое количество денег. Немец пообещал подумать, но вместо этого не думая обратился к своему контактному лицу на заводе. Контактное лицо немедленно поговорило с бригадиром пацанчика (город-то маленький, все друг друга знают). Бригадир поговорил с участковым. Участковый поговорил с пацанчиковым отцом. А дальше правда или нет, никто, конечно, наверняка не знает, но говорят, отец выпорол парня ремнем. Немец же его с тех пор не видел и не слышал.
Blümchen

(no subject)

Грустно смотрю на свою чашку, с горкой налитую чаем. Вокруг чашки растекается грустная лужица не поместившегося чая. В одной руке у меня кастрюлька, в которой я варила чай, в другой - ситечко. Надя обкладывает чашку салфеткой:
- Ничего, сейчас немного остынет, отопьешь.
- Но я хотела добавить туда мед!
- Лена! В эту чашку. Ничего. Не надо. Добавлять. Сначала отпей. Потом добавишь.
- Без меда отпивать невкусно!
- ...
- Нет, ну я понимаю, конечно, что никто не виноват...
- Ты знаешь, я тебя расстрою. Нельзя сказать, чтобы совсем никто.

(Вы прослушали радиопередачу "Надя и Лена пытаются позавтракать в час дня во время геомагнитной бури")
Böse

(no subject)

Один из немецких шеф-монтажников второго мая отправляется в Казахстан, что-то там показать, что-то там посмотреть. Отправляется один, совсем один, то есть, без меня. Это интересно - там, в Казахстане, в принципе, даже нашли девочку, единственную на Экибастуз, знающую немецкий. Ну как знающую... ну так. Смотря с кем сравнивать. Ну то есть, я знаю множество людей, знающих немецкий гораздо хуже. И среди них есть очень достойные люди, к которым я прекрасно отношусь. Правда, ни один из этих людей и не претендует на знание немецкого, но факт остается фактом: в принципе в мире есть люди, по сравнению с которыми она немецкий знает. В общем, хорошая новость в том, что это не моя проблема.

Казахская сторона внезапно, спустя каких-то два года наших к ним поездок, попросила перед прибытием дорогого гостя прислать список тех гаджетов, что он планирует взять с собой. Что ли они там за информационную безопасность стали бороться? Письмо об этом я сегодня перевела. А тут вдруг, ничто не предвещало, приходит письмо от этого товарища. Пустое - ни здравствуй Элена, ни досвидания, только фотографии телефона, внешнего аккумулятора, ноутбука, фотоаппарата, киндла и еще какой-то хрени. Просто молча. Просто, видимо, ты у нас девушка умная, сама все понимаешь. Нет, я, конечно, знаю, что переводчик при шеф-монтажниках кроме собственно перевода играет роль секретаря, девочки на побегушках, массовика-затейника, гида-экскурсовода, собутыльника и няньки, но у меня-то в этом проекте несколько другие функции. Собственно, я с казахской стороной напрямую вообще не общаюсь, кроме каких-то совсем крайних случаев. Даже адрес, по которому я это в результате переслала, мне пришлось вытаскивать из переписки, знаете, когда один написал другому, а другой переслал третьему, третий может в шапке увидеть адрес первого отправителя, а официально его у меня не было.

Нет, ладно, я все переслала, и от себя приписала что-то сопроводительное, не велика премудрость. Но осадочек остался. То есть, ладно, допустим, ты сам с этими людьми еще не общался, и как оно заведено в проекте, ты не знаешь, и спросить тебе не у кого. И в общем-то даже где-то логично, все равно мне это переводить, чего бы сразу куда надо и не отправить, чего электроны лишний раз туда-сюда гонять. Но хотя бы написать пару слов, чтобы я не вспоминала сама, что это и зачем это мне, руки бы, наверное, не отвалились? Даже если наплевать на элементарную вежливость, то, что я сразу поняла, что это и что с этим делать, это в общем-то не опция по умолчанию. Что-то я прямо как-то обескуражена.
Blümchen

(no subject)

Если долго слушать то, что я обычно слушаю (то есть, разное что попало), ютуб начинает мягко, но настойчиво предлагать русские народные песни. Нет, не "Валенки". Но посыл, конечно, угадывается.

Впрочем, иногда он подсовывает и что-то, что я действительно смотрю. Например, на днях на меня напали ролики в стиле "какие-то люди чем-то занимаются", т.е. влог каких-то живущих в Лос Анжелесе ребят. Влог это как жжшный дыбр, только видео (прекрасное объяснение, по-моему). Зрелище абсолютно бессмысленное, но при этом завораживающее - практически как наблюдать за бельем в стиральной машинке. И по интеллектуальной насыщенности примерно такое же. В общем, затягивает, как хомячка в пылесос.

Собственно, я и в жж всегда больше всего любила дыбры, или ок, пусть не прямо вот "дорогой дневник", а диалоги с друзьями, коллегами или родственниками, или наблюдения за окружающими, знаете, такие маленькие зарисовки. Бывает довольно забавно, когда кто-нибудь возьмет и напишет: "Ой, что-то у меня тут сплошные дыбры, но ничего, я исправлюсь, будут тут всякие умные размышления и тексты с некой художественной ценностью", а ты сидишь и думаешь: "Ну и что мне теперь, отписываться? Или переждать, пока само все уляжется?" Не надо мне ничего умного и ценного, дайте мне мою замочную скважину.

Впрочем, я и в так называемой реальной жизни смотрю вокруг примерно так же: "Ух ты, люди!" Например, можно с Лерой пойти в детский игровой центр, и пока Манечка колбасится на всяких горках и батутах, есть попкорн и обсуждать, что вон того мальчика наверняка зовут Елисей, выглядит как типичный Елисей. А мама, одевшая двухлетку, приведенного в игровой центр, в белый верх, темный низ и галстук-бабочку, наверняка что-то хотела сказать миру. Или с Ксой в ожидании начала спектакля глазеть на практически модное шоу - от прямо вечерних платьев до драных джинсов люди нынче одеваются в театр, интересно смотреть. Или вот в метро, особенно вечером, интересное показывают: как только поезд подъезжает к станции, мужчина включает телефоне фонарик и светит в окно. В последнюю минуту в вагон с разбегу влетает девушка, садится напротив него, и они начинают оживленно что-то обсуждать на языке жестов. А мальчик-подросток в огромных наушниках раскачивается в такт музыки и беззвучно артикулирует текст, и выглядит абсолютно счастливым. Маленькая девочка стоит в проходе и дразнит молодого мужчину красной игрушечной машинкой: показывает, прячет за спину, делает вид, что сейчас развернется к нему спиной, но в последний момент не разворачивается, опять показывает машинку, отскакивает. Какие-то люди чем-то занимаются. Удивительно занятное зрелище.